Владимир басов. биография

Владимир басов. биография

Владимир Басов. Биография

Владимир Басов появился 28 июля 1923 г. в городе Уразове Курской области. Позднее он так вспоминал о собственных детских и юношеских годах: «Меня мама родила, возможно сообщить, проездом — в городе Уразове. Позже вот так, с мальчонкой под мышкой, путешествовала по всей стране.

Побывали мы на Турксибе и на Волге, жили в Липецке, Воронеже, Курске… Папа мой, красный комиссар, философ по образованию, боролся с басмачами в Средней Азии, и, в итоге, мы с мамой приехали в Мары, что неподалеку от Кушки, самой южной точки СССР. Папа служил на границе, мать управляла коммуной для детей солдатах. В семь лет я отправился в школу, но мне в том месте показалось неинтересно — всё, чему учили первоклассников, я в далеком прошлом уже знал из маминых сельских уроков.

В тридцать первом году, по окончании ужасной смерти отца, мы переехали к дяде, в город ЖД по Нижегородской дороге, и я начал ходить сходу в третий класс, миновав первый и второй. Скоро маму прописали секретарём редакции районной газеты в Калининской области, и собственный четвёртый класс я закончил в Кашине. Летом загостился у тётки под Сухуми — так понравилось, что решил в том месте остаться на целый пятый год, а позже ещё и шестой прихватил.

В селе Александрове Горьковской области закончен был седьмой класс — мама опять стала книгоношей. Ну а позже Москва — десятилетка, а вечерами Художественное училище имени 1905 года… Последний мой школьный год прошел целый за кулисами МХАТа. Занимался в театральной студии при университете, к нам приходили Ливанов, Андровская, Попов. У них мы обучались обожать театр, его силу и простоту, его нежность и тайну.

Я задыхался от нежности, в то время, когда наблюдал „светло синий птицу“ с осветительского балкончика. Дрожал от любви и от боли сочувствия, в то время, когда давали „Дни Турбиных“. Летом 1941 г. Басов пришёл во ВГИК, дабы определить правила приёма в это учебное заведение.

Ему растолковали, какие конкретно документы для этого требуются, какие конкретно экзамены предстоит преодолеть. Ушёл, жёстко уверенный в том, что в обязательном порядке поступит. Но в его радужные замыслы неожиданно вмешалась война. Басов ушёл на фронт в 1942 г. Войну он закончил в чине капитана и в должности помощника главы своевременного отдела 28-й отдельной артиллерийской дивизии прорыва резерва Командования.

Мог остаться на военной работе и сделать блестящую карьеру. Но предпочёл уволиться на гражданку. В 1947 г. снова пришёл во ВГИК и поступил на режиссёрский факультет (мастерская С. И. Юткевича и М. И. Ромма). Через год стал членом коммунистической партии.

В 1952 г., по окончании ВГИКа, как помощник режиссёра принимал участие в съёмках фильма «Пржевальский» (режиссёром картины был его преподаватель С. Юткевич). Первой режиссёрской работой Басова стал фильм „Школа мужества“ по А. Гайдару, что он снял в 1953 г. вместе с М. Корчагиным (на протяжении съёмок последний погиб в авиакатастрофе, и Басов заканчивал фильм один). В этом фильме собственные первые роли сыграли будущие звёзды советского кино: Леонид Ролан и Харитонов Быков.

Ключевую женскую роль в нём сыграла 26-летняя Роза Макагонова — супруга Владимира Басова (познакомились они ещё на протяжении учёбы во ВГИКе). Жизнь их казалась в полной мере радостной. Но из-за собственного здоровья Роза Ивановна не имела возможности иметь детей. В то время, когда они расстались, что случилось весьма скоро, Басов ушёл от собственной Розы с одним чемоданом.

Позднее Владимир Павлович с юмором вспоминал, что в то время, когда он вышел за дверь, тут же вслед ему полетела раскладушка. Он еле успел увернуться, но нужную в хозяйстве вещь однако подобрал. В отличие от вторых режиссёров, каковые, сняв одну картину, после этого год-два пребывали в вынужденном творческом простое (снимать довольно часто им просто не давали), Басову буквальное первых же шагов в громадном кинематографе был дан зелёный свет. И он принялся снимать фильмы друг за другом.

Вот его работы финиша 50-х: „Крушение эмирата“ (1955), „Первые эйфории“ (1956), „Неординарное лето“ (1957), „Случай на шахте восемь“ (1958), „Жизнь прошла мимо“ (1959), „Золотой дом“ (1960). Необходимо подчеркнуть, что с 1955 г. Басов пробовал себя в кино и как актёр, по большей части комедийного замысла. В это же время ни одна из режиссёрских работ Басова не принесла ему громадного зрительского успеха.

Количество никак не перерастало в уровень качества. , пока в 1960 г. Владимиру Павловичу не повезло — его пригласили доснимать (вместо неожиданно погибшего режиссёра Захара Аграненко) фильм „Битва в пути“ по одноимённому роману Г. Николаевой. Эта книга, в которой рассказывалось о борьбе главного инженера тракторного завода Бахирева с невежеством и бюрократизмом на родном предприятии, в те годы была весьма популярна, и её экранизация сулила постановщику хороший приём у публики.

Так оно и оказалось. В прокате 1961 г. фильм занял 6-е место, собрав на собственных сеансах около 40 млн. зрителей. Ключевую мужскую роль в нём сыграл Михаил Ульянов, основную женскую — 26-летняя Наталья Фатеева. За пара лет до этого она поменяла Р. Макагонову в качестве жены Басова, в 1959 г. родила ему сына Володю.

Но на момент выхода картины на экран Басова и брак Фатеевой уже дал трещину и скоро распался по обоюдному согласию. Сейчас Фатеева вспоминает, что Басов был очень сильно выпивающим человеком, исходя из этого „счастья с ним было тяжело искать“. Сын также во многом винит отца:   — Тогда он не просто пил, он ещё и избивал маму, „за дело“, как он сказал. Она признаётся мне на данный момент – „надорвалась“.

В случае если б не побои и алкоголь, она бы ни при каких обстоятельствах не ушла от него.   „Он ревновал меня к моей наружности, жадно реагировал на робкие удачи в кино и театре“, — вспоминает Фатеева. Тяжело поверить, но Басов обожал время от времени мрачно сообщить ей: „В то время, когда же ты постареешь, в то время, когда тебе будет, наконец, тридцать лет?..“ Она продолжительно не решалась расстаться с ним, сказала, что он привязал её душу к себе, но однако отправилась на развод.

По окончании развода Басов бегал по киностудии, хлопотал, дабы бывшую жену больше не снимали. „И наряду с этим сына собственного не видел десять лет, не смотря на то, что мы жили на одной улице“, — говорит Фатеева.   В 1962 г. Басов снял фильм „Тишина“ по одноименной книге Ю. Бондарева. В прокате 1964 г. картина заняла 8-е место, собрав 30,32 млн. зрителей. В том же году фильм был отмечен Главным призом на Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде.

В том же году в послужном перечне Басова-актёра показалась эпизодическая, но достаточно броская роль в фильме Г. Данелия „Я шагаю по Москве“. Речь заходит о полотёре, что учит уму-разуму молодого сибирского писателя Ермакова. Как гласит легенда, на эту роль Басов попал совсем случайно. Говорит актёр Е. Стеблов: „В те годы предполагалось, что в картине должно находиться критическое отношение к судьбе. И внезапно — фильм, в котором всё прекрасно.

Совсем асоциальная картина. Кое-какие обвиняли нас в том, что мы всем довольны. Дабы ответить на данный упрёк, Данелия и Шпаликов уже на протяжении монтажного периода сочинили новый эпизод, где место нужного в те времена “критика» занял обиженный всем на свете полотёр, выдающий себя за писателя.

Артист, что должен был играться эту роль, заболел, и его необходимо было безотлагательно заменить. Режиссёр Владимир Басов, что тогда озвучивал собственную картину, сейчас случайно проходил по тон-студии. Данелия уговорил его выручить нас и сняться в этом эпизоде. Так в отечественном кинематографе показался блестящий актёр.

  Пластичный, большой (если не сообщить «вытянутый»), носатый, с торчащими громадными ушами он мгновенно приковывал к себе внимание, а его тоскливые глаза и не всегда понятные «глубокие» высказывания наводили на жажду задуматься о биографии этого нелепого персонажа. Владимир Павлович и в жизни был необычным, забавным и, по воспоминаниям друзей, весьма красивым человеком. Хорошим, радостным, нелогичным.

Оказываясь в обществе, он начинал сказать без передышки, и через десять мин. все его уже обожали. Страно, но снаружи некрасивый и нелепый, он ошеломлял дам. Красота вторых мужчин блекла перед его красноречием.   В это же время прошло всего лишь пара месяцев по окончании окончания съёмок «Тишины», как Басов берётся за новую работу. И снова это была экранизация, в этом случае — «Метель» А. С. Пушкина.

Одновременно с этим на «Мосфильме» режиссёр Борис Дуров ставил ещё одну экранизацию — «Гранатовый браслет» А. И. Куприна. Для проб на ключевую роль в этом фильме были приглашены пара молодых актрис, среди которых была студентка студии при Ленинградском БДТ 21-летняя Валентина Титова. Случайно встретившись с ней на студии, Басов неожиданно влюбился в неё как мальчишка.

Вот как об этом вспоминает сама В. Титова: «В то время, когда молоденькая, никому не узнаваемая актриса появляется на студии, все в большинстве случаев бегут взглянуть, какая она. Так произошло и в тот раз. Сбежалась добрая половина „Мосфильма“, и Басову заявили, что на студии показалась красавица-студентка. Он попросил, дабы меня к нему привели. Я только мельком посмотрела к нему в помещение, сообщив, что не могу сниматься, и ушла.

Владимир Павлович, в то время, когда за мной закрылась дверь, заявил всем, сидевшим в помещении: „Я женюсь“. Он конкретно сделал вывод, что я буду сниматься в „Метели“. Но о том, дабы я снималась в кино, не могло быть и речи. Я — ученица Товстоногова, и нас готовили лишь для сцены.

  Что же делает влюблённый мужчина? Он звонит ассистенту министра культуры Екатерины Фурцевой Калинину, и за его подписью Товстоногову была отправлена весточка с указаниями отпустить меня на съёмки. Это было ЧП в театре.

В то время, когда я возвратилась в Ленинград и пришла в театр, на меня наблюдали, как на отступницу. Басов сходу выбрал меня и как актрису, и как жену…»   На ключевую женскую роль (Маши) в «Метели» была уже утверждена вторая актриса, которая и подготовилась к роли. Но Басов своим диктаторским ответом вывел её из группы и заявил: «Сниматься будет Титова!» Портному было дано задание безотлагательно перешить платье под новую претендентку на роль. Так В. Титова сыграла собственную первую роль в кино.

  Роман Басова с Титовой развивался неспешно в ходе всего съёмочного периода. Причём в начале всё шло не весьма гладко и был кроме того момент, в то время, когда всё имело возможность упасть. Говорит В. Титова: «Как актриса и режиссёр мы столкнулись только в один раз. Это было на протяжении съёмок „Метели“. Я стояла в кадре, а Владимир Павлович высказался в достаточно неотёсанной форме по поводу того, как я плачу.

У меня катилась по щеке одна слеза, а он, по всей видимости, желал, дабы я рыдала, как крестьянка. И он меня обидел при всей труппе. Я поднялась и сообщила: „Жаль, что я не вижу, где сидите вы (я стояла в свете), в противном случае бы я на данный момент стул разбила о вашу голову. В этом случае вы остаётесь в живых, но я ухожу с площадки окончательно“.

Сообщила и ушла. За мной побежал директор, добрая половина съёмочной группы: „Валечка, это же съёмки, картина делается для Франции…“   „Нет, я воспитанница Товстоногова, так поступал он, так поступила я. Не нужно кино!“   В то время я жила у собственной приятельницы. Директор меня отыскал, приехал, пересмотрел мой договор, увеличил его на триста рублей, для студентки это были неистовые деньги, и заверил, что Владимир Павлович принесёт мне извинения при всей съёмочной группе.

  Меня привезли на студию, Басов попросил прощения, сообщив, что больше этого не повторится ни при каких обстоятельствах. Я вошла в кадр, нужно было завершать картину — деньги-то были национальные…»   В будущем Басову удалось не только загладить собственную вину перед юный актрисой, но и понравиться ей. Причём сил и времени на это он израсходовал много.

В то время, когда актриса уехала в Ленинград, отечественный храбрец при любой возможности спешил к ней и практически часами просиживал в машине около БДТ. В перерывах между занятиями в студии В. Титова выбегала к нему, и они ехали обедать в ресторан. Так длилось месяца два. После этого Басов отважился на решительный ход.

В один из дней он накрыл шикарный стол в номере гостиницы «Европейская» и пригласил в том направлении В. Титову и всех её однокурсников. В том месте он сказал красивый тост и официально попросил руки у собственной возлюбленной. Все это смотрелось так празднично, что приятели дали совет девушке не отказываться от этого предложения.

Всё-таки не кто-нибудь — узнаваемый режиссёр! И Титова дала согласие. Но, имела возможность ли она поступить в противном случае, в случае если к тому времени была уже беременна.

В 1964 г. на свет показался второй ребёнок В. Басова — это был снова мальчик, которого назвали Сашей. Через месяц затем они расписались. «Я отправила родителям в Свердловск весточку: „Поздравляю внуком Сашенькой, выезжайте, ожидаю, обожаю…“ Они приехали, мы их встречали на вокзале, — говорит Валентина Титова. — На перрон я отправилась одна, Басов, дабы оттянуть шок, остался около автомобили. Необходимо было мало времени, дабы подготовить маму. Мы подошли к машине.

Она, в то время, когда его заметила, сообщила конкретно: „Разводиться, на данный момент же…“ Родители пришли в кошмар оттого, что Владимир Павлович был большое количество старше меня — на восемнадцать лет.   Но умный и умный Басов постоянно держал обстановку в собственных руках. По большому счету, нужно сообщить, он был человеком-победителем.

Так вот, когда мы подошли к машине, Басов всплеснул руками и восторженно сообщил: „Марья Ивановна! Если бы я определил вас раньше, чем Валю, я б женился на вас!“ И с данной 60 секунд мама стала лучшим втором Владимира Павловича, что бы он ни сообщил, он всегда был прав».   Через пара лет, по требованию В. Титовой, её родители переехали в Москву, где Басов приобрел им квартиру в собственном кооперативе. После этого лично занялся их пропиской.

Связи со многими начальниками у него были хорошие, в том числе и в Моссовете. Но сразил он их тогда не тем, что был известным режиссёром, а совсем вторым. Войдя в кабинет одного из начальников, он сообщил: «Мне необходимо безотлагательно сделать прописку!» — «Кому?» — задал вопрос его хозяин кабинета, поднимая голову от своих бумаг. «Свекрови», — раздалось в ответ.

В кабинете повисла секундная пауза, по окончании чего начальник в удивлении развёл руками. «На моем веку, Владимир Павлович, вы первый, кто прописывает к себе свекровь! Отказать просто не имею права!» И подписал все документы.   В это же время, жизнь с Титовой также выяснилось негладкой.

Сразу после женитьбы Басову стали звонить какие-то дамы, что не имело возможности нравиться юный жене. Скоро она начала записывать звонки, часы и дни, запоминать голоса, и через какое-то время набралась солидная коллекция компромата. в один раз она задала вопрос его, нужна ли ему по большому счету супруга при таковой насыщенной личной жизни, он оборвал её: «У тебя мозги развёрнуты не в том направлении».

Тогда она ответила: «Не думай о моих мозгах, но в случае если ещё раз кто-то позвонит, я не буду скандалить и в партком не отправлюсь, но ночью, в то время, когда ты уснёшь, раскалю утюг и поставлю его тебе на лицо…» С того времени Басов стал весьма не хорошо дремать.   Несомненно, одним из лучших фильмов режиссёра Басова была четырёхсерийная картина «меч и Щит» по роману В. Кожевникова.

Только данный роман показался на свет (в нём рассказывалось о советском разведчике Александре Белове, сумевшем пробраться в высшие эшелоны фашистского управления), как сперва в КГБ, а позже и в ЦК созрела мысль снять по нему художественный фильм. В те годы в советском кино снималось мало картин о работе разведчиков, и данный пробел нужно было безотлагательно исправить. Исходя из этого в середине 60-х сходу на нескольких киностудиях страны были запущены в работу фильмы данной тематики.

На «Мосфильме» таковой картиной и стал «меч и Щит». Работу над ним доверили Басову.   Перед тем как приступить к съёмкам, Владимир Павлович «настойчиво попросил» у управления встречи с настоящими прототипами Белова — советскими разведчиками.

Такая встреча была ему организована и принесла несомненную пользу картине. Ответственным итогом её было то, что режиссёру удалось уговорить собственных киношных глав утвердить на ключевую роль актёра Станислава Любшина. До этого госслужащие от кино были против данной кандидатуры, поскольку думали, что Любшин никаким образом не подходит под образ разведчика. Им хотелось видеть в данной роли богатыря: с крепкими мускулами и орлиным взором.

Но чекисты стали сторониками режиссёра, объявив, что настоящие разведчики снаружи неприметны и ни при каких обстоятельствах не кидаются в глаза. Любшин под эту чёрта именно и доходил.   Съёмки фильма проходили как в СССР, так и за его пределами — в ГДР, под Дрезденом. Кстати, в жизни Басова это первенствовал зарубежный выезд, на протяжении которого с ним случилась забавная история.

Одна из германских актрис, снимавшаяся в картине, пригласила советских сотрудников в ресторан. В отличие от советских традиций, где приглашающий угощает всех гостей за собственный счет, в ГДР любой обязан был заплатить за себя. Определив про это, Басов, его супруга и С. Любшин, у которых денег не было, предпочли заказать для себя только минеральную воду да несколько апельсинов. Как говорится, «прекрасно посидели».

  В том году Басов по праву чувствовал себя триумфатором — о нём и его новой работе писали лишь в восторженных тонах, именовали его верным продолжателем традиций лучших режиссёров советского приключенческого кино. На волне этого успеха он вместе с женой отправляется в новую зарубежную поездку — в этом случае в Чехословакию. Но в этом случае ему не повезло — его приезд совпал с августовскими событиями, с вводом войск СССР в эту страну. Чувство от поездки было сломано.

  В 1969 г. в семье Басова произошло новое пополнение — появилась дочь, которую назвали Елизаветой. В. Титова вспоминает: «В то время, когда появился Саша, ему был сорок один, через пять лет Лиза появилась. Возможно, он и не желал, да кто его задавал вопросы-то? Такие вопросы решает дама…

  Перед тем как показалась Лиза, неоднократно появлялся вопрос: „Для чего, для чего?“ А в то время, когда Лиза висла на нём, обвивала ручонками его шею, он мгновенно забывал о том, что когда-то задавал вопросы: „Для чего?“…   С рождением детей у него началась совсем новая судьба, но человек обязан себя отдавать, дабы что-то приобретать. Так и Басов — отдавал себя детям, а вместо приобретал их любовь…

  Он был весьма хорошим отцом. Всё собственный свободное время уделял детям, ни при каких обстоятельствах не ругал их за двойки. Время от времени разрешал пропускать занятия в школе, в случае если ощущал, что дети устали. Писал преподавателям записки… В случае если я уезжала на съёмки и дети оставались с папой, я знала, что всё будет в порядке. Он и обед приготовит, и дремать уложит…

  Недочёты у него, само собой разумеется, были. Он очень много говорил. Я же крутилась по дому с двумя детьми, то нужно сделать, это. А он приходил и начинал сказать безостановочно. Это я на данный момент осознаю, что у него не было собеседника, и он выговаривал всё мне.

Ему это было нужно – всё выговорить и выверить то, что необходимо для работы. Но тогда я злилась и кричала: „Замолчи! У меня на данный момент голова лопнет!“ В его сознании непрерывно шла работа».

  В 70-е годы Басов продолжал деятельно трудиться: он снимал новые фильмы, игрался как актёр. На его счету были роли не только в собственных картинах, но и в фильмах д ругих режиссёров: «наказание и Преступление» (1970, роль Лужина), «Бег» (1971, хозяин «тараканьих бегов»), «Приключения Буратино» (т/ф, 1975, Дуремар), «По домашним событиям» (1977, маклер) и др.   Как режиссёр он в тот период снял следующие фильмы: «Возвращение к судьбе» (1971), «Страшный поворот» (т/ф, 1972), «Нейлон 100%», «Дни Турбиных» (т/ф, 1976).

  Фактически во всех его картинах в обязательном порядке снималась его супруга — В. Титова. Такова была воля самого Басова, что ни за что не желал отпускать собственную молодую жену к вторым режиссёрам, в долгие командировки. Сама Валентина Титова по этому поводу вспоминает: «К моей вероятной известности, популярности он ревновал меня чудовищно. Это я знала неизменно.

  В то время, когда запускалась какая-то картина, все около шумели и бурлили, что вот, дескать, Басов снова желает снимать собственную жену, а нужно бы снимать другую актрису. В следствии всех этих бесед я начала сниматься у других режиссёров, не смотря на то, что Владимир Павлович был против. Он считал, что я обязана играться лишь в его картинах…   Но я считаю, что как актриса я так и не раскрылась. Не было материала.

Разве что „Дни Турбиных“… В том месте вправду красивая роль, но дабы по-настоящему раскрыться, таких ролей необходимо штук пять. А что Басов начал снимать эту картину для меня, ничего аналогичного. Он сделал это лишь для себя — в далеком прошлом желал сыграть Мышлаевского. Кстати, по окончании показа фильма по телевизору он взял весточку от Константина Симонова с поздравлениями и был радостен… Владимиру Павловичу нравился сам процесс работы. Он просто не мог не снимать… У нас так как как тогда было?

У режиссёра на подготовку к съёмкам новой картины другой раз годы уходили — на нескончаемые согласования, разрешения. А в итоге, в то время, когда уже все инстанции были пройдены, режиссёру уже не хотелось снимать данный фильм, он от него успевал утомиться.   Басов же в этом смысле был феноменом. „Страшный поворот“ он снял за два месяца!.. Басов был не из тех людей, каковые обожают предаваться сумасшедшим страданиям. Что-то сейчас застопорилось, хорошо, значит, на следующий день снимем по-второму.

Закапризничал актёр — ничего, отыщем другого и доснимем картину. Басов был человеком, что постоянно контролировал обстановку. Не Госкино, где-то в том месте наверху, а он – режиссёр Владимир Басов — на съёмочной площадке решал все неприятности. Многие его за это ненавидели, дескать, что это за живописец, что не отстаивает собственные позиции. А ему было скучно отстаивать, он желал трудиться… Помимо этого, это приносило деньги.

Он просто работал и получал на судьбу, по причине того, что в доме было двое мелких гавриков — а это весьма дорогое наслаждение…»   В это же время где