Валерий золотухин сыграл вампира…

Валерий золотухин сыграл вампира...

Валерий Золотухин сыграл вампира и выстроил церковь в собственном родном селе Стремительный Исток

В Алтайском крае в родном селе Валерия Золотухина – Стремительный Исток – сейчас прекрасная церковь с устремленной в небо маковкой и чистым колокольным перезвоном. Но, постройкой храма на малой отчизне популярный актер не ограничился. Сравнительно не так давно он стал худруком Молодежного театра Алтайского края и сходу решил реанимировать идею строительства нового театрального строения.

Золотухину – 63, и он, как и прежде, снимается в кино, играется в театре и пишет по одной книге в год. — Валерий Сергеевич, из-за чего вместо застолья с сотрудниками по цеху в Театре на Таганке либо торжественной вечеринки в семейном кругу – вечерний спектакль на «малой» отчизне, в Алтайском крае? — По окончании того как в октябре прошлого года я стал худруком местного Молодежного театра, мне нужен был важный предлог чтобы пригласить в его стенки новую администрацию края во главе с губернатором Михаилом Евдокимовым. Нам необходимо решить одну из основных неприятностей – строительство нового строения.

Так оказалось, что в данный и ближайшие дни в Театре на Таганке у меня именно нет пьес, исходя из этого мы решили 21 июня играться спектакль На дне по пьесе М. Горького, в котором я выполняю роль Луки. Спектакль, совмещенный с моим днем рождения, я считаю веским предлогом чтобы администрация посетила театр и прониклась его проблемами. — За плечами у вас – более 40 фильмов, десятки ролей в спектаклях, вы – создатель нескольких художественных и публицистических книг.

Что еще нажил к своим годам Золотухин? — Я не задаюсь целью наживать себе какие-то капиталы. Событием в моей жизни стало освящение храма и торжественное открытие Покрова Пресвятой Богородицы, которое прошло в октябре прошлого года. Строительство его продолжалось 12 лет.

Сравнительно не так давно вышла моя пятая книга не забываю и обожаю, в которую вошли три дневниковые тетради, написанные за 1974 год. Я предполагаю выпустить многотомное собрание сочинений на базе собственных дневников приблизительно из 30 томов. У меня – два взрослых сына.

Старшему Денису сравнительно не так давно исполнилось 35 лет. Он принял сан священника и сейчас проходит службу в Столичной епархии. У Дениса растут пять детей – три мои внучки и два внука. Сын назвал по именам царственных мучеников – Ольга, Татьяна, Мария, Алексей, а самого мелкого – Никоном.

Младший сын Сергей трудится ударником в столичной группе Мертвые дельфины. — Не легко в Российской Федерации выстроить храм? — В моих ежедневниках этого периода заложены квитанции на 10, 20 тысяч рублей, миллион… Обстановка в стране за 12 лет прослеживается через эти квитанции. Я был наивен, в то время, когда в начале строительства выпустил листовки «Миром встанет храм» с номером лицевого счета. В действительности нужен был замечательный толчок, начальный капитал.

В начале 90-х, в то время, когда я задумал стройку, была именно ужасная инфляция: один президент сменял другого, один губернатор давал слово деньги – не дал, второй давал слово большое количество – дал мало. Но я не жаловался. В то время, когда мне говорят, что десятилетие храм практически не строился, это неправда. Он строился в меня.

Я ежегодно по паре раз приезжал, привозил деньги, каковые уходили на текущее содержание храма. В один момент все эти годы шло оцерковление села. Выстроить храм – это так как не только кирпич к кирпичу положить, но и неспециализированное настроение села создать. Были, само собой разумеется, и злые языки: одни говорили, что я строю себе монумент, другие, что раз мой папа приказал уничтожить церковь, то я обязан ее вернуть. Сначала я обижался на людей: да, отечественные отцы разрушали храмы, но это была политика страны.

Позже осознал, что обиды мешают делать дело. И махнул на них рукой. Собака лает, караван идет. За всю собственную актерскую судьбу я ни при каких обстоятельствах не ездил на Алтай с концертами и гастролями. Но в то время, когда мне стукнуло 60 лет, решил – отправлюсь.

Мы с актрисой Ириной Линдт дали 12 концертов в районах и городах края и получили тогда 96 тыс. рублей. Всю сумму передали на постройку церкви. Но в то время, когда подсчитали собственные вложения и спонсорскую помощь, осознали, что кирпичный храм все равно не потянем.

Решили строить церковь из дерева. Может, оно и к лучшему. На замечательном фундаменте древесный храм практически взлетел к небу. — Быть может, что ваши устремления повлияли и на сына Дениса? — Нет, я считаю, что он пришел к этому ответу самостоятельно. Я так как ушел из семьи, в то время, когда ему было 10 лет, и Денис видел жизнь отца лишь со стороны.

У него, кстати, бабушка была религиозным человеком. Иначе, в семью вошел Леня Филатов (по окончании развода Золотухина с мамой Дениса – актрисой Ниной Шацкой. – Ред.), очень светский человек, актер, литератор, поэт, киноман. Мы с ним вдвоем устраивали Дениса во ВГИК, где Леня за него платил, помогал ему. Но однако в один красивый момент Денис позвонил мне и попросил отцовского благословения стать священником.

Само собой разумеется, я был счастлив и радостен, в то время, когда определил о его ответе. Но его выбор – непростой, и по сей день жизнь у него далеко не сахар. Если бы Денис был монахом, тогда другое дело. Но у него имеется семья, дети, каковые ходят в школу, видят, как наряжаются их сверстники, на каких велосипедах они ездят, слышат, что те отдыхают с родителями за рубежом.

Денис себе этого разрешить не имеет возможности, даже в том случае, если будет получать вдвое больше. Но он данный путь выбрал, и пускай не ропщет, и собственный крест несет. — На открытие храма вы приезжали в Стремительный Исток вместе с сыном Владимира Высоцкого Никитой, говорили, что вам крайне важно, дабы он побывал в Алтайском крае. Из-за чего? — Это связано с именем Владимира Высоцкого, с которым, так оказалось, моя будущее тесно переплелась.

Понимаете, как у Булгакова: «Помянут меня, помянут и тебя….». Высоцкий – так огромное имя в русской культуре, что любой предлог к прочтению его стихов на моей отчизне – это уже прекрасно. Я предполагал, но не ожидал, как сильное чувство произведет на людей посещение Никитой Высоцким моего села и чтение стихов собственного отца. По себе знаю, что самые яркие впечатления остаются с детства, а в зале на встрече с ним было довольно много молодёжи и детей.

Их прикосновение к творчеству Высоцкого будет осознаваться неспешно, со временем. Мне было принципиально важно, дабы Никита заметил монумент отцу в Барнауле, что хоть и говорят, что сделан неумелым скульптором, но для работы отечественной памяти это не верно уж и принципиально важно. И Никита его одобрил.

Для этих трех дней в октябре прошлого года, в течение которых в Стремительном Истоке прошли освящение храма, выступление Никиты Высоцкого, был сыгран спектакль На дне с моим участием, прошел праздник Покрова Богоматери , – для них стоило жить. — С чем связано ваше ответ возглавить барнаульский театр? — Я взялся за художественное управление, по причине того, что Барнаулу нужен театр. Мне легче в Думе говорить с главами, министрами, от которых зависит его финансирование, чем директору этого театра.

Мне не в серьез говорят: вы храм выстроили, сейчас выстройте театр. Да, на данный момент я к театру подхожу прежде всего, как к стройке. Все равно данный процесс позже обрастает второй работой, но главный предлог заняться театром был строительный.

Под лежачий камень вода не течет. Нужно продвигать дело, даже в том случае, если это сопряжено с громадными трудностями. — Говорят, что провинциальный театр – это диагноз. Как вы оцениваете потенциал труппы Молодежного театра? — Провинциальный спектакль с отрицательным смыслом этого слова может показаться и на столичной сцене. В провинции довольно много сильных театров, и русский театр жив обычно идеями провинциальных театров.

Я убедился, что в Молодежном театре трудятся гениальные актеры. Что касается моей работы художественного руководителя, то мне в этом замысле импонируют метод и опыт управления театром Олега Табакова. Он или снимает по художественным соображениям то, что ставят другие, неся наряду с этим большие убытки, или следит за ходом постановки и позже включает ее в репертуар. Наряду с этим сделал и Табакерку, и Художественный театр одними из лучших театров страны.

Я – не режиссер, и ничего ни при каких обстоятельствах не ставил. Надеюсь, что мы будем приглашать в Молодежный театр хороших, гениальных режиссеров. — На 45-летие, которое театр отмечал в марте, вам присвоили премию Демидовского фонда в номинации Прославляющий Алтай. Вы стали первым артистом, которого фонд удостоил награды, и первым в данной номинации. Я не забываю, по случаю торжества вы тогда кроме того приобрели новый костюм.

За восстановление храма вам вручили Орден Св. благоверного князя Даниила Столичного III степени. По окончании была победа в номинации Сибиряк года… — Приз неизменно приятна, в особенности от земляков. Церковный орден было приобретать весьма волнительно. Демидовцы вручили конвертик с весьма большой премией.

Я так осознаю, что тут все сошлось: не только за мои заслуги в кинематографе, но и за постройку храма, за то, что взялся восстанавливать театр, за участие в культурной и публичной судьбе края. — Прошлое по крупинкам собрано в ваших ежедневниках, каковые вы ведете с 1958 года. А вот дом в Стремительном Истоке, в котором совершили детство, почему-то подарили охотничьему обществу, не захотев делать в нем личный музей. Не жалеете? — К домику-музею я отношусь с иронией и юмором.

Один мой друг, в то время, когда я бился с храмом, сообщил: «Ты погибни, и дело отправится веселей!». Все эти музеи, домики – они дождутся собственного времени. До тех пор пока я живой, нужно делать дело. А домишко старенький, его чуть не сожгли, устроили в том месте какой-то притон. Он стоял бесхозный. И мне пришла радостная идея дать его охотоведам. Новые обладатели подвели под него фундамент, отремонтировали крышу, сделали ограду. В Стремительном Истоке отвели помещение под музей, где собраны скалки, прялки и любая домашняя утварь.

В случае если в том месте будет уголок Золотухина, и этого достаточно. Не смотря на то, что в действительности я отношусь к данной идее без лишней скромности.

Любой предлог к сохранению памяти, любой интерес, в то время, когда какой-нибудь мальчишка лет через 100 спросит: «А кто таковой Золотухин?», прочтет книгу, взглянет кассету и, быть может, будет гордиться тем, что в его селе жил астронавт, узнаваемый артист либо заслуженный преподаватель. — Цитирую вас: «волею событий и собственной лени выясняетесь незадействованным то в одном спектакле, то в другом. Торгую своим прошлым…» Как-то безрадостно вы это констатировали.

Что, запал с годами пропал? — Эти строки из ежедневника были написаны к 20-летию со дня смерти Высоцкого в 2000 году. Тогда, вправду, было такое состояние. на данный момент оживает отечественный кинематограф. Показались Театральный роман, Идиот. В то время, когда я принимал участие в проекте канала РТР Крестный путь, пока ехал на запись, от Таганки до Смоленской площади насчитал три съемочные группы. Значит, имеется рынок кино, потребители, имеется деньги и спрос.

Значит, мы выкарабкиваемся из этого кошмарного десятилетия. Среди них и моя персона. на данный момент я снимаюсь в 12-серийном сериале Мастер и Маргарита режиссера Владимира Бортко, где играюсь превосходную роль Никанора Ивановича Босого, что прячет деньги в вентиляции.

8 июля состоится, я думаю, шумная премьера современного фильма-фантастики Ночной дозор Тимура Бекмакбетова. Я играюсь в нем драматическую роль вампира – отца храбреца, что не желает передавать по наследству сыну собственный порок и испытывает сложные внутренние мучения. — А что сталось с ленью? — Лень и по сей день имеется. Я принадлежу к тем оптимистическим натурам, кто говорит, что человек – существо с неограниченными возможностями. Мы собственные возможности используем лишь на семь процентов.

А так как наряду с этим вычисляешь себя не последней спицей в колеснице, осознаёшь, что, если бы захотел, написал бы мир и Войну. — Вы – радостный человек? — Само собой разумеется, радостный, и весьма радостный во всех смыслах. Я бы ответил словами Ионеско, которого обожаю цитировать: «Я радостен, по причине того, что прожил жизнь в ладу со своим ремеслом».

Так как как бы ты ни был радостен в любви, с детьми, в случае если осознаёшь, что не хорошо играешься, пишешь либо по большому счету творчески не состоялся, все другое не принесет тебе эйфории. По причине того, что так устроен человек. Елена Морозова, Алтайский край

«Русский газета»

Валерий Золотухин


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: