Врачом стала за компанию с братом

Врачом стала за компанию с братом

Доктором стала за компанию с братом

Создатель: Андрей ДОМНИЧ  Факты и Аргументы    МНОГИЕ дети, в первый раз столкнувшись с загадочно всесильными людьми в белых халатах, решают для себя, что обязательно будут докторами. Но к моменту получения аттестата зрелости, осознавая все издержки медицинского «производства», от детской грезы отказываются. В свое время по подобному пути порывалась пойти и медалистка-отличница Леночка Шабунина, которая большое количество позднее станет телезвездой и ведущей программы «Здоровье».

И вся страна будет знать ее под фамилией Малышева.

«Я появилась в Сибири» — Понимаете песню Маши Распутиной «Я появилась в Сибири»? Так вот, это — про меня. Я появилась и выросла в самой столице Кузбасса — Кемерове — в глубокоуважаемой медицинской семье. В том месте и школу закончила — с золотой, кстати, медалью.

До поры до времени планировала в отечественный мединститут, вычисляла своим долгом продолжить домашнюю традицию. Дело в том, что кроме родителей-докторов, у меня и сестра старшая в том месте обучалась. А брат-двойняшка (он меня на десять мин. старше) по большому счету мечтал лишь о карьере врача, прочтя в юные годы книгу Юрия Германа «Дело, которому ты помогаешь». Он врачом и стал. Причем весьма хорошим, кандидатом наук, начальником печеночного центра в Кузбассе.

Ну а сестра отечественная старшая — практикующий доктор-невропатолог. — Но, взяв школьную золотую медаль, вы, думается, ошарашили маму отнюдь не медицинскими замыслами на будущее… — Да, я вдруг объявила, что отправлюсь в Москву поступать на журфак МГУ. И моя мама в первый раз в жизни запретила мне выходить за порог дома. «Никакой Москвы, никакого МГУ, никаких факультетов журналистики! Будешь доктором!» — был ее вердикт.

Но так как в Кемеровский мединститут шел мой брат, я без особенных беспокойств отправилась с ним за компанию. И, сдав первый экзамен на «превосходно», я как медалистка сходу была зачислена. А вот брат баллов не добирал, но и его вынуждены были принять: имеется закон, что близнецов и двойняшек разлучать запрещено.

Если бы его не забрали, то это, как я считаю, была бы тяжелая потеря и для медицины, и для людей — он так как доктор от Всевышнего. Что касается меня, то сейчас с высоты прожитых лет вижу, что это был лучший выбор в моей жизни из всех вероятных. — Как произошло, что для практикующего кардиолога с ученой степенью, отягощенного еще и преподавательской возней со студентами, главным местом работы стала не поликлиника, а телевизионная студия? — Произошло это совсем случайно.

По окончании Кемеровского мединститута я получала образование столичной аспирантуре, где, кстати, и познакомилась с будущим мужем, по иронии судьбы появлявшимся моим земляком. Поженились во второй половине 80-ых годов XX века, жили в общежитии. Я, будучи беременной, защищала кандидатскую диссертацию. Мужа по окончании аспирантуры оставили в Москве на научной работе, но никакого жилья в столице нам не светило.

Попеременно сидели с нашим первенцем Юрой в общежитии. Чтобы была возможность присматривать за ребенком, я, кандидат наук, устроилась рядовым дежурным доктором приемного отделения в 51-ю поликлинику Москвы на ночные дежурства. А в первой половине 90-ых годов XX века появился мой второй сын Вася. Приходилось так же, как и прежде, но уже с двумя мелкими детьми, мыкаться в общежитии.

В тот сутки, в то время, когда я дежурила, с детьми сидел супруг. В десять месяцев сын Вася весьма заболел, его прооперировали. Шел 1991 год, и это было время, как все не забывают, в то время, когда в Москве магазины были такие пустые, что продавец кроме того не выходил из подсобки к обнажённым витринам. Через 14 дней, в то время, когда нас с Васей выписали из поликлиники, я с двумя детьми поднялась с утра в очередь за хлебом. И как раз в данной очереди осознала, что чтобы выжить и сохранить детей, я обязана возвратиться к родителям в Кемерово.

И возвратилась. Васю, слава Всевышнему, выходили, а я скоро начала трудиться в Кемеровском мединституте и совсем случайно на… Кемеровском телевидении. — Какая, простите, связь между этими двумя учреждениями? — Дело в том, что в тот момент в Кемерове шла забастовка докторов и смотрелось все это предельно безрадостно: как наяву, так и в местных новостях. По телевизору на эту тему выступал мой давешний приятель, появлявшийся пресс-секретарем главы местной администрации.

Я ему позвонила и говорю: «Костя, ну из-за чего такая тоска?! Ну ничего жизнеутверждающего нет в твоих речах! Необходимо так как , из-за чего докторам не дают возможности трудиться и получать!» Он сходу внес предложение встретиться, причем именно на телецентре. В том месте он забрал меня за руку, подвел к главреду и говорит: «Вот это — Лена Малышева, она может совершить программу о отечественных медицинских проблемах».

На собственную первую программу я пригласила всех, кого знала (а знала я всех, кого нужно!), и совсем нормально, без надрыва и всякого волнения мы в том месте поболтали о страховой медицине, которая у нас в Российской Федерации тогда только рождалась, о проблемах медиков и больных. Я полгода делала собственную медицинскую телепрограмму, которая на Кемеровском телевидении именовалась «Рецепт». — А как на все это отреагировал из Москвы ваш муж? — В то время, когда он приехал за мной и детьми через полгода, я ему заявила: «Давай останемся в Кемерове!

На черта нам такая Москва, где у нас ничего нет? А тут у меня любящие мама с папой, я преподаю в мединституте и тружусь на телевидении». Мой супруг к тому времени защитил в Москве еще одну диссертацию, получил степень доктора наук, написал книгу.

Он мне сообщил тогда: «Если ты, Лена, на данный момент же не возвратишься в Москву, пускай до тех пор пока и в общежитие, ты себе позже этого ни при каких обстоятельствах не забудешь обиду!» И мы возвратились. Я тем временем, уже глотнув телевизионного наркотика, по возвращении в Москву думала, наивная: «На какой канал пойти трудиться: на первый либо на второй?» В то время, когда дети стали постарше, я ушла трудиться во 2-й мединститут им. Пирогова помощником на кафедру внутренних заболеваний, где и больных лечила, и студентов учила.

Параллельно удалось мне и на телевидение устроиться. Сходу по приезде в столицу подалась на Русского телевидение, где разыскала собственных бывших кемеровских земляков-режиссеров, которым сходу предложила свою концепцию медицинской программы. Тогда на РТР царил полный воздушное пространство творческой свободы вкупе с недостатком собственных программ.

И запускаться в эфир возможно было со всем, чем угодно. — Я слышал, что, в то время, когда вы стартовали со своим «Здоровьем», ваша предшественница Юлия Белянчикова была обижена, что ее коронную телероль отдали более юный и продвинутой… — Из-за чего не Юлия Васильевна показалась в возобновленном «Здоровье», ведомо только управлению канала, которое и решало судьбу программы. А «подсидеть» Белянчикову я бы не смогла кроме того при громадном жажде: программа-то за долгие годы до этого была закрыта.

В действительности, я с Юлией Васильевной дружу. Первая отечественная встреча состоялась еще перед тем, как я начала вести программу. Больше того, в то время, когда мы подготовились к самому первому эфиру «Здоровья», мы кликали к нам к себе домой Юлию Васильевну, но она, к сожалению, тогда без шуток болела.

«Мой супруг — великий русский ученый» — ЧЕМ занимается супруг Малышевой в Америке? — Мой супруг, великий русский ученый Малышев, сейчас опять в Российской Федерации. А по большому счету Игорь всю жизнь занимается громадной наукой. И не имеет значения, где это происходит, поскольку трудится он на вечность. — А запрещено ли поконкретнее? Либо он чем-то сверхсекретным занят? — Возможно!

Молекулярный биолог доктор наук Малышев изучает, что происходит с клетками отечественного организма, в то время, когда тот испытывает стресс. В лаборатории американского университета Канзас-Сити его коллеги и Игорь занимались блокировкой повреждающих клетку механизмов. К примеру, клетка подвергается раковому действию.

И на самом последнем этапе этого действия вероятны два финала, некая такая развилка процесса: то ли клетка погибнет, то ли выживет. Вот группа исследователей и занималась в Америке переключением этого «рычага». А на данный момент, в Российской Федерации, они уже начинают все эти наработки применять при лечении людей. И это большой, легко грандиозный проект. — Сыновья ваши кем планируют стать? — Дети мои получают образование британской школе, простой, национальной.

Блестяще говорят по-английски. И не только вследствие того что в Америке бывали, но и вследствие того что британская школа прекрасно натренировывает. А по поводу грезы стать докторами… До тех пор пока старший, пятнадцатилетний Юра, планирует стать юристом, интересуется историей и большое количество просматривает важной литературы. К сожалению, в медицину его не тянет, не смотря на то, что мы с мужем и прикладываем определенные упрочнения в этом направлении.

А вот кем соберется быть младший — двенадцатилетний Вася, это громадный вопрос. — У вас весьма необыкновенная, западная квартира в элитном доме. С большим трудом верится, что вы в Москве с детьми и мужем в общагах жили и по съемным углам мыкались. — Отечественная квартира — хороший пример того, что идея людская разрешает из всякой ерунды сделать что-то совсем ошеломляющее. И эти все мысли, к счастью, находятся в голове моего превосходного мужа.

В то время, когда мы пришли наблюдать помещение, это и не квартира была, а попросту технический последний мансардный этаж. Да, дом данный древний, по окончании реконструкции, весьма хороший, но отечественный этаж был легко страшный! Моя мама, к примеру, при осмотре данного помещения категорически объявила, что это дети и курятник тут не смогут жить, а мы с Игорем — два сумасшедших.

По причине того, что тут везде были целые трубы, трубы и трубы. А Игорь на это заявил, что и из курятника возможно сделать яркий и хороший дом. И сделал, израсходовав на это весь год. — На стенах у вас эдакие барочные виньетки-знаки, в центре которых буква «М». Это что означает — Малышевы? — На стенах у нас два знака.

Один, чаша с огнем, это пламя знаний. А второй — дерево с плодами, символизирует плоды науки. А литера «М» свидетельствует миллениум: мы так как ко мне в 2000 году заселились.

 

Создатель: Андрей ДОМНИЧ  Факты и Аргументы 

Суд присяжных: Два пьяных брата обидели и избили группу отдыхающих


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: