Выступление дмитрия медведева…

Выступление дмитрия медведева...

Выступление Медведева на совещании Высшей аттестационной рабочей группе Минобразования РФ

Глубокоуважаемые сотрудники! Я подведу итоги отечественного маленького, но в полной мере продуктивного дискуссии. И кое-какие вещи из раздавшихся откомментирую. Большая часть выступавших говорили и о кризисе, что существует (элементах кризиса как минимум), и о тех шагах, каковые нужно предпринять в данной сфере. Я пологаю, что все согласны с тем, что мы должны совершенствовать советы и систему советов должны концентрироваться около ведущих научных школ. Это непреложная вещь.

Это в конечном итоге (тут фактически все об этом сообщили) ответственность самого университета и, в случае если желаете, чувство брезгливости участников диссертационного совета. В случае если эти параметры срабатывают, значит, работы выходят кондиционные. Но мы не должны, само собой разумеется, исходить из того, что эти рекомендации… Мы определим некое количество, зафиксируем и будем вычислять их непогрешимыми.

Мы к этому не стремимся, это совершенно верно. У нас и новые учебные заведения должны создаваться. И уже совершенно верно – мы должны стремиться по возможности к обстановке, в то время, когда у нас имеется ведущие научные школы и важные специальные диссертационные советы по всей территории страны, а не только в Москве, либо в Питере, либо в других местах, каковые традиционно относятся к очагам науки и высшего образования у нас.

Еще одна вещь – это статус аспиранта. Тут такая маленькая дискуссия появилась между сотрудниками по поводу того, что аспирантура – это начало независимых изучений либо окончание обучения? Я пологаю, что вопрос в основном философский. Не смотря на то, что с чем я не могу не дать согласие, так это с тем, что со статусом аспиранта нам необходимо определиться до конца. Вы заявили, что нет полноценного положения в аспирантуре? В случае если это так, это непотребство.

Нужно все это доделать. У нас уже не 1993 год, в то время, когда все еще в таком режиме было: не ясно, что действует, не ясно, где мы находимся. на данный момент мы стабильно развиваемся. У нас крепкая страна и достаточно уже жестко выстроенная административная совокупность управления национальными процессами. Нам в полной мере возможно это сделать. В отношении увеличения сроков в аспирантуре до четырех лет. Первым об этом Игорь Борисович [Федоров, ректор Столичного национального технического университета им.

Н.Э. Баумана] сообщил, и другие коллеги также поддержали. Я пологаю, что это возможно сделать, и желал бы, дабы Минобразования [и науки] данный вопрос проработало.

Но я согласен с Аллой Георгиевной [Грязнова, президент Денежной академии при Правительстве РФ] в том, что необходимо относиться к этому дифференцированно. Где-то это нужно, где-то – нет. Мы с вами замечательно знаем: кое-какие аспиранты смогут за два года все сделать (и это будет работа высокого качества), а кое-какие будут пять лет писать (и также, кстати, сделают работу высочайшего качества). Исходя из этого весьма все по-различному.

Но, если вы вычисляете, что повышение на один год имеет суть, давайте это сделаем, но в таком дифференцированном режиме. Наряду с этим полностью согласен с тем, что мы должны экономить национальные средства в части стипендий. Для нашей страны 1,5 тыс. – это еще до тех пор пока в полной мере очевидные средства. Особенно в условиях того, что у нас в 1995 году было 65 тыс. аспирантов, а на данный момент – 146.

По сути, втрое больше. И денег мы платим значительно больше. Но у нас же имеется правила трудового законодательства, законодательства о высшей школе. В принципе в тот период, к примеру, в то время, когда я в аспирантуре обучался, совмещений не допускалось (под страхом изгнания из аспирантуры). Желаешь получать образование очной аспирантуре?

Но подрабатывать нужно, 1,5 тыс. – деньги маленькие. Но в случае если человек уже полноценно ходит на работу, у него в том месте трудовая книжка лежит заведенная… Это неправильно. Определись на какое-то время. Одно дело – в том месте что-то подработать, а второе – в то время, когда человек уже вовлечен в трудовой процесс.

Тут мне также думается, что необходимо взглянуть на отечественное законодательство, которое этими вопросами занимается. Очень важная тема связана с жильем для молодых экспертов. Согласен, что это единственный метод их удержать. Все, кто выступал, и Виктор Антонович [Садовничий, ректор Столичного национального университета им. М.В.

Ломоносова] об этом сказал, и Владимир Стефанович [Литвиненко, ректор Петербургского национального горного университета им. Г.В. Плеханова] сказал. Без этого нереально создать полноценную научную школу, удержать кадры. Но метод ответа данной неприятности не так несложен, как нам, возможно, представляется. Во-первых, у нас заканчивается обстановка, в то время, когда соглашение социального найма возможно трансформирован в права частной собственности.

Государство эту схему непременно прекратит. И тем более отечественный Жилищный кодекс не знает оснований, по которым соглашение социального найма преобразовывается в приватизацию. Но на самом-то деле это и не нужно.

Если ты взял квартиру согласно соглашению социального найма, вовсе не обязательно ее приватизировать, это и без того, вычисляй, бесплатная квартира, которой ты пользуешься всю жизнь и де-факто можешь передать по наследству. Данной неприятности нет. Неприятность в другом: мы не сможем всех аспирантов, всех молодых ученых обеспечить квартирами согласно соглашению социального найма. Где-то это быть может, и программы такие имеется, и расширять мы их будем, в рамках нацпроекта а также.

Но все вопросы это не закроет. Какой механизм необходимо применять? То, что сообщила Алла Георгиевна. Эндаументы мы эти все придумали. Для чего? Не только чтобы строения красить и аудитории ремонтировать.

Это принципиально важно, но в конечном итоге университет – это люди. Исходя из этого, в случае если университет солидный, в случае если у него создается большой эндаумент-фонд, и данный целевой капитал возможно применять в какой-то части на приобретение квартир для молодых ученых. Либо хотя бы на то, дабы выделить им начальный взнос для вступления в ипотечную программу.

Совсем цивилизованный, обычный метод. Тут звучали и более частные вещи, по которым я на данный момент не готов, возможно, комментировать, ввиду того что самую малость вторыми вопросами занимаюсь. Нужна ли докторская степень для доктора наук и без того потом?

Мы понимаем, что имеется аргументы и «за», и «против», понимаем, что в отечественной истории было и без того, и без того. И во время СССР, мы знаем, время от времени такие вещи случались. Но это комментировать не буду, вы сами в этом разберетесь.

Полностью согласен с правильностью постановки вопроса о мобильности профессорско-преподавательского состава (то, что Михаил Александрович сказал). Мы в действительности – именно тут представители ведущих научных центров, ведущих университетов – понимаем, что в случае если юный ученый не перемещается, то он в известной мере теряет квалификацию – это первое. А второе – мы создаем новые научные центры.

И, само собой разумеется, весьма здорово, в случае если юный доктор наук либо юный доцент отправится куда-то на пара лет попреподавать. Это очевидно его обогатит как ученого, как молодого исследователя. Не смотря на то, что смогут быть и другие ситуации, само собой разумеется. Мобильность науки – это, в общем, отечественная задача, мы должны ею заниматься. Согласен с тем, что мы должны поболтать и о возможности дифференцированного подхода к степеням, к этим статусным отметкам. У меня до тех пор пока также нет никакого решения.

Но, вправду, я соглашусь, что, к примеру, врач делового администрирования и профессор математики – это различные врачи. И не нужно никого обижать – кто больше израсходовал времени на написание диссертации. Это различные сферы судьбы, различный склад ума, различное желание трудиться. Возможно, нам необходимо поразмыслить о том, как в будущем эту совокупность реконструировать, дабы никого не обидеть. Сейчас в отношении того, как контролировать (то, что сказал Михаил Петрович).

Я считаю, что все программы хороши и все эти антиплагиаторские программы смогут употребляться. Что разумеется? Так как и раньше, в период СССР, были несамостоятельные работы (мы с вами замечательно понимаем). Были работы, написанные за деньги.

Но, во-первых, их было намного меньше, легко намного меньше. И, во-вторых (я, возможно, такую вещь нехорошую сообщу, но она настоящая), их писали не недоучки-аспиранты, а их писали матерые эксперты. И, возможно, с позиций справедливости и нравственности это было неприемлемо (это так и имеется), но с позиций некой ситуации в науке такие работы ее не разбалтывали.

на данный момент же обстановка совсем вторая: это легко в руки брать неприятно любому человеку, что израсходовал какое-то силы и время на написание собственной работы. Исходя из этого вывод и выход из данной ситуации несложной – это персональный пример, личная и твёрдая позиция корпорации. По причине того, что ни ВАКу [Высшая аттестационная комиссия] в одиночестве, ни кроме того стране в одиночестве эту проблему не решить.

Вследствие того что мы с вами замечательно понимаем: наличие не сильный спецсовета – это дополнительный стимул чтобы затащить весьма плохих студентов в тот либо другой вуз. В случае если имеется не сильный спецсовет, значит, имеется возможность сказать о том, что вуз полноценный, увеличивать платный прием, производить некачественных экспертов и готовить некачественные диссертации.

Исходя из этого кроме того по данной линии давление будет очень и очень приличным (мы с вами понимаем) и на ВАК, и на вас, как на опытную корпорацию, и на страну, на Минобразования. Тут должна быть консолидированная позиция. Я поддерживаю идею подготовки вот для того чтобы реестра кадров, как и идею погружения в глобальную сеть всех работ (не авторефератов, а всех работ).

Страна обязана знать собственных храбрецов. Сеть безгранична по размерам, и от того, что в том месте покажется определенное количество научного мусора, сеть не пострадает. Пострадают интересы тех людей, каковые этим занимаются. Вследствие того что (вы сами осознаёте) за этими вещами следят.

Особенно в то время, когда речь заходит о громких именах либо именах, каковые всем известны, и, само собой разумеется, эту работу с наслаждением почитают и выяснят степень ее самостоятельности и ее вклад в науку. Я имею в виду всех: и государственныхы служащих, и предпринимателей, и просто ученых. Имеется и другие предложения.

Я пологаю, что Андрей Александрович [Фурсенко, науки и Министр образования РФ] тут вместе с сотрудниками, каковые этим занимаются, и по зарубежным рецензиям, и по вторым моментам, поразмыслят и обобщат те предложения, каковые были сделаны. Самое основное, что мы с вами данный разговор совершили. Я согласен, что политический импульс чтобы этими вещами заниматься, нужен. Мы на данный момент наводим порядок в самых различных отраслях нашей жизни, изрядно подослабевших за годы хаоса и неурядиц.

Это также часть нашей жизни. А для тут присутствующих это наиболее значимая составляющая в жизни. Я считаю, что лишь общими усилиями мы сможем навести данный порядок.

Благодарю и удач.

Сильное выступление: Макаров об отчёте Медведева в государственной думе за 2016 год


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: