Влад дёмин: русский шварценеггeр

Влад Дёмин: русский Шварценеггeр

Канал РЕН начал показ нового детективного сериала «Хорошие юноши», одну из основных ролей в котором отечественный сегодняшний собеседник.

По окончании броских ролей в фильмах «Боец», «Основной калибр», «Острог. Дело Федора Сеченова», Влада Дёмина стали сравнивать с Ван Даммом, именовать русским Шварценеггeром. В сериал «Хорошие юноши» Дёмина пригласили на роль капитана Медведева.

По словам актера, его храбрец по характеру мало чем отличается от него самого…

— Владислав

— Я Влад Демин, не Владислав, это мне напоминает советскую школу. А я желал бы, дабы мои фамилия и имя звучали, как две пули, каковые попали в цель.

— Прекрасно, а какой он, опер Андрей Медведев, в исполнении Влада Демина?

— Я прочёл сценарий и осознал, что мы с Медведевым весьма похожи. Он где-то с ленцой, где-то с агрессией. На агрессию он отвечает двойной агрессией, в случае если кто-то прав, он не обидит, в случае если нет — держись. Медведев весьма неоднозначный персонаж.

С одной стороны — громадной и неотёсанный, с другой, — забавный и беззащитный. Мне бы не хотелось, дабы он был дубовым, как Терминатор. Не смотря на то, что в начальной версии сценария он очень сильно на него смахивал.

Влад дёмин: русский шварценеггeр

— А в чем проявлялась его ленца?

— Он не ищет сложных дорог, выбирает неизменно те, что полегче

— В сериале у вашего храбреца большое количество драк?..

— Да, достаточно. Но на Украине (именно там проходили съемки) нет высококлассных постановщиков драк. Исходя из этого сначала мы с режиссером все драки ставили сами. Первая же потасовка была полита моей кровью. Травмы были ужасные.

На следующий сутки я просто не мог подняться. И я заявил, что второй бой будем снимать лишь с машиной «скорой помощи». На тот поединок смог выйти лишь по окончании того, как доктор сделал мне обезболивающую «блокаду».

Слава всевышнему, к моим просьбам прислушались, и позвали из Москвы Александра Соловьева, постановщика и каскадёра трюков, с которыми я уже трудился на вторых проектах.

— Трюки стараетесь делать сами?

— Во-первых, сложно отыскать дублера, что бы соответствовал моей комплекции. Во-вторых, моя спортивная подготовка разрешает делать то, что не смогут выполнить кроме того каскадеры. Мне нужен был партнер, что прекрасно может делать отыгрыши — в киношной драке это самый ответственный элемент.

Силу удара можно понять лишь по отыгрышу. К примеру, я бью, а мой партнер обязан так отыграть, дабы визуально возможно было оценить силу удара. И все около говорят: «Вот это да, вот это удар!»
По большому счету, я считаю, что сам по себе жанр экшена в чистом виде был увлекателен где-то до 2000 года, сейчас же зритель желает видеть уникальный сюжет. Кроме того в случае если из «Хороших парней» выбросить все сцены с драками, то фильм все равно будет занимателен. Вот в таких лентах я желаю и буду сниматься.

— Влад, а спортом, в то время, когда начали заниматься?

— какое количество себя не забываю, постоянно занимался восточными единоборствами и спортом. грация и Пластика ушу – язык тела. А ведь это сродни театру, претензия на актерство. До занятий восточными единоборствами увлекался борьбой, боксом. Я появился в мелком сибирском городе, и очень выбирать не приходилось.

В том месте были только бокса и секции борьбы.

Позже мы с приятелями случайно выяснили, что в отечественный город по окончании продолжительного отсутствия возвратился тренер по ушу — весьма титулованный и весьма увлекательный человек. Он не планировал никого тренировать, но мы нашли его и упросили заниматься с нами.
Тогда лишь начали появляться фильмы Брюса Ли, Джеки Чана. Мы как завороженные наблюдали на этих бойцов, конечно же, желали обучиться этому мастерству. А тут такая возможность — приехал мастер По окончании двух месяцев тренировок с ним я стал вторым в Красноярском крае по стилю саньда — полный контакт и сел на шпагат.

— Как Ван Дамм?

-Нет. Сперва на несложный шпагат. Для трюка Ван Дамма мне необходимо было время, дабы подготовить связки.

Уже показались фильмы с его участием, и я также применял их в собственном обучении.

— Ну чему в том месте возможно было обучиться — сидеть на шпагате?

— Это лишь вам в том месте думается, что был один шпагат. Удары, каковые он делал в воздухе, и в прыжке в шпагате — таких ударов не делал никто. Это не хорошее ушу.

— А разве это не киношные трюки?

— Нет. Это настоящие удары. Но сейчас их уже повторяют кто хочешь. А родоначальниками для того чтобы кино можно считать Брюса Ли, Джеки Чана, уже позже показались Жан-Клод Ван Дамм и Стивен Сигал. Все остальные лишь повторяют за ними. Стивен Сигал — это новый, твёрдый стиль в айкидо; Ван Дамм — растяжка, красота, наружность, грация мышц.

У него все битвы выстроены на демонстрации тела. Джеки Чан — это трюки, каскад погонь, клоунада, смешливость. Брюс Ли — безумный энергетика.

Гортанные звуки — мяуканье Брюса — до сих пор никто не имеет возможности воспроизвести.

— Вы пробовали?

— Пробовали многие, и я не исключение, но ничего не получилось. Глядя на таких крутых парней, мне также весьма хотелось овладеть пластикой собственного тела, довести его до совершенства. Но мы обучались по стоп-кадрам. Благо на уроках физкультуры преподаватель не только поощрял отечественные увлечения восточными единоборствами, но и помогал нам, делая ставку на хорошую растяжку и гимнастику.

Последние школьные годы я был чемпионом школы по гимнастике.

— Думали податься в опытный спорт?

— Нет, мне легко весьма хотелось всем продемонстрировать красоту и грацию людской тела, и чего уж в том месте — легко умение дать сдачи

— Родители не возражали?

— Уже с 14 лет мои родители мне ничего не говорили, тем более, что с 15 лет я сам начал зарабатывать на судьбу. Но как раз мама меня надоумила поступать в педагогический институт на отделение начального военного и физического воспитания обучения.

— Стипендии хватало?

— Да кто же живет на одну стипендию. Крутились По окончании окончания института я возглавил Федерацию рукопашного боя классического карате по всему Красноярскому краю. А вы себе воображаете, что это была за сила?! В федерацию входили представители двенадцати городов края.

В нехороших руках все имело возможность вылиться в замечательную организованную бандитскую группировку. Исходя из этого меня как человека, возглавившего эту федерацию, компетентные органы разглядывали под увеличительным стеклом.
Со мной совершили беседу, взглянули биографию, что я заканчивал, не связан ли я с криминалом, сколько человек проголосовали за мою кандидатуру. Да — боксер, да — спортсмен. Но кого ж еще выбирать?

— А позже за вас принялись политики?

— В то время, когда генерал Александр Лебедь организовывал партию «Честь и Отчизна», мне внесли предложение сотрудничество. Я важный юноша, с хорошими организаторскими свойствами, наработанными за время работы в Федерации рукопашного боя. Отчего же не привлечь его на благо Отчизны?

— Другими словами вместо спортивной формы вы надели элегантный костюм?

— Да, я стал депутатом Законодательного собрания Красноярского края

— И, как человек, что уже попытался себя в качестве национального мужа, решился стать человеком зависимой профессии — актером?

— Я легко полностью не реализовался как спортсмен, да и страсть к актерству всегда была в моей душе.

— С чего же вы решили начать путь к успеху?

— Тадеуш Касьянов, президент Общероссийской федерации рукопашного боя (Тадеуш Касьянов — один из основателей российского рукопашного боя. Постановщик боев в культовом советском фильме «Пираты ХХ века». — Прим. авт.) внес предложение мне поучаствовать в проекте «Пираты ХХ века-2», либо Пираты ХХI века. Я включился в работу, мы уже писали сценарий. Через продюсирование, через сценарную работу я шел к тому, дабы стать актером

— Ван Дамм так же, как и прежде был вашим кумиром?

— Нет. В кинематографе сменились приоритеты и лидеры. Кино стало более динамичным. Показались новые кумиры, к примеру Джет Ли. Ван Дамм постарел.

Стивен Сигал пополнел, погрузнел — трудится лишь лицом. Его удары ногами всецело дублируются. Мы познакомились с Сигалом в Москве, и его внешний вид произвел на меня негативное чувство.

— Ветхие кумиры ушли, на кого вы равняетесь сейчас?

— Я уже пережил увлечение направлением и стилем. Меня интересует, как трудятся такие великие актеры, как Аль Пачино, Роберт Де Ниро, тонкости профессии

— С Аль Пачино не сделаешь стоп-кадр, актерству необходимо обучаться?

— Я начал просматривать большое количество особой литературы. По окончании прочтения книги Александра Митты «Между раем и адом» я осознал, что ничего не осознаю в актерской профессии, в мастерстве кино. Меня потрясла эта книга. Кстати, перед тем как отправиться в Киев на съемки «Хороших парней», еще раз ее перечитал и отметил для себя все, что может понадобиться мне для образа Андрея Медведева.

В сериале отечественные храбрецы по-настоящему хорошие юноши, всем своим поведением они выделяют, что менты — совсем не те люди, каковые лишь и делают, что беспробудно выпивают, дым столбом-коромыслом.

— А разве это не верно?

— Образы ментов не должны быть такие дуболомные, какими довольно часто показывают. Я к чему это говорю, дабы дети не стремились подражать храбрецам «Бригады» либо «Бумера», отечественные храбрецы должны быть им также увлекательны. Конечно же, в «Хороших юношах» полюбят отрицательного храбреца Боксера, его сыграл Максим Дрозд — весьма харизматичный человек.

Собственной работой мы поделим аудиторию на две части — добро и зло, но, не обращая внимания на противоположности, неприязни между ними нет.

— А кто из киношных ментов нравится лично вам?

— Мэл Гибсон и Дени Глоувер в «Смертельном оружии» либо в фильме «Час пик» Крис Таккер и Джеки Чан — безумные персонажи.

— Не опасаетесь стать заложником однобокого образа: мента, преступника, эксперта по восточным единоборствам? Возможно, хотелось бы сыграть храбреца-любовника?

— А что, по-вашему, храбрец-любовник не может быть ни преступником, ни ментом?

— Иначе говоря штампов не опасаетесь?

— Да я желаю этих штампов. Желаю, дабы люди знали, чего от меня ожидать. Влад Демин: о, на данный момент будет весьма интересно!

Мне нравился типаж Рокки. В простой жизни он — подкаблучник, а на ринге – звезда бокса. Занимательный образ.

И я желаю, дабы зрители видели меня и осознавали, что в моем храбрец они отыщут и слабость, и жесткость сильного мужика.

— На что израсходовали гонорар от фильма «Хорошие юноши»?

— Пол-Сибири кушают лаврский мед, все мои приятели взяли в качестве подарка превосходные иконы из мастерских Киево-Печерской лавры. Себе нечего большого в Киеве не приобрел. Честно говоря, пока тружусь не за платы, а на собственный имя.

И весьма надеюсь, что лет через пять оно будет трудиться на меня.

Дмитрий Сергеев

Владислав Демин


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: