«Второй раз замуж выйду на всю жизнь»

«Второй раз замуж выйду на всегда»

Женщина с характером — как словно бы про Марию Голубкину сообщено. И героини ей достаются под стать: броских и характерных дам она сыграла и в лунгинской «Свадьбе», и в  «Столичной жаре», и в «Бое с тенью»… А сравнительно не так давно на канале «Российская Федерация» в премьерном фильме  «Понаехали тут»  Мария предстала в образе успешной бизнес-леди Татьяны, которая, приехав в Москву из провинции, всего добилась благодаря жёсткому характеру и железной хватке.

Она жила по принципу «никому не верить, никого не жалеть, никого не прощать». Ни семьи, ни детей у нее не было, потому, что Татьяне не хотелось тратить собственный драгоценное время на родных…   — Мне думается, оказалось хорошее кино, — делится собственными впечатлениями от работы Мария Голубкина. — В действительности — без всяких шуток!

И прекрасно оно тем, что история эта про самых простых людей, не потерявших свойство расти, изменяться, ощущать, сопереживать… И моя героиня, которая в начале картины — твёрдый, успешный столичный предприниматель, оказывается не исключением. В ее семье случается несчастье — умирает сестра , и эта «металлическая» бизнес-леди забирает к себе ее дочь, собственную племянницу, которая в родной провинции сохранила чистоту разума и являет собой полную противоположность собственной тете.

Женщина всем оказывает помощь, прощает обиды, а также в случае если ее обманывают, не утрачивает доверия к людям. Благодаря собственной племяннице моя героиня неспешно начинает возвращаться к себе — той хорошей и отзывчивой, какой была раньше.

Мне история красива как раз этим процессом психотерапевтического возврата к себе настоящему, в то время, когда человек сбрасывает с себя «шелуху», ничего полезного наряду с этим не теряя, напротив, получив еще большее и взяв все то, о чем грезил.    — Весьма жизненная история: в последние годы мы все то кидаемся получать, то понимаем, что не в деньгах счастье… Вы, как я не забываю, постоянно придерживались некоей «золотой середины»…   — Полностью совершенно верно. Во-первых, нельзя ставить работу выше семьи.

А играться из спектакля в спектакль физически весьма тяжело, в особенности в то время, когда у тебя имеется семья, дети, хозяйство… В то время, когда я служила в Театре Сатиры, у меня было два спектакля в месяц: «Яблочный преступник» на малой сцене и еще четыре-пять раз — антреприза, иногда с гастролями. Позже были две успешные премьеры в Театре имени Пушкина, к тому же кино…    — Но по окончании смерти Романа Козака, главного режиссера Театра  имени Пушкина, вы покинули труппу.

И в начале этого года ввелись вместо Марины Могилевской, которая сравнительно не так давно стала мамой, в спектакль «Любовь длиною в ночь» партнершей Владимира Стеклова…   — Да, мне позвонила Марина и заявила, что собирается стать мамой, внесла предложение через семь дней вместо нее сыграть… Я «закрыла» все ее запланированные пьесы. Надеюсь, Марина уже не так долго осталось ждать  возвратится на сцену в эту собственную роль. Мне  самой не весьма интересно вводиться вместо кого-то в работу, хочется репетировать что-то самой.

  В театре я на данный момент не помогаю, в этом замысле могу назвать себя фри-лэнс, не смотря на то, что и пребываю в Центре драматургии и Михаила  Алексея Рощина и режиссуры Казанцева, где все мы находимся на свободе и занимаемся воплощением и поиском собственных идей. Мы планируем делать постановку с  Ниной Чусовой, но пока ожидаем, в то время, когда у Нины на это покажется время.   — Но так как дабы позволить себе работу в статусе фри-лэнс, нужно быть достаточно обеспеченным, свободным и уверенным в себе человеком… А у вас все-таки двое детей…   — Да, само собой разумеется!

И у меня все это имеется! Но иначе, и выбирать-то особенно не из чего: зарплаты в театрах маленькие, актеры живут по большей части за счет антреприз. А тут уже все зависит от состояния моего здоровья — какое количество пьес я смогу сыграть. Самое основное — организовать процесс. И мне удается, слава всевышнему, все это достаточно умело устроить.

Но самым тяжёлым все-таки остается вопрос организации логистики.

Нужно так как детей все время куда-то возить: в школу, на тренировки, на музыку и тому подобное… А живем мы за городом. Само собой разумеется, я тащу хозяйство не на одних руках — у меня имеется домработница и водитель. Без их помощи мне обойтись тяжело, потому, что я тружусь, и иногда достаточно хорошо, а не сижу дома.

«Второй раз замуж выйду на всю жизнь»— Иными словами — творческого голода вы не испытываете?   — Я ни при каких обстоятельствах не искала работу, она постоянно находила меня сама.   — Кроме того на протяжении недавнего кризиса?   — Ну, вы понимаете, я отношусь к этому философски. В случае если грянет важный кризис, то ни у кого ничего не будет, среди них и у меня.   — Тяжело быть сильной дамой?   — Я бы не заявила, что я сильная.

Я  стойкая.   — Так все же тяжело?   — У человека неизменно имеется выбор: возможно погибнуть на Курском вокзале либо еще как-то пободаться… Причем на Курском вокзале неизменно возможно появляться. Но для чего в том направлении спешить, в случае если эта возможность неизменно открыта? Пять секунд — и ты в том месте…   — «От колонии да от сумы…»?..   — Само собой разумеется.

А вот обратная дорога с Курского вокзала будет куда более продолжительной. В случае если лишь не рассматривать данный вопрос как спорт либо как пари: «Как попасть на Курский вокзал и оттуда выбраться!»   — Не очень сильно ли вы загружаете собственных детей всевозможными образовательными и спортивными программами?   — Нет, они загружены не очень сильно, но достаточно.

И если бы в Москве не было таких ужасных пробок, возможно было бы загрузить и побольше.    — Ваня и Настя получают образование спортивной школе?   — Нет, в спортивной школе это не учеба. Они пара лет без шуток занимались фигурным катанием. До какого-либо момента возможно было удачно совмещать  спорт и учёбу. Была возможность, и все шло превосходно. В девять лет у дочки уже был второй взрослый разряд. Тренеры стали нам раскладывать, что в одиннадцать она должна быть кандидатом в мастера спорта.

А из-за чего? Из-за чего не в пятнадцать?.. Из-за чего нужно расти так скоро, для чего форсировать? Из-за чего не заниматься этим продолжительно и с наслаждением, не ущемляя себя в другом развитии, а также в умственном и интеллектуальном? В общем, было нужно выбирать — опытный спорт либо полноценная и разнообразная, увлекательная судьба. Вопрос ставился ребром.

Совмещать быть может, но, оказывается, не у нас в стране. По причине того, что тут все так устроено — не только в спорте, но и в известных музыкальных школах — детей до крайней степени напрягают.

Совокупность нацелена на выживание. В большинстве случаев, это заканчивается неврозами, психозами, срывами… А также в случае если человек в будущем станет суперизвестным музыкантом либо фигуристом, это будет ему стоить жизни и здоровья по большому счету.

 Почему-то мало кто вспоминает, что чтобы воспитать одного гения, нужно вырастить пара сотен, если не тысяч среднего уровня специалистов. Все желают взять лишь итог, но никто не желает тратить время на процесс. Подобная обстановка сейчас отмечается и в театре: все желают сходу взять собственные двести процентов, ничего в это не положив, а вынудив кого-нибудь это сделать за себя. Так что мои дети больше не тренируются.

А жаль… Так как фигурное катание возможно продолжительным видом спорта.    — Само собой разумеется, и у нас были примеры великих фигуристов, таких, как Белоусова и Протопопов, каковые катались на мировом уровне до седых висков…   — По крайней мере, годы занятий фигурным катанием пошли Ваня и Настя на пользу во всех отношениях. Лишняя энергия уходила в спорт,  дети обучились в том месте трудиться.   — А чем они занимаются на данный момент?   — Настя играется на гитаре, а Ваня на скрипке.   — Так у вас уже домашний струнный ансамбль имеется?   — Да, при чего — будем играться в подземных переходах, в случае если окажемся на Курском вокзале… (Смеется.)   — Ваши дети уже вступают в пору взросления, выбора жизненных дорог… Какие-то опытные интересы в них уже проглядываются?   — В то время, когда задают вопросы, кого вы желаете вырастить из собственного ребенка, я отвечаю: желаю вырастить Человека.

И одного, и второго. А не инженера, доктора, писателя либо актера, одним словом, эксперта… Основное все-таки духовное начало, а не опытное. В случае если у меня это окажется, будет громадная успех!

Ну а вдруг вырастет эксперт… Ну что ж, хорошо, пускай будет эксперт.    — Вы человек воцерквленный?  

— Да, и стараюсь быть православной христианкой. Не просто бываю в храме, просматриваю духовную литературу, но и живу церковной судьбой.

  — Это сложно в наши дни?   — Нисколько. Это зависит от того, кто к чему стремиться. Все неприятности идут от нас самих: можем ли мы вести себя так, а не в противном случае, можем ли согласиться с тем, что нам нахамили… Основное, тебе самому этого не делать. Как раз исходя из этого я не подмечаю, что кто-то кого-то на дороге подрезает, притесняет… Меня это просто не задевает, не тревожит.

А вдруг кто-то по-хамски ведет себя на улице либо на дороге, так это его неприятность, а не моя. — Вы выросли в известнейшей актерской семье, одной из самых влиятельных семейств по линии отчима – Андрея Миронова. И по линии мамы — военной элиты. Одним словом, вы родом  из семьи богатых духовно и материально…   — Не-ет, материально богатыми, по тем советским временам, были семьи заведущих складами… Так что по поводу богатства это не по отечественной части.

Дед по маминой линии был полковником, скромнейшим человеком, не стяжателем. Он сказал, что деньги — это зло. Ничего чужого за всю жизнь не забрал, а из собственного имел возможность дать  последнее не вспоминая.

Он был весьма честным, искренним и щедрым, полностью не нуждавшимся в деньгах. И не смотря на то, что он трудился всю жизнь, кроме того уйдя на пенсию, трудился , но не для денег, а из любви к процессу.

Я прекрасно это знаю, по причине того, что много времени проводила с дедушкой и бабушкой, потому, что мы жили совсем рядом.   — У вас было радостное детство?   — Такое же, как у всех советских детей…   — Ну не сообщите, вы так как жили в особенной интеллектуальной среде…   — Никто вторым детям из вторых семей не мешал просматривать книжки, наблюдать кино, ходить в театр… Все это было доступно и хорошего качества. Тогда не было развлекательного телевидения и Интернета. Но театр был превосходный.

Возможно было ходить в консерваторию, в оперу, слушать хорошую музыку. Были красивые выставки… И всем этим возможно было делиться, обсуждать с приятелями. А на данный момент иногда кроме того и обсудить не с кем, по причине того, что люди не успевают ни просматривать, ни наблюдать, ни ходить куда-то.

И лишь, пожалуй, в сети возможно отыскать каких-то  родственных людей по заинтересованностям и с ними что-то обсудить.  

— В доме ваших своих родителей  — Ларисы Голубкиной и Андрей Миронова — всегда было большое количество занимательных людей, броских компаний…   — У меня в доме и по сей день не редкость большое количество занимательных людей… Пологаю, что планируют компании лучших людей! И рождаются прекрасные идеи… Так что традицию мы продолжили.   — не забываю, у вас в загородном доме было еще и громадное хозяйство и большое количество всякой живности?   — Да, у меня и по сей день громадное хозяйство. И огород имеется, и сад… Действительно, забочусь за всем этим, как получается.

Больше развлекаюсь, а не вкалываю, как крестьянка…   — А та коза, которую вы грозились удочерить на съемках «Деревенской комедии», с вами ?   — Не-е, козу я оставила на Рязанщине. Решила не мучить животное. Но у нас имеется зайцы, кошки, собаки — словом, все то, что должно быть дома.   — Пара лет назад у вас изменился жизненный статус, вы расстались с отцом ваших детей, супругом Николаем Фоменко. Он создал другую семью.

В сериале «Деревенская комедия» вашим экранным супругом был актер Марат Башаров, которого в актерской среде, где распространены суеверия, считают необычным талисманом. Якобы снимающиеся с ним в дуэте незамужние актрисы скоро находят собственную половинку. Да и вы подчеркивали это, дескать, основное — показаться с Маратом в кадре в белом платье. А сериал «Деревенская комедия» именно начинался со сцены свадьбы ваших персонажей.

Вы заявляли, что также не так долго осталось ждать выйдете замуж. Но время прошло, а вы так же, как и прежде не замужем…  

— Да, я так же, как и прежде — мама двоих детей! Вот их и ращу, причем не одна, а с божьей помощью! Жизнь так как у всех по-различному складывается. Но в любом случае я за то, дабы семьи не распадались. Дабы была одна семья, один дом, дабы ничего не поменять, не разводиться, не дробить и без того потом… Еще возможно как-то осознать человека, что развелся один раз.

Но в случае если два раза — то это не в противном случае как идиот! Исходя из этого я и не склонна спешить со вторым замужеством. И в случае если подобное когда-нибудь произойдёт, то окончательно и бесповоротно.

А по-второму просто не имеет смысла.

  — Говорят, крепкий брак — это постоянная и совсем нелегкая работа над отношениями  обоих партнеров…   — Это красивая возможность расти и совершенствоваться, становиться лучше, а не хуже. По причине того, что нехороший брак значительно хуже холостяцкой жизни, в которой запрещено так испортиться, как возможно испортиться в нехорошем браке. Нехороший брак подчас делается адом, в котором возможно купить огромное количество негативных качеств и наградить друг друга плохим характером.

Нехороший брак — это утрата времени, здоровья, денег, да и всего… А выводы из сообщённого делайте сами!

Разговаривала  Татьяна СЕКРИДОВА

В то время, когда я выйду замуж (женюсь). Как самостоятельно выяснить по рукам.


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: