Валерий баринов: «знаю, могу и хочу»

Валерий Баринов: «Знаю, могу и желаю»

Мы решили поздравить любимого актера Валерия Баринова с будущим 70-летием. Но он согласился, что юбилей уже отметил…

– Валерий Александрович, а как оказалось, что у вас два дня рождения?

– Появился я 27 ноября, и тогда же отмечаю, а записали меня 15 января. Официально меня поздравляют в январе, в то время, когда я об этом уже успеваю забывать. А оказалось так, по причине того, что меня поздно зарегистрировали в сельском совете.

Тогда в моей родной орловской деревне никто не думал, что я стану известным человеком. Мать постоянно поздравляла меня в ноябре и дарила пастилу. Где она ее доставала, мне до сих пор неясно.

– В юные годы вы просматривали стихи, игрались в самодеятельности. Отчего же выбрали ВГИК?

– По причине того, что у меня был адрес лишь этого университета. О существовании театральных институтов я тогда кроме того не догадывался. Приехал во ВГИК в августе, в то время, когда прием уже был закончен. Возвратившись в Орел, поступил в только что открывшуюся студию при местном драмтеатре, где возможно обучаться без отрыва от производства. К тому времени я ушел с завода в рабочие сцены. Заниматься приходилось урывками, но игрался в массовке.

Успевал скинуть костюм, перетащить декорации, надеть второй костюм… Окунувшись в эту необычную воздух, я осознал, что ни при каких обстоятельствах из нее не выскочу. Скоро меня забрали во вспомогательный состав, и на собственные вторые гастроли я отправился еще и как актер.

А позже в театр пришел вызов в университет на мое имя от превосходного педагога школы-студии МХАТ Евгения Вениаминовича Радомысленского. Отпустили с оговоркой, что назад не заберут. Практически все, включая меня самого, были уверены, что я не поступлю.

И лишь начальник театра Валентин Алексеевич Иванов верил в меня.

Валерий баринов: «знаю, могу и хочу»

Валерий Баринов: «Я постоянно любил вкусно покушать»

– Что вас совсем убедило поступать в театральный?

– в один раз я услышал, как Андрей Александрович Гончаров говорит о театральном мастерстве, и осознал, как это без шуток. У меня было провинциальное представление об актерах. Я думал, что они должны быть либо красавцами, либо семи пядей во лбу. А уж мне с моей наружностью, громадным носом сниматься в кино казалось нереальным.

Лишь в то время, когда я в первый раз был на съемочной площадке и услышал, как кто-то сообщил: «Исправьте актеру грим», осознал, что это обо мне, не смотря на то, что Щепкинское училище окончил с красным дипломом. Обучался с наслаждением, мне было весьма интересно все. Но мало просматривал и до сих пор жалею, что не знаю зарубежных языков.

Могу только мало объясниться на французском, потому, что полгода жил во Франции, снимаясь в фильме «Концерт».

– И за шесть месяцев обучились сказать?

– На бытовом уровне. К тому же со мной занимались три педагога – по сценарию мне требовалось бегло сказать на старофранцузском. У французов картина позвала живой отклик – ее четыре раза показывали в Париже в самый сезон.

– Вас выясняли на улицах?

– И определят до сих пор, в особенности в Нормандии. В том месте кроме того пять лет спустя по окончании показа мне кричали: «Месье Гаврилов» и цитировали фразы из фильма. Из Онфлёра я увез приз зрительских симпатий – огромную бутылку кальвадоса (смеется).

– Началом собственной кинематографической биографии вы вычисляете сериал «Петербургские тайны»?

– Нет. До «Тайн» я снялся в «Вишневом омуте», и вдобавок раньше – в «Строговых».

– Но настоящая популярность пришла все же по окончании «Петербургских тайн»?

– Само собой разумеется, и не только ко мне, но и к Сергею Чонишвили, Виктору Ракову, Евгении Крюковой. Это был на уникальность качественный сериал. Во-первых, режиссер Леонид Аристархович Пчелкин нехороших актеров кроме того близко не подпускал, а во-вторых, автором сценария был Анатолий Гребнев – имя говорит само за себя.

Помимо этого, мы все трудились с таким настроем, что Пчелкину кроме того приходилось нас сдерживать: «Что вы в том месте играетесь? Мы снимаем «мыло»!» (смеется).

– По-моему, в роли вы привносите большое количество собственного, как в превосходном психотерапевтическом сериале «Без свидетелей»…

– В том месте вправду очень многое совпало, кроме того по времени. Храбрец говорит о городе, что освобождали по окончании войны, – и у меня это было. в один раз на урок в отечественный класс юноша принес капсулу от авиабомбы, которая взорвалась у него в руках. И тонул я также, действительно, выручал меня не брат, а сестра. Дочь храбреца уехала в Индию, а моя дочь – во Францию. Я также опасался, что Саша в том месте останется.

Она возвратилась, разочарованная тем, как в том месте относятся к ее профессии. Сейчас дочь обучается на Высших режиссерских и сценарных направлениях. Как-то мне позвонил Андрей Дементьев: «Я прочёл ее произведения и обязан тебя огорчить: девочка весьма гениальная».

Я осознал, из-за чего «огорчить»: гениальному человеку на данный момент весьма сложно.

Валерий – преданный болельщик футбольной команды «Локомотив»

– Вы говорили, что с сыном Егором были твёрдым отцом. Дочь воспитывали также в строгости?

– Нет. В то время, когда супруга просила поболтать с Сашей строго, я отвечал: «Это ваше дело, а я ее буду баловать». Считаю, что неэтично потребовать от детей определенного поведения – речь не идет о лжи, воровстве и тому аналогичных вещах, – до тех пор пока они полностью от тебя зависят, в особенности в денежном отношении. Запреты приводят к тому, что родители вызывают у детей если не неприязнь, то отторжение.

А по большому счету, по собственному опыту знаю, что непременно наступает прозрение, в то время, когда начинаешь страшно жалеть о том, что не считался с мнением своих родителей, недодал им столько любви!

– Честно говоря, вы совсем не производите впечатления жёсткого человека. Возможно, дело в возрасте?

– Я всегда был достаточно мягким человеком, но довольно часто излишне требовательным, в особенности к детям. Не смотря на то, что и к себе также. Это на данный момент я осознаю, что нужно чаще жалеть людей, сострадать им.

– Вы скоро привыкаете к людям?

– Да. Привязываюсь к театру, к месту, весьма скучаю позже, мне довольно часто не достаточно тех, с кем расстаюсь. Но быть навязчивым не желаю.

По данной причине не обожаю приглашать на собственные пьесы.

– Вы как-то сообщили: «Я все время ожидаю провала». Из-за чего?

– А на данный момент ожидаю кроме того больше, чем в тридцать либо в сорок. Потому, что все мои роли требуют достаточно замечательной эмоциональной и физической отдачи, я , что в один раз на сцене у меня закружится голова, да и мускулы уже не те… Но когда я успокоюсь и прекращу опасаться провала, возможно уходить на пенсию.

– Говоря о каких-то событиях собственной жизни, вы довольно часто употребляете слова «случай», «будущее».

– Жизнь складывается из случайностей. Ко мне редко приходила успех, по большей части пахал, ишачил. Успех – что я появился, что стал актером. Успехом возможно назвать да и то, как я отыскал собственную первую столичную квартиру. Шел 1974-й.

Я приехал из Ленинграда и начал работату в Театре Советской Армии. А жить негде. В бюро по найму и сдаче квартир были дикие очереди. И внезапно я заметил из трамвая, как по тротуару неуверено идет культурного вида дама. Я , что она идет сдавать квартиру, причем в первый раз!

Я выбежал и успел ее перехватить. Квартира была за городом, в Малаховке. И она перевернула мою жизнь, но это весьма личное. А через год я уже взял квартиру в Москве. В отечественной профессии основное – терпеть. Но не ожидать – это различные вещи.

И я выдерживал, а будущее либо случай время от времени предоставляли мне шанс. Нужно заявить, что я постоянно вёл себя необычно. Возможно, от упрямства, из духа несоответствия.

Я не обожаю делать, как все.

– А сына вы при разводе покинули себе также из упрямства?

– Само собой разумеется. Около все говорили: как это – при живой матери. А я отвечал: «Я ей весьма благодарен, признателен». В общем, все дал, дабы ее уговорить.

Но тот факт, что я покинул сына себе, – это проявление не самой лучшей моей черты.

– А Егор уверен в том, что отец сделал верно…

– Как выяснилось позже, отец вправду сделал верно. Но в тот момент я поступил так не из опасений за судьбу Егора, а из эгоизма. Не имел возможности представить, что сын другого назовет папой.

Это же дикость!

– Бытовые трудности вас не пугали? Вы так как большое количество трудились.

– У нас все было нормально. Сын не был кинутым, наряду с этим он рос в полной мере независимым. Из окна гримерки Театра Советской Армии была видна отечественная квартира, и в случае если я подмечал голубоватый свет, сходу звонил сыну и сказал, дабы он отключил телевизор и ложился дремать.

Егор ворчал: «Скорей бы весна, тогда из-за деревьев ничего не будет видно».

Кадр из сериала «Кадетство» (2006)

– Вы скучаете по деревне?

– Я постоянно мечтал о громадном древесном доме. на данный момент он напоминает мне детство. У меня имеется мастерская, летний бассейн, баня. Утром иду босиком по древесным дорожкам, а из-под ног разбегаются лягушки и ящерицы… Честно сообщу, так хочется жить! Я обожаю косить, копать, колоть дрова.

Вишню сравнительно не так давно посадил, и подсолнухи имеется, семечки созревают. Березы растут, кедр, сосны. Больше ничего не сажаю, по причине того, что для меня почва – это без шуток. Вот приобрел квадроцикл. Дорога у нас прекрасная, поля, леса, болота.

В болота, кстати, намерено на квадроцикле заезжаю, контролирую проходимость. Возвращаюсь целый нечистый, но довольный. В то время, когда меня задают вопросы, куда я отправлюсь отдыхать, говорю: «В деревню».

Любой вольный сутки в том направлении рвусь!

– Вы обучились ценить ежедневно?

– Этому нельзя научиться, но нужно пробовать. Как говорит Юлия Борисова, 80, 81, 82, 89 – а дальше чудо! Вот так нужно принимать жизнь. Я у себя на участке посадил кедр, что дает плоды через четверть века.

Ему уже семь. Вот мне нужно дождаться плодов.

Разговаривала Марина Зельцер

Севак Ханагян. Я не могу без тебя — Валерий Меладзе. Х-фактор-7. Тренировочный лагерь


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: