В «болеро» романов между участниками не будет!

В «Болеро» романов между участниками не будет!

В том, что Илья Авербух — личность креативная и неизменно ищущая, мы убедились не только за многие годы его блестящих выступлений в танцах на льду в паре с Ириной Лобачевой. Он не перестает нас удивлять и последние пять лет, в течение которых делает как продюсер, хореограф и режиссёр телевизионные проекты, собирающие самых знаменитостей из мира шоу-бизнеса.

В прошедшем сезоне Авербух расширил рамки собственного творчества, совместив в одном телешоу «пламень и Лёд» — танцы на льду и на паркете. И вот сейчас новое детище Авербуха —  проект «Болеро», что удачно стартовал на Первом канале. Не обращая внимания на ужасную занятость, Илья отыскал время на это интервью.

— Илья, если судить по тому, как продолжительно изыскивалась возможность встречи с нами, вы заняты с раннего утра до поздней ночи… Не через чур ли большое количество  трудитесь? Так так как и загнать себя возможно.

— Ну… (радуется) я бы не делал из этого подвига… Мне  повезло в жизни: занимаюсь любимым делом, так было и в спорте, так происходит и по сей день. К счастью, мне удается совмещать не весьма совместимые вещи. Я  могу реализовывать себя  сходу в нескольких направлениях: в творчестве, оставаясь на льду (это и хореография, и режиссура),  в продюсерской деятельности на телевидении,  в шоу-бизнесе со собственными ледовыми пьесами.

Я сам определяю бюджет, масштабы бедствия, осознаю, на что иду, сам ищу и нахожу эту золотую середину между экономикой и творчеством. Процесс увлекает и захватывает с головой — усталости не подмечаешь. Так что трудиться мне весьма интересно.

А вот отдыхать — не весьма интересно.

— Иными словами, не деньги стоят во главе угла.

— Ну… от денег никто не отказывается! (Смеется.) Но лично ко мне деньги приходят как следствие хорошего труда. Так было неизменно: имеется качественный итог — имеется вознаграждение. А вдруг я  изначально планировал что-то сделать меркантильности  для, не вспоминая о качестве, — деньги ни при каких обстоятельствах не приходили.

Кстати, в спорте мы соревновались за грамоты, медали, кубки, за место на пьедестале. А уже позже приходили призовые…

— Ну а здоровья на таковой трудовой график хватает?

— Пока не жалуюсь! Не смотря на то, что, само собой разумеется, необходимо обучаться распределять такие периоды, обучаться фокусироваться на главном, по причине того, что разных предложений  поступает большое количество и хочется все охватить по максимуму, везде побывать… Физическую форму поддерживаю… игрой в футбол. Выделяю два часа два раза в неделю по вечерам.

Футбол меня  очень сильно заряжает: в том месте имеется и общение с товарищами по команде, и набегаешься  вдоволь, и выплеск негатива происходит, и удовлетворение от забитого гола… А  играюсь я  в нападении…  В общем, футбол действует на меня жизнеутверждающе и зажигающе!..

— Кстати, о зажигающем. Рады, что «Ледниковый период» в вашей жизни закончился и началось горячее «Болеро»?

— Это временная передышка. У нас уже вызрел новый телевизионный проект, связанный со льдом, и уже начались тренировки. И вы, кстати, определите об этом одними из первых.

Ну вот не смогут, как выяснилось, многие зрители прожить без «Ледникового периода».

— Это как классическая «Ирония судьбы» под Новый год.

— Как раз. Но все  должно изменяться, обретать новые краски. Так было во всех «Ледниковых периодах», оставался лишь фундаментальный принцип: специалист катается с новичком-непрофессионалом. В какой-то момент я  почувствовал, что для предстоящего творческого роста нам нужно самую малость отойти от  схемы и как бы посмотреть на все со стороны.

Это было нужно сделать, потому, что я тружусь над этим проектом не для зарплаты, а для  творческой самореализации. Причем не только моей, но и всех людей, трудящихся со мной в этом шоу (и фигуристов, и судей, и постановщиков, и создателей костюмов). Мне пришла в голову идея, что опытная работа с танцем возможно занимательна не только на льду. Так появился проект «Болеро».

Это весьма рискованная история. И мы с беспокойством ожидаем первых впечатлений публики и рейтингов отечественного проекта, по причине того, что современный зритель приучен к пара иному зрелищу. Так как громаднейшим рейтингом сейчас владеют программы или с криминальным уклоном, или со стиркой нечистого звездного белья… И в данной связи я весьма благодарен Первому каналу, что, замечательно осознавая вкусовой перекос и сегодняшнюю ситуацию, отправился на осознанный риск.

Константин Эрнст замечательно сознавал, что нам будет сложно взорвать аудиторию. Однако, он дал мне карт-бланш на создание «Болеро», осознавая, что телевидение должно не только идти на предлогу у зрителя и смешить его, но и пробовать его как-то немного поднять. Я не склонен утверждать, что отечественный проект элитарен.

Но то, что  вы в нем заметите работу и красоту танца  опытных людей, это я гарантирую!

В «болеро» романов между участниками не будет!

— Фигуристы легко дали согласие на  опыт?

— Сначала у них были кое-какие опасения. Но мне удалось возбудить в них интерес, тем более что пламень проект  «и прошлогодний Лёд» стал неким мостиком к нынешнему, чисто танцевальному шоу, в то время, когда они уже попытались себя на паркете. Больше опасений было в стане балерин, потому, что они мало побаивались телевидения. Мне удалось их убедить тем, что в данном проекте за достаточно маленький период времени они смогут создать много различных образов.

Это их подкупило и расположило.

— Из-за чего под съемки выбран как раз Петербург?

— Это продиктовано жаждой поменять еще и культурно-декорации проекта и эстетическую среду. Я побывал в Императорском Михайловском театре, пообщался с его директором  Владимиром Кехманом. Театр произвел на меня большое чувство.

И мне захотелось снимать проект «Болеро» именно там. Возможно, само место съемок  не имеет громадного значения для телезрителя, но для участников  шоу  это крайне важно. Осознание того, что ты  трудишься в театре, что около  не бутафория, а полноценный исторический театральный интерьер, дорогого стоит.

Да и самому проекту это придало громадную значимость. Действительно, некоторым разочарованием для меня стало то, что второй проект  «Призрак оперы» вышел до нас и также снимался в театре. Я-то считал, что мы с данной фишкой будем единственными — таковой суперэксклюзив. Но сейчас ясно, что никакого эксклюзива быть не имеет возможности, в случае если проекты делаются одним каналом.

А жаль!

— В Питере  совсем вторая публика. Как она реагирует на работу артистов?

— Да, публика питерская полностью отличается от столичной. И ее реакция на любой номер также. Это весьма признательный и не равнодушный зритель.

Весьма тонко ощущающий. Видно, что происходящее на сцене их по-настоящему захватывает.

— Сами в этом проекте не пробовали подняться на пуанты?

— Нет! (Смеется.) Мне нравится оставаться по другую сторону процесса.

— Но в прошлых проектах вы с Жулиным на лед все-таки выходили, кроме того какие-то  показательные номера прокатывали…

— Тогда в этом была определенная смысловая задача. В «Болеро» я все-таки сфокусировался на продюсировании и на режиссуре. И не вмешиваюсь в хореографию. Могу только подсказывать: в каком номере, на мой взор, чего не достаточно, где усилить кульминацию. Но главную ответственность за номера в данном проекте будут нести хореографы, каковые конкретно трудятся с парами.

И среди них имеется специалисты с мировым именем, такие, как Начо Дуато. И это, непременно, победа Михайловского театра. Он готовит для проекта пара эксклюзивных номеров.

— До Января этого года пройдут восемь передач. Для чего такая гонка, такая плотность нагрузки на исполнителей?

— В действительности нагрузку-то мы сбавили, по причине того, что в ледовых проектах у нас было от четырнадцати до шестнадцати эпизодов. И пар было приблизительно столько же. на данный момент мы умышленно сократили количество нагрузки, дабы повысить уровень качества номеров.

— Какие конкретно сюрпризы уже преподнесло вам «Болеро»?

— Скорее приятные моменты. Во-первых, кое-какие репетиции у нас проходят в обновленном Громадном театре. Мы побывали  в его  репетиционных залах еще до официального открытия. Парни, мировые размеры в громадном спорте, открыто говорили о том, что ни при каких обстоятельствах кроме того представить себе не могли, что будут заниматься хореографией в Громадном театре, что будут встречать на себе недоуменные взоры мировых балетных знаменитостей: дескать, а что вы тут делаете, в отечественном храме красивого мастерства?

Отечественный проект поддержал  Сергей Филин, худрук Громадного театра. Такую же лояльность мы чувствовали и в Театре Станиславского, из труппы которого у нас в проекте участвует балерина  Наталья Сомова…

— А из-за чего вы не забрали в проект отечественных титулованных фигуристок, дав предпочтение только мужчинам? И не дали им шанса попытаться себя в дуэте с выдающимися танцорами?

— Соглашусь, для меня это решение не было несложным. И все же  считаю его единственно верным.  Фигуристки и балерины имеют за плечами полностью различные школы и физическую подготовку… Честно говоря, я просто не желал  подставлять отечественных девчонок. Помимо этого, в балете мужчина-партнер, в большинстве случаев, пара в тени, чуть на заднем замысле.

  Вот в случае если проект станет успешным, на будущий год мы предоставим отечественным девушкам-фигуристкам шанс попытаться силы в парах с опытными балетными танцорами, но уже без участия фигуристов-мужчин.

— Еще одна интрига вашего нового проекта — это новый состав жюри, которое  не  возглавляет Татьяна Тарасова. Вы устали от ее твёрдых оценок и исходя из этого заменили на Тамару Москвину?

— Никакого подвоха тут нет. Тамара Николаевна приглашена как представительница Петербурга. Но она не глава жюри.

Судейскую бригаду возглавил легендарный артист мирового балета  Владимир Васильев. В ледовых шоу, каковые еще будут, уверен, мы опять сможем сотрудничать с Татьяной Анатольевной. И, кстати: Тамара Москвина блестяще справляется с поставленной задачей.

— Все ваши ледовые шоу были окутаны неким романтическим флером. В парах появлялись амурные отношения, разбивались сердца, кто-то сходился, кто-то разводился… Разгораются ли подобные страсти в проекте с горячим заглавием «Болеро»?

— Не знаю, не знаю… 

— Сообщите, в  данной богатой на события судьбы вам хватает времени на общение с сыном Мартином?

В этом проекте события куда более спрессованные, чем в ледовых шоу, и времени на репетиции выделено куда меньше, так что на возникновение и завязывание отношений «побочных эффектов» его может просто не хватить… Но не будем загадывать. Жизнь — вещь непредсказуемая. Не смотря на то, что, не могу заявить, что я в громадном восхищении от того, что в ледовых шоу данный романтический флер находился.

— В тот период, в то время, когда проект лишь строится, времени свободного практически нет. Но в то время, когда уже запущен, стараюсь проводить вместе с сыном как возможно больше времени. У нас с Мартином превосходные отношения: очень тесные, весьма хорошие.

И при любой возможности я бегу к нему.

— Он так как уже заметно подрос, возможно, и спортом без шуток занимается? Все-таким мама с папой именитые фигуристы, мама – Ирина Лобачева — тренер… Проявляет ли сын к чему-то интерес, способности?

— Он отправился в школу и ему нравится обучаться:  взялся за данный процесс достаточно без шуток и показывает хорошие результаты. Самую малость для неспециализированного развития занимается тэквандо. Готовимся кроме этого  в секцию футбола… До тех пор пока все идет на уровне неспециализированного развития.

До поры до времени я не желаю сына на что-то конкретное прессовать: семь  лет еще не тот возраст, в то время, когда нужно закручивать гайки.

— А разве вы не в более раннем возрасте окунулись в мир спортивного прессинга, занимаясь фигурным катанием?

— Как раз исходя из этого мы сознательно не послали Мартина в фигурное катание! В том направлении вправду отдают детей весьма рано, лет с четырех… И начинается весьма важное давление.  А в футбол берут и с девяти.

Так что до тех пор пока у Мартина имеется время для укрепления и развития организма. И для психотерапевтического развития он обязан обучиться верно позиционировать себя в коллективе.

— Пара лет назад ваш спортивно-домашний дуэт с Ириной Лобачевой распался. Ваше сердце на сегодняшний момент кем-то занято?

— Нет, вольно.

— Вау, таковой завидный жених и свободен!.. броский мужчина, хороший папа … У для того чтобы мужчины в обязательном порядке должна быть семья и большое количество детей…

— Ну… До тех пор пока так (смеется), но все еще возможно!

— В большинстве случаев к Новому году вы радуете публику какими-то новыми постановками. на данный момент что-нибудь готовите?

— В этом случае по бессчётным просьбам мы решили в декабре осуществить последний показ отечественного ледового спектакля  «Огни громадного города». И, что мне вдвойне  приятно, сыграем его для санкт-петербургской публики с 16 по 18 декабря. Помимо этого, мы продемонстрируем в городе на Неве собственный весьма успешный новогодний детский спектакль  «До тех пор пока часы двенадцать бьют».

В нем участвуют Алексей Ягудин,  Татьяна на данный момент и  Максим Маринин,  Алексей и Мария  Петрова Тихонов — все санкт-знаковые персонажи и петербуржцы. Уверен, дети вместе с родителями возьмут стопроцентный новогодний заряд.

Разговаривала Татьяна СЕКРИДОВА

Роман ФИЛИППОВ vs Роман БАГАЕВ (кат. 90 кг, ЧЕМПИОНАТ РОССИИ 2017)


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: