«Звездные войны»: друг отца моего внука

Звездные войны: приятель отца моего внука Звездные войны: друг отца моего внука

Фильм «Звездные войны: Пробуждение силы» представляется сначала хроникой встречи выпускников, но выясняется новой судьбой мифа — вычисляет кинокритик Владимир Лященко, что взглянул ленту и поведал о впечатлениях.

Решительный кудрявый брюнет (Оскар Айзек) в куртке прямо практически как у Хана Соло прибывает на пустынную планету Джакку (прямо практически как Татуин). На пустынной планете «лучшего пилота Сопротивления» встречает старик (Макс фон Сюдов), что выглядит прямо практически как Оби-Ван Кеноби (но не тот, что Юэн МакГрегор, а тот, что Алек Гиннесс).

До прибытия имперских штурмовиков (совсем как имперские штурмовики) старик успевает передать пилоту серьёзную данные, которую пилот до захвата в плен успевает поместить в дроида — практически как Эр-Два-Дэ-Два, но Би-Би-Восемь и еще мало похожего на ВАЛЛ-И, — не смотря на то, что это кто еще на кого похож. А дальше…

Написание текста про новый эпизод «Звездных войн» напоминает страшную игру, правила которой формируются по мере продвижения от первого слова к последнему. Это кино того рода, что в юные годы принято было пересказывать покадрово, но в этом случае поступить так запрещено, поскольку за мельчайший намек на спойлеры фанаты (да и не только они) готовы бить нещадно. Кроме того классический для жанра рецензии пересказ завязки выглядит чем-то средним между наглой провокацией и неоправданным риском.

Дальше то, что нельзя пересказывать, провоцирует на рассуждения о обращении и мифотворчестве с каноном, но кто создатель таковой, дабы о каноне рассуждать? Он не то что не помнит всех персонажей прошлых шести эпизодов, но кроме того последовательность событий может изложить лишь подглядывая в шпаргалку. И без того потом. Фанатам ненужно сказать, оптимален данный фильм либо нехорош: они лучше знают, и многие заблаговременно.

Нефанатам достаточно сказать, что фильм хороший, но какой суть растолковывать нюансы событий, в которых Джей Джей Абрамс взялся за седьмой эпизод, что выходит на экраны через десятилетие по окончании третьего и через 32 года по окончании шестого?

Эргономичнее всего было бы сказаться колумнистом и удариться в воспоминания о минутных кусочках 10-и салонах «той самой» трилогии, каковые в разгар перестройки показывали в программе «Зебра» на пятой кнопке телевизора: благодарю каналу «Ленинградское телевидение» за радостное детство etc. Не смотря на то, что в действительности хочется пересказывать : в том месте так как позже дроид попадет к юному любителю ветхого железа с талантами пилота-и инженера механика — практически как, ну, вы так как осознаёте кто, лишь девчонка (дебютантка Дэйзи Ридли). Это кроме того ответственнее, чем может показаться сперва.

Но перед тем как углубляться в рассуждения о глубинном смысле различий, еще пара слов о эйфории узнавания. Будучи фанатом всего, чего должно быть фанатом гику, Джей Джей Абрамс одной рукой вершит судьбы «Звездного пути» с 2009 года, а второй перезапускает «Звездные войны». Так под его контролем были две главные вселенные в мире космических опер — осталось лишь доверить возвращение в телевизор «Вавилона 5».

Но в случае если в «Стартреке» Абрамс разрешает себе вольности в том, что касается игры со смысловыми константами, то в «Пробуждении силы» он отправился по пути успокоения в далеком прошлом уже (и небезосновательно) взволнованной публики.

Наполовину увязшие в песках останки громадного звездного разрушителя (последствия битвы между Республикой и Империей) — это не только весьма, прекрасно, но да и то, что оказывает помощь оживить в памяти силуэты космических судов из хорошей трилогии. Дальше — больше. Стоит новым храбрецам брякнуть пренебрежительное «старое корыто» в сторону припаркованного на свалке звездолета, через дюжина секунд им нужно будет поднимать в небо «Тысячелетнего сокола».

Да, спойлер, но фразу «Чуи, мы дома» вы с высокой долей возможности уже слышали в трейлере, и ненужно скрывать, что Хан Соло и его напарник триумфально возвратятся в данной серии на собственный космический корабль.

Любой артефакт тех «Звездных войн», что с IV по VI, а не с I по III, Абрамс заботливо извлекает из песка и отряхивает (как и юная героиня, которая исследует те самые суда в песках), дабы поставить на полку. Каждого ветхого храбреца возвращает с таковой паузой по окончании появления на экране, дабы зритель успел ахнуть, поаплодировать и смахнуть слезу.

Человека менее сентиментального это может, согласимся, подбешивать — все-таки выходить к рампе для поклона шесть раз в час по ходу спектакля возможно лишь в порядке постмодернистской мета-квази-убер-иронии. Иначе, жанр «Звездных войн» определяется как космическая опера, а в опере и не такую дискретность действия разрешают без всякого постмодерна.

К вопросу о двойниках храбрецов, извлекаемых из «давным-давно»: тут имеется кроме того вариация на тему Йоды — низкое, древнее, умное существо, но женского пола и оранжевого цвета. Кроме этого стоит обратить внимание на Донала Глисона: в роли постимперского генерала он на грани троллинга копирует адмиральский состав, что четыре десятка лет назад душил Дарт Вейдер.

А уж то, как стиль самого чёрного лорда примеряет на себя новый представитель ситхов по имени Кайло Рен (Адам Драйвер), — это легко замечательно. Повторяется все, что было в хорошей трилогии, и сперва хочется возразить, но после этого появляется подозрение, что в данной стратегии имеется и более большой суть, чем потакание таким же, как сам режиссер, фанатам. О рожденной на исходе нью-эйджа вселенной «Звездных войн» неизменно принято было рассуждать в терминах опрощенной мифопоэтики и в качестве еще одного жанрового ярлыка применять наровне с космической оперой термин «сага».

Для мифов же и эпоса характерно повторение сюжетов и мотивов, а народная психоаналитическая мудрость гласит, что отечественным детям за нас отомстят отечественные внуки. Вот Абрамс и не выдумывает ничего радикально нового, но повторяет ветхий миф на новый лад. Причем шепетильно отбирая то, что нужно запомнить, и отбрасывая то, что следовало бы забыть.

Не повторяйте неточности автора текста: попытка взглянуть в ночи третий эпизод (тот самый, где Энакин Скайуокер нарекается Дартом Вейдером) по окончании седьмого — это путь в случае если и не на чёрную сторону, то в маленькую пропасть.

Абрамс сделал основное, что имел возможность и должен был сделать, — выступил в роли избранного, того, кому суждено вернуть баланс силы. Его фильм стирает из памяти трилогию приквелов, которыми создатель, другими словами Джордж Лукас, обидел, опорочил, попрал, обесславил, возмутил, огорчил (перечень возможно продолжать) собственную ее фанатов и вселенную.

Абрамс оказывает помощь забыть Джа-Джа Бинкса, тщетное мельтешение разноцветных лучей и звездолетов на фоновых кадрах и бесчисленные сальто в исполнении адептов силы с обеих сторон. В соавторы «Пробуждения силы» он позвал Лоуренса Кэздана — человека, писавшего сценарии эпизодов «Империя причиняет Возвращение джедая» и «ответный удар».

В следствии получается фильм не великий, но утешительный, примиряющий — с ритуальным возвращением Харрисона Форда, Кэрри Марка и Фишер Хэмилла и с новым олицетворением, если не пониманием силы. Сейчас сила — это в то время, когда штурмовик (Джон Бойега) по окончании первого боя от отвращения и ужаса срывает шлем и осознаёт, что нужно бежать куда подальше, а прибегает в храбрецы.

И в то время, когда та самая девчонка, которая волоком тащила металлолом по песку, раз за разом демонстрирует, что она последняя в нашем мире, кого нужно вести за руку. Вот разве что того, что приятель отца моего внука, все же не достаточно, но в случае если назвать его имя, то таковой спойлер смогут и не забыть обиду.

ПроЗВ#72. СЫН ЛЮКА СКАЙУОКЕРА ВОЗВРАЩАЕТСЯ В 8 ЭПИЗОДЕ?! Нюк Скайвокер, новый персонаж либо только сын?


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: