Владимир долинский: «не ударишь ты — ударят тебя»

Владимир долинский: «не ударишь ты — ударят тебя»

Владимир Долинский: «Не ударишь ты — ударят тебя»

Программа Андрея Малахова «Пускай говорят»  подняла тему дорожного инцидента с участием знаменитого актера Владимира Долинского. В соответствии с жалобе 24-летней москвички Анны Аполлоновой, Долинский стрелял в нее из пистолета. В заявлении, поданном в полицию, значится, что женщина пребывала в автомобиле Nissan, в то время, когда ее подрезала машина Долинского, по окончании чего быстро затормозила.

«Я решила взглянуть, кто сидит за рулем автомобиля, и заметила, что мужчина целится в меня из пистолета. Я быстро откинулась назад — в этот самый момент раздался выстрел. Меня спасло только то, что стекло тонированное, и не видно было, куда целиться.

В противном случае пуля попала бы в меня, — указала в собственном заявлении женщина. — Машина сразу же уехала, но я запомнила номера».

Сам Долинский подтвердил, что в тот сутки вправду попал в дорожный инцидент в Москве, но никакую девушку он тогда не видел. Он утвержает, что конфликт случился по причине того, что пребывавший за рулем юный человек подрезал его, а позднее вышел из автомобиля, нахамил и начал драку.

— В том месте был хулиган, что ударил меня по лицу, а в то время, когда определил меня, начал утверждать, что я стрелял из травматического пистолета, и что якобы в том месте появилась трещина на стекле. Это все вранье! — говорит Долинский и додаёт, что на данный момент он находится на Украине.

В программе «Пускай говорят», поднявшей эту тему, большое количество рассуждали о «криминальных наклонностях» Долинского, вспоминали, что он сидел в колонии. «Около ТВ» публикует интервью с актером, в котором Владимир Абрамович открыто говорит о времени, совершённом за решеткой.

— Владимир Абрамович, что в вашей судьбы означают деньги? Приходилось из меркантильного интереса делать что-то неприятное вашему естеству?

Владимир Долинский: Приходилось и приходится. К примеру, выступать на корпоративных вечеринках за хорошие деньги. Волка ноги кормят: до тех пор пока тружусь — я достаточно преуспевающий, кредитоспособный человек.

А на следующий день, произойди что, у нас с женой по три тысячи рублей пенсии: как желаешь, так и живи, лечись… Исходя из этого приходится время от времени наступать на горло собственной песне и выполнять не совсем то, а время от времени и совсем не то, что тебе хочется.

— Но это вам позволяет потакать своим мелким слабостям, к примеру, поменять по два раза в год машины.

Владимир Долинский: Лжи! Я меняю автомобили раз в два года. Мне практически 70, а я только пять лет назад в первый раз забрал новое авто!

До этого у меня были трехлетки, я их до пяти лет доводил, пока они не начинали сыпаться, и менял. Лет пять назад в первый раз приобрел себе новую — чтобы восполнить моральный ущерб, принесенный угоном прошлой автомобили. Я обожаю, дабы у меня под задом была коляска, обожаю, в то время, когда она красивенькая, не обязательно дорогая, но в обязательном порядке эргономичная.

Я уже прошел тот этап, в то время, когда у меня первого в Москве были часы «Сейко» — «тигровый глаз», в то время, когда у меня одного был блейзер песочного цвета…

— Так вы из стиляг?

Владимир Долинский: В случае если я три раза в сутки не переодевался и раз в неделю не брал что-либо у фарцовщикой — значит я болел. Все время как-то выкручивался, выкраивал деньги. Штопал, чистил собственные поношенные вещички, а позже втюхивал их таким же любителям.

в один раз (это было в первоначальный год моей работы в Театре Сатиры) я шел по Тверской. Около монумента Долгорукому стоял мужик — очевидно чужестранец. В руках он держал целлофановый пакет, через что показывались джинсы! Я остолбенел. Не все еще тогда знали, что такое джинсы.

А я знал, что это минимум десять покоренных сердец, из них пять постелей. И я набрался духа, подошел и разрешил войти в движение все актерское мастерство — я плакал, растирал слезы по лицу… Чужестранец, поджидавший очевидно не меня, сжалился и сообщил: 30 рублей. Это были баснословные деньги, по причине того, что я тогда приобретал в театре 75. Я добавил слезы в голос и сбил цену до 25.

Я забрал эти джинсы без примерки, они имели возможность появляться мне по колено, но я видел лишь громадную картонку на заднице и божественные буквы — «Супер Райфл»! Прибежал в театр, напялил их в грим-уборной. Сидеть в этих джинсах я не имел возможности, но стоя создавал яркое впечатление!

Позже я их мочил и надевал мокрыми, дабы разносить, и все около говорили: «У Доли имеется джинсы».

— И какое количество постелей и сердец вы с их помощью покорили?

Владимир Долинский: Нормалек! И вдобавок я не забываю презент, что мне сделал Мишка Державин. Он так как был зятем Буденного. У военной номенклатуры было спецателье, в котором продавались и «сопутствующие товары». Это было с виду мелкое помещение, у дверей находились два «топтуна». Я как-то раз в том направлении сунулся — меня не разрешили войти. И вот в один раз Мишка меня в том направлении привел. Выяснилось, в подвале прячется огромный магазин, а сопутствующих товаров столько и таких!

Мишка вынес мне «Саламандру» — говнодавы на манке! Меня аж рыдания захлестнули. Без переплаты, за 22 рубля и настоящие!

Ах, как же тогда было торжественно жить!

— Вам было комфортно в период СССР?

Владимир Долинский: Мне кроме того в лагере и в Лефортово было комфортно. Я легко адаптируюсь.

— Вас так как посадили по статье «Операции с валютой». Имели возможность ли вы тогда думать, что проститесь со свободой за то, чем через 3 десятилетия будет заниматься вся страна?

Владимир Долинский: Я тогда по большому счету ни о чем не имел возможности думать, только пробовал запутать прокуратура и милиция, наврать, соскочить… В общем, возможно заявить, что я отмазался: вместо девяти лет мне дали пять. Страшнее всего было, в то время, когда не шли письма от мамы. Я переживал весьма.

И вот к вопросу о «хороших» и «нехороших». Пребывали менты, каковые давали за собственный счет весточку от моего имени: «Мама, что с тобой? Из-за чего ты не пишешь? Я переживаю…»

— Что вы сделали прежде всего, выйдя из колонии?

Владимир Долинский: Мои два брата пригласили меня на тусовку и привели бабу. Не помню, как ее кликали, но… хорошая была баба!

— Прямо как в фильме «в один раз в Америке». Тяжело было приспособиться к вольной судьбы?

Владимир Долинский: К колонии было легче приспособиться, чем к воле. Руки не слушались, их все время хотелось завести за пояснице: представьте, поскольку 17 месяцев с руками назад и лицом к стенке в Лефортово жил.

Еще не легко было по-хорошему наблюдать на людей. В лагере, дабы выжить, нужно прочно держаться на ногах, нужно расталкивать всех локтями, быть начеку. В случае если кто на меня в том месте повышал голос, я тут же бил в глаз. Не по причине того, что желал, а по причине того, что осознавал: не ударишь ты — ударят тебя. В том месте было пара моментов, в то время, когда я стоял одной ногой в гробу, но… удержался. Выйдя на волю, от этих привычек продолжительно не имел возможности избавиться. Со мной было в тот период тяжело дружить.

не забываю, как переживал Олег Янковский, видя, как я отреагировал на «не то» слово официанта в «Национале»: уложил его на стол и принялся мутузить.

— А в колонии друзья-актеры вас навещали?

Владимир Долинский: Нет, актерская дружба хороша, в то время, когда все находятся в одном месте — в одном театре, на одних гастролях. А ушел человек из театра — и дружбе финиш… Кстати, лагерная дружба такая же. Думается, подружились навек — один кусок хлеба делим, выйдем на волю — уж мы!..

А на воле встретились, повспоминали — и все, сказать не о чем… Все мои настоящие приятели из времен юности. Актер из них — лишь Илюша Баскин. Он позже уехал в Америку и стал самым популярным из русских актеров в том месте: «В Москве на Гудзоне» игрался… Мы ежегодно бываем у него в Лос-Анджелесе, он приезжает к нам…

— Сами-то эмигрировать не планировали?

Владимир Долинский: Планировал, в 90-е. Появилась дочка, пропала работа. Чем лишь не приходилось заниматься, дабы прокормить ребенка! Я тогда в «Ленкоме» служил, спектакль «Страсти по Высоцкому» весьма нас выручал — давали по три представления в сутки. В 11 заканчивал последний спектакль, надевал чёрные очки, садился в машину и до трех утра занимался извозом.

Как-то еду, вижу голосующего человека, лишь собрался остановиться — и внезапно определю: это же Валя Гафт! Я так по газам дал! Тогда мне почему-то казалось, что это невыносимо стыдно, неудобно, в случае если Валя определит, чем мне приходится заниматься.

— Из-за чего все-таки не уехали из страны?

Владимир Долинский: Мне сильно помогли два моих приятеля. Один, предприниматель-армянин, сообщил: «Умоляю, не уезжай! какое количество тебе нужно для жизни — я буду эти деньги тебе давать». А второй приятель — Юра Глоцер (у него банк и продюсерский центр) — сообщил: «на следующий день приходи ко мне трудиться консультантом». — «По каким вопросам?!» — вскинулся я. — «Какая тебе отличие?» Я выбрал второе предложение, по причине того, что тут шла обращение все-таки о работе.

Было мучительно: я осознавал, что взял ее из-за хорошего отношения. Но позже втянулся, и у меня кроме того что-то начало получаться, я честно отрабатывал деньги. А после этого в кино начало налаживаться, и приятель мне сообщил: «Возвращайся-ка в профессию».

— Владимир Абрамович, сейчас об весьма личном. Я знаю, что, пока вы сидели в колонии, ваша супруга не только вышла замуж за другого, но и завладела вашей квартирой. Затем легко стать женоненавистником и к каждой следующей женщине относиться, как к потенциальной стерве.

Владимир Долинский: Да, с той женой оказалось как раз так: она меня бросила, и некрасиво кинула, но точно она себя чем-то оправдывала… Всевышний ей судья. Я не желаю ее ни видеть, ни общаться. Знаю, что на данный момент она в Америке, и ей не весьма сладко.

Но я не утратил веры в дам, ни при каких обстоятельствах не считал их стервами. Напротив, мне несказанно везло со не сильный полом!

— Вы ловелас?

Владимир Долинский: Да! (С восхищением. — Прим. автора).

— Пять браков…

Владимир Долинский: Это вовсе не подтверждает того, что я ловелас. Это, скорее, показывает, что я человек порядочный и женюсь на всех, в кого влюбляюсь. Понятие «ловелас» сложнее: я обожаю кокетничать, обожаю, дабы мне отвечали теплым взором, — это не свидетельствует, что будет продолжение…

— А жене Наталье приятно за всем этим замечать?

Владимир Долинский: Это у жены нужно задавать вопросы. Но если она терпит, это указывает одно из двух: или ей все равно, или она умница и прекрасно осознаёт всю ничтожность моих игрищ. Наталья — как раз та дама, которая отогрела мое сердце по окончании всех неурядиц, родила мне ребенка.

Она знает, что я обожаю их с дочкой и некуда не убегу.

— Вы ревнивый папа?

Владимир Долинский: Неизменно считал, что буду весьма ревнивым, потому, что все мужские подлянки знаю. Но в то время, когда дочь подросла и начала встречаться с парнями, я внезапно понял, что честно хочу ей прекрасного романа, хорошего приятеля…

— Сообщите, если бы в вашей жизни произошло чудо и вам внесли предложение бы прожить ее заново, от чего бы отказались?

Владимир Долинский: Я бы не закурил в 16 лет первую сигарету и не курил бы 40 последующих лет… Возможно, я бы пощадил тех баб, на которых женился. Может, одну-двух помучал бы, а остальных — нет. Колония? Я не желаю от нее отказываться. Она много серьёзного дала: одиозный имидж… и опыт. Вся моя жизнь — чудо.

Я столько раз проваливался в яму, полную дерьма, и выкарабкивался, отмывался… Я знаю жизнь во всех ее проявлениях — от штрафных изоляторов в Бутырке до правительственных банкетов в Кремле… Мне, издеваясь, надевали в следственный изолятор валенок на голову, а сейчас вешают на грудь орден Дружбы народов. И я вправе сообщить: любите жизнь, цените любой ее миг, наслаждайтесь!

Разговаривала Илона Егиазарова

Как ударить первому в драке


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: