«Вести недели» сменили ведущего

Вести недели сменили ведущего

Вести семь дней поменяли ведущего

Гость: Андрей Кондрашов — Ведущий информационной программы “Вести семь дней”

Информационно насыщенную семь дней на канале «Российская Федерация» по воскресеньям сейчас воображает ведущий программы «Вести семь дней» Андрей Кондрашов. И не смотря на то, что мы систематично видим его на экране, о самом журналисте знаем не так уж большое количество. Восполнить данный «информационный пробел» окажет помощь программа «Станционный смотритель».   

— Андрей, вправду у вас так занята вся семь дней? 

КОНДРАШОВ: Легко кошмар как занята.  Не питаю зависть к  моим предшественникам, по причине того, что субботы и воскресенья отсутствуют как таковые. И в случае если полпонедельника возможно выделить чтобы с собственной дочкой, то по окончании обеда уже все равно необходимо наблюдать новости, дабы ничего не пропустить к концу семь дней. 

— Тем более благодарю вас, что сумели вырваться к нам в студию. Вы журналист политический, исходя из этого, не смотря на то, что я и изучаю телевидение весьма пристально, все-таки позвала себе на подмогу отечественного аса информационной и политической журналистики Юлия Александровича Семенова.  

СЕМЕНОВ: Рад трудиться вместе с вами.  

— Юлий Александрович, вас связывают, я так осознаю, неспециализированные какие-то воспоминания. Вы трудились совместно в кремлевском пуле. 

СЕМЕНОВ: Недолго. Вы понимаете, я как бы уже был на уходе, а Андрей как представитель нового поколения, он был на подходе. Но мы пересекались. 

КОНДРАШОВ: Да, мы отыскали в памяти, по крайней мере, одну командировку, это был Берлин. В том месте мы  и встретились.  

— Андрей, я желаю по большому счету возвратиться к самому началу вашей журналистской работы. Вы были ведущим “Вестей”, позже “Вестей-плюс”, на данный момент “Вести семь дней”. А по большому счету начиналось все фактически с репортерской, журналистской работы.

Самый первый репортаж — что это было, в то время, когда и при каких событиях? 

КОНДРАШОВ: Самый собственный первый репортаж я снял на собственной отчизне, это город Алма-Ата. Снял совместно со своим сотрудником, мы были студентами и обучались на втором курсе, именно тогда был путч, это был август 91-го года. 

— А обучались-то на кого? 

КОНДРАШОВ: На журналистов. Но в действительности у меня был небольшой опыт. До этого я вел “Криминальную хронику”, была такая программа на одном из первых коммерческих каналов.

Данный факт я не забываю отлично. Мы разменяли две собственные стипендии на 15-копеечные монеты, пришли на Главпочтамт, дозвонились до программы “Вести” и задали вопрос: а вот вам весьма интересно, теряет ли наша страна такую республику, как Казахстан? По причине того, что тут творится что-то… И сняли.

Передали кассету самолетом, в то время, когда не все было еще осознано об финале путча. Тогда вышел отечественный первый репортаж.  

— Другими словами это была какая-то рука судьбы. Из-за чего вы позвонили как раз в программу “Вести”?

КОНДРАШОВ: По причине того, что  кони так красиво бегали, в том месте говорили такую правду, да и люди, каковые осознавали что-то в происходящей политической обстановке, они, само собой разумеется, наблюдали в тот момент лишь “Вести”.  

— Работа телерепортера чем вам запомнилась?  Может отыскать в памяти какие-то самые известные и памятные репортажи, имевшие успех? 

КОНДРАШОВ: Честно говоря, ни при каких обстоятельствах не занимался селекцией в собственном творчестве. Но, само собой разумеется, самые тяжёлые репортажи, возможно, запоминаются больше всего. Само собой разумеется, это война.

Я пологаю, что если бы репортеры не прошли те опробования, каковые на нас всех выпали сперва с первой чеченской кампанией, позже со второй чеченской, позже Балканы, Таджикистан, само собой разумеется, смерть отечественного столичного погранотряда у Пянджи — это, само собой разумеется, было что-то страшное. Позже Приднестровье и Молдавия, позже балканские войны, потом кто-то захватил Афганистан, Ирак, наконец, последний. Мне думается, что в случае если репортер не проходит этого ужасного опробования, то он через чур легко относится к тем же самым политическим процессам, в то время, когда ты не видишь, к чему это все может привести, исходя из этого  время от времени поверхностно относишься к тому, что видишь.  

— В чем принципиальная и главная отличие между предыдущей работой  телеведущего и журналистской работой? 

КОНДРАШОВ: Вы понимаете, я сделал для себя самое основное, возможно, открытие. Почему-то мне никто до этого об этом не сказал, и я считаю это своим собственным открытием. Не смотря на то, что, возможно, кто-то когда-то и думал что-то подобное. Мне думается, что информационный выпуск на канале — это тот же самый репортаж.

У него та же самая композиция, и все то же самое, что мы делаем в поле, следует сделать в студии. У него те же самые составные части. Вот из-за чего он  будет увлекательнее и лучше, в случае если  его составные части будут сделаны качественнее. В информационной программе нет ничего полезнее хорошего глубокого репортажа.

Исходя из этого я кроме того на данный момент уже, готовя собственную программу, я 80 процентов времени посвящаю, к примеру, беседам, дискуссии какого-либо конкретного репортажа с конкретным автором, возможно, кроме того где-то участвуют в продюсерстве  той либо другой съемки. И лишь 20 процентов у меня остается чтобы : а сам-то сейчас я что буду сказать в кадре?  

— Трудясь на национальном канале, как вы чувствуете себя объективным журналистом? Как по большому счету журналист возможно объективным? 

КОНДРАШОВ: Само собой разумеется, возможно объективным совсем нормально. Существует ли какая-то позиция на национальном канале? Да, существует национальная позиция.

В случае если кто-то мне на данный момент время от времени начинает сказать: не думается ли тебе, что у нас в «Марше несогласных» было не так много времени уделено этому событию…  

— А не думается ли вам, что не так много? 

КОНДРАШОВ: Вот вы также меня задаёте вопросы таким же образом. Так вот я вам сообщу. Вы трудитесь не на “Маяке”, а идите и трудитесь на какую-нибудь другую радиостанцию, где вы станете сказать о марше несогласных.

Те 30 человек, каковые принимали участие в последний раз в «Марше несогласных», я лучше покажу 95 бабушек, каковые вышли с безлюдными кастрюлями в Свердловске, чем показывать «Марш несогласных». 

— Но однако это событие. Другими словами ведущий информационного итогового выпуска определяет, в какой пропорции продемонстрировать то либо иное событие и продемонстрировать ли его по большому счету.

КОНДРАШОВ: Не продемонстрировать по большому счету, само собой разумеется, мы не имеем права по-журналистски, это факт.  

— Вот я об этом именно и желала задать вопрос. «Марш несогласных», он же имел место быть, он был.

КОНДРАШОВ: Он имел место быть. Но он случился, кстати говоря, в самое воскресенье и без того поздно. И позже, у нас приехал оператор, которого побили омоновцы, это был оператор Аркадия Мамонтова, ему сильно досталось.

Но то, что он успел снять, да и то, что мы взглянули, само собой разумеется, ни с одним из тех событий, каковые мы продемонстрировали до этого (а это пожар, это катастрофа на шахте, это по большому счету целый список катастроф, под знаком которых проходила последняя семь дней),  сравниться на может. Исходя из этого мы не стали показывать 30 человек, каковые назвали себя несогласными. Это было вправду мое ответ, и я считаю, что я прав. 

СЕМЕНОВ: Андрей, в то время, когда вы планируете программу, ну я осознаю, вы зависите от событий, от их приоритетности, от общей концепции программы, но не вычисляете ли вы нужным посоветоваться с телезрителями, хотя бы посредством форума в сети, дабы выяснить, что людей больше интересует. И по большому счету как вы используете Интернет в подготовке программы? 

КОНДРАШОВ: Вы полностью правы. По причине того, что на данный момент у нас будет какой-то период летом, в то время, когда мы должны будем поразмыслить, какой программа будет дальше. И тут мы, само собой разумеется, поднимем роль Интернета  достаточно без шуток, будем проводить опросы.

Во-первых, нам весьма интересно знать, как люди, не именуя себя, , голосуют  либо отвечают на какие-то вопросы о текущей политической обстановке. Я обязуюсь все эти опросы в собственной программе показывать. Это будет на отечественном сайте, мы придумаем особую форму, будет вправду интерактив.

Легко на данный момент так скоро все это сделать вправду нет никакой возможности, по причине того, что у меня на подготовку первой программы, в то время, когда я был назначен ведущим, было ровно четыре дня. И потом, дабы так быстро поменять форму, необходимо какое-то время. Пологаю, что с началом нового телесезона мы, конечно же, эти новшества в обязательном порядке введем.  

— Кстати, об Интернете. Я почитала в том месте отзывы о ведущем Андрее Кондрашове. Довольно много комплиментов от дам в ваш адрес, весьма нравится манера наблюдать, сказать,  тембр голоса. Другими словами зрители обращают внимание, какая рубаха, галстук.

Речь заходит все-таки о таковой важной аналитической программе, итоговой, а люди наблюдают пристально на все.

КОНДРАШОВ: Это для меня было открытием, настоящим открытием. Первая программа, само собой разумеется, зритель не привык к новому ведущему, само собой разумеется, существует привычка, существует доверие, которое также связано с привычкой: я слушаю его, по причине того, что вижу его последние два-три-четыре года. Когда сменился ведущий, была публикация в одной весьма глубокоуважаемой газете, где легко камня на камне не покинули ни на мне, ни на программе.  

— Как вы это пережили? 

КОНДРАШОВ: Да нормально полностью. Я вырезал, всем продемонстрировал, она у нас продолжительно висела на стенке, по причине того, что такими словами меня еще никто не называл. До сих пор эта статья  лежит, правда. 

СЕМЕНОВ: Андрей, имеется еще ревность. Обаятельный Сережа Брилев. 

КОНДРАШОВ: Возможно. Так это естественно. Ревность в том месте, где любовь, верно. Так вы понимаете, открытием было что?

Был форум, вернее, легко комментарий по окончании данной статьи. И, боже мой, мне позвонили из данной газеты и попросили меня взглянуть, что в том месте пишут люди. Я был поражен. В том месте было 52 комментария, из них процентов 75 меня защищали так, как я не имел возможности. Огромное благодарю всем этим людям.

Легко живешь и не знаешь, сколько у тебя существует потенциальных друзей.  

— Андрей, но все-таки  это вправду достаточно непростая обстановка, в то время, когда внезапно сменяется ведущий. Вот как по большому счету узнав новость о том, что вы становитесь ведущим программы “Вести семь дней”? Сейчас какова  была ваша первая реакция? 

КОНДРАШОВ: Вы понимаете, это было нежданно как для меня, так и для Сергея Брилева. Мы позже, в то время, когда с ним встретились, само собой разумеется, друг другу поведали о том, что где-то, возможно, мы ожидали, но просто не знали, что все будет так скоро.  

— У него не было обиды на вас? Понимаете, как не редкость: кто пришел за мной, тот и виноват.

КОНДРАШОВ: Нет. Осознаёте, поскольку Сергея не убрали. Легко Сергей на данный момент готовит вправду важный политический формат на отечественном канале.  

— Какой? Сообщите уже, рассекретьте что-нибудь.

КОНДРАШОВ: Это будет в мае. И это, к сожалению, не мой секрет. Само собой разумеется, вы заметите в мае Сергея Брилева в новом формате. И, в неспециализированном-то, вы заметите, что данный формат ему будет разрешать применять собственные возможности значительно шире, чем разрешал формат “Вестей семь дней”. Исходя из этого нельзя сказать, что Сергей отстранен от эфира. Он взял формат, что ему будет вправду нужнее и эргономичнее.

Он для него расширился так, как, возможно, и для меня расширился мой прошлый формат итоговой дневной программы на итоговую недельную информационную программу.  

— Для вас это назначение что означало прежде всего? За что следовало хвататься, за что взяться, какие конкретно неприятности сразу решить, приступая к новым уже обязанностям? 

КОНДРАШОВ: Чтобы выйти на радиосвязь уже в ближайшее же воскресенье, оставалось практически четыре дня, и исходя из этого, честно говоря, первое время я кроме того не знал, за что хвататься. По причине того, что люди, красивые сотрудники в “Вестях семь дней”, с которыми я как репортер трудился весьма долго, исходя из этого вся та команда, которая эту программу готовит, меня замечательно знает. Но первоначально было, само собой разумеется, смятение.

Другими словами мы совместно не осознавали, за что нам хвататься. Ну, слава всевышнему, я самую малость пришел в себя за день, ну и позже наподобие как мы все-таки навалились и сделали. 

СЕМЕНОВ: Андрей, вы каждое воскресенье выясняетесь в центре внимания громадной аудитории “Вестей семь дней”. Но так как за вами стоит огромное количество людей. А также вот в данной ситуации аварийной вы зависели не только от готовности и собственной квалификации, но и от тех, кто делает программу.

Вот несложный вопрос, пускай телезрители и наши слушатели определят: какое количество людей делают программу “Вести семь дней”? 

КОНДРАШОВ: 16 человек.  

— Так мало?  

СЕМЕНОВ:  Я думал больше. Учитывая и технические сложности.  

— Да, мне почему-то также так казалось. 

КОНДРАШОВ: Легко эти 16 человек, они обособленные. Они просто называются “Вестями семь дней”. В действительности, само собой разумеется, в случае если нас забрать и вывести в поле, эти самые 16 человек, само собой разумеется, мы ничего не сделаем. Само собой разумеется, за нами стоят много. У нас огромные структурные подразделения, каковые так или иначе завязаны на обработку информационного потока. Само собой разумеется, они трудятся всю неделю.

И это отечественные бессчётные корреспондентские бюро, и обозреватели, каковые не появляются со своим голосом. К примеру, они на этой неделе не появляются в кадре, а просто по отечественной просьбе объезжают пол-Европы, дабы снять какой-то эпизод какого-либо сюжета, что в следствии войдет в сюжет к столичному обозревателю, что тут у нас трудится. И без того же политический корреспондент, к примеру, делает какой-то отдельный сюжет.  

— А бывают ли ситуации, в то время, когда программа “Вести” запаздывает с какой-то информацией? В случае если да, то из-за чего это происходит? И по большому счету как складывается работа информационных работ различных каналов, дабы кто-то успел первым?

Вот эта борьба, как она выглядит изнутри? 

КОНДРАШОВ: Борьба, само собой разумеется, имеется. Но обязан подчернуть, что сейчас борьба достаточно честная.

К примеру, в случае если какой-то канал своевременно сообразил и просто интуитивно прочувствовал, что  какое-то событие будет развиваться и на это место безотлагательно необходимо поставить мобильную станцию (ПТС,  у нас это  именуется словом “флай”, это такая тарелка на колесах, с которой возможно осуществить прямое включение, передачу снятого  материала и без того потом),   и приехал первым,  то не всегда второй канал  кроме того у него попросит воспользоваться этим оборудованием. Это его право, он вправду нас обошел.

Но, иначе, в случае если это какое-то событие в масштабах страны, то мы не отказываем отечественным сотрудникам. К примеру, у шахты в Кемерове у нас была такая тарелка, а у НТВ не было. Но как же мы можем отказать такому же федеральному каналу, что имеет такую же практически аудиторию, как и у нас, в возможности сделать качественный информационный материал с места. 

СЕМЕНОВ: Но все-таки, Андрей, не будем скрывать, что ваша программа есть в какой-то мере официозной. И, возможно, вам легче заполучить сильных мира этого, чем вашим сотрудникам с вторых каналов. Это так либо не так? 

КОНДРАШОВ: Вы понимаете, возможно. Возможно, как вы сообщили, сильные мира сейчас приходят к нам, недолго раздумывая. По причине того, что как раз-таки сильные мира этого позиционируют отечественную программу как что-то такое весьма итоговое, взглянув которое, ты осознаешь, откуда дует политический ветер в нашей страны.

В случае если у какого-либо канала, “Рен-ТВ”, к примеру, будет комплект новостей, выстроенных по какому-то второму принципу, то у нас это будет вправду результат, мы стараемся подытожить события, случившиеся за чемь дней. Так как весьма обрывочно наблюдаешь какие-то программы новостей, наблюдаешь Интернет, просматриваешь газету в метро, но в воскресенье ты включил телевизор и подытожил для себя все, что случилось за чемь дней, ничего не потеряв. Цель такая.

www.radiomayak.ru/tvp.html?id=60147

Запись программы Вести семь дней


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: