«Uno, uno, uno, un momento…»

«Uno, uno, uno, un momento…»

20 августа 2009-го не стало Семена Фарады…

Гений эпизода – как раз таким был Семен Львович Фарада. Он кроме того шутил, что подумывает поменять фамилию на Эпи-заде, но не решается: один раз поменял фамилию – и хватит.

Появился-то он под фамилией Фердман – в селе Никольском под Москвой (на данный момент бы сообщили: у метро «Речной вокзал»), в иудейской семье: мама – работница аптеки, отец – офицер, адъютант главного маршала артиллерии СССР. Папа погиб рано, вся тяжесть по воспитанию детей (у Сени была старшая сестра Евгения) легла на маму. Она уже в школьные годы сына охладила его порыв пойти в артисты: профессия у Семочки Фердмана должна быть настоящая!

Тот, хоть и был звездой – и шалопаем школьной самодеятельности, – дал согласие: правильные науки давались Семену на превосходно. Исходя из этого по окончании школы он отправился в Бауманский университет (не зная, что по негласному циркуляру иудеев в том направлении не брали) – и поступил в него! Он был единственным иудеем на курсе.

Вернее, Сеню «поступила» мама.

Тут самое время сообщить: у Фарады всю жизнь какие-нибудь броские эпизоды!

«Uno, uno, uno, un momento…»Из воспоминаний Фарады: – За вступительное произведение «Сталин – это мир во всем мире» мне поставили двойку (Прекрасно, что не посадили! – Ред.). А я по литературе и русскому ни при каких обстоятельствах ниже «четверки» не получал! Дабы не расстраивать маму, заявил, что написал на «тройку»… и мама отправилась в университет: продемонстрируйте произведение! Двое дней получала!

И, взяв, лишилась дара речи: педагог, контролировавший произведение, собственной рукой внес в него 15 неточностей, а позже исправил красной ручкой! В итоге мамочка настояла, дабы педагога позвали «на ковер», а мне разрешили переписать произведение – прямо перед 1 сентября. Так я стал студентом.

А по окончании кроме того приобретал повышенную стипендию.

Но недолго.

Завкафедрой был махровым антисемитом, искал предлога отчислить студента Фердмана – и отыскал. Студент попутно с учебой поступил ударником в джаз-ансамбль курса, начал вести фестивали и концерты, был признан одним из лучших конферансье столичных институтов. Обучался без троек, исключение – начертательная геометрия: чертил как курица лапой. Один из доцентов кафедры, как на грех, высоко ценивший артистический талант Семена, решил ему оказать помощь, сделал за него несколько чертежей.

Но… так здорово, что завкафедрой раскусил подлог.

Фарада: Позвал к себе: «Эти работы сделали не вы. Если не сообщите кто – вылетите из университета!» Предать я не имел возможности, был отчислен со второго курса – и загремел на Балтфлот на четыре года!

На Балтике он дослужился до старшины первой статьи и… стал артистом. Возглавил эстрадную группу флота (складывавшуюся из него одного), выступал в драмтеатре при Доме офицеров в Балтийске – в маленькой роли матроса-анархиста. Для данной роли ему, единственному из моряков, начальник города дал письменное разрешение на долгие волосы.

С Балтики «актер в тельняшке» возвратился с рекомендательным письмом от самого замкофлота самому  Аркадию Райкину.

– С текстом: «Рекомендуем обратить внимание на Фердмана С.Л. и принять его в собственную труппу». Большое количество позднее, в то время, когда я продемонстрировал его Райкину, – Аркадий Исаакович смеялся до слез.

Но тогда мама не разрешила войти Сеню к Райкину: по ее воле он таки окончил МВТУ и до 1969 года трудился инженером-механиком по котлам в министерство энергетики СССР. А на досуге игрался в «Отечественном доме», легендарном театре-студии при МГУ: вместе с Филиппенко, Хазановым, Розовским… Дослужился до директора студии: и руководил, и в ролях выходил.

– Считал, что у меня драматический талант. И в один раз решил прочесть со сцены «Стихи о советском паспорте» Маяковского. А Марк Розовский говорит: «Сеня, все будут смеяться – спорим на коробку коньяка?» Поспорили, вышел на сцену, начал просматривать – в зале удивление. Позже тишина.

А на третьем четверостишии публика зарыдала от смеха. Делать нечего – ушел за кулисы, дал деньги Марку…

Увы, в начале 70-х власти закрыли «Отечественный дом» (вместе с наглыми постановками) – под предлогом, что актеры доросли до мастеров сцены и потребность в студии отпала. А потому, что предлог нужно было оправдать, Фердмана (без диплома артиста) пригласили в Москонцерт. В том месте он с ходу взял второй диплом – лауреата конкурса артистов эстрады.

И вызов на съемки детской передачи «АБВГДейка», на роль грустного клоуна Сени.

Клоунствовал недолго. Глава Гостелерадио Лапин заметил Фараду в профиль (семитский),  распорядился из программы убрать. Но не было счастья – несчастье помогло: в 1972-м Юрий Любимов позвал Семена в собственный Театр на Таганке – актером на роли второго замысла и в эпизоды.

У Любимова актер отметился в спектаклях «Мастер и Маргарита» (управдом Босой, буфетчик Соков, конферансье Бенгальский), «Пять рассказов Бабеля» (ученик Загурского)…

–…Сплошь во вторых ролях! Это печать какая-то была. Смейтесь – нет: в «Гамлете» я игрался второго могильщика, а в «Добром человеке из Сезуана» моего персонажа понимаете, как кликали?

Второй Всевышний!

Но, Всевышний был милостив к актеру Фердману: за годы работы на Таганке Семен Львович отыскал любовь – и новую фамилию. Сперва о фамилии.

– Во второй половине 70-ых годов XX века уехал на «Таджикфильм» – сниматься в ленте «Вперед, гвардейцы!» в роли пионервожатого. Снялся – в этот самый момент меня вызывает директор киностудии: «Слюшай, с таковой фамилией запрещено! Ты что! «Таджикфильм», а иудей в ключевой роли!».

Я почему-то закричал: «Ну так придумайте сами какую-нибудь шараду!» В ответ он забормотал: «Шарада – Фарада… Ты иди, я придумаю». И в то время, когда фильм вышел на экраны, в титрах стояло: «С. Фарада».

Позже я начал получать приглашения на съемки на две фамилии – как Фердман и как Фарада. И, дабы не было путаницы, поменял документы на фамилию Фарада.

Что же до любви, то с ней – Мариной Полицеймако, актрисой Таганки – он познакомился, будучи… «бабой с усами»! Игрался в спектакле «Бенефис» (1973, по пьесам Островского) сваху в платочке и при усах (Фарада ни при каких обстоятельствах не брил усы – за исключением 4 лет на флоте), этим и привлек интерес будущей жены.

В то время, когда они встретились, Марина была замужем, воспитывала сына, Семен – женат вторым браком, детей не имел. Оба без скандалов развелись, у них появился Миша (знаменитый актер Михаил Полицеймако), сыграли свадьбу, в новом браке прожили душа в душу.

А новоиспеченный супруг достаточно не так долго осталось ждать взял всесоюзную славу – снова же по маленькой роли! В 1979-м Фарада сыграл тромбониста в «Гараже» Эльдара Рязанова, сообщил в том месте фразу: «Мы все боремся за место под солнцем… в виде гаража!» — стал всенародно узнаваем.

И пошло-отправилось! 1979 год, телефильм Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен», Фарада в роли главнокому, время в кадре – немного, но крылатая фраза: «Сперва намечались торжества, позже аресты. Позже решили совместить» – и сумасшедший успех!

Год 1982, «Чародеи» Константина Бромберга, роль – Гость с юга, текст в сценарии – четыре фразы.

– Другое я придумал сам. К примеру, появление следов, в то время, когда мой храбрец потерялся в лабиринтах коридора (эпизод снимали в Останкино. – Ред.). Фразу: «Боже, как я похудел» – в то время, когда ощупывал себя, отыскивая бумажку для подписи Шемаханской – выдал прямо в кадре.

А другую, ставшую крылатой: «Ну кто так сооружает?!» – внес предложение по окончании того, как реально заблудился в телецентре, не имел возможности отыскать съемочную группу.

Наконец – год 1984-й, «Формула любви» Марка Захарова, у Фарады – роль Маргадона, что ни реплика – перл: «Желаешь громадной, но чистой любви? Тогда приходи, как стемнеет, на сеновал», «День назад в трактире похитил серебряную ложку – никто кроме того не увидел: посчитали, что её по большому счету не было. «Все инопланетяне в Россию будут гибнуть под Смоленском». И – как алмаз на вершину короны – песня Геннадия Гладкова «Уно моменто», дуэт с Жакобом-Абдуловым.

Наряду с этим – снова не как у людей: сколь ни репетировал Гладков с Фарадой, вокалиста из того не вышло. Было нужно Гладкову при озвучке подняться рядом с Абдуловым и спеть за Фараду. Зритель этого не увидел.

Но родные к Фараде люди приметили: Маргадон – вылитый Фарада в жизни: искрометен, только в то время, когда его что-то задевает, в другое время – негромок, ленив, спокоен, кроме того скучен.

…Необычное дело: в то время, когда Фараду разбил широкий инсульт (в июне 2000 года, скоро по окончании смерти Григория Горина, чьи тексты сделали Фараду известным… не мистика ли? Смерть Горина как событие первого замысла – и за ней инсульт Фарады!), так вот: в то время, когда Фарада утратил здоровье, он купил дикое жизнелюбие! Ходил, опираясь на палочку – наряду с этим старался вести себя как здоровый!

Это было душераздирающе: он никому не отказывал в интервью, при беседе мучительно и судорожно подбирал слова, пока не убеждался, что его осознали правильно. Прожженные журналисты по окончании интервью с ним плакали, удивляясь слезам – словно бы с праведником говорили…

Беда не приходит одна. Через полтора года по окончании инсульта Фарада сломал шейку бедра: его овчарка Рик случайно выбила из руки хозяина трость, в то время, когда тот шел по квартире. Результат – три операции (в ногу вставляли имплантанты) и… второй инсульт.

Актер поменял 13 поликлиник, его вовсю поддерживали супруга, друзья и сын: Владимир Ресин (первый заместитель председателя главу госадминистрации города Москвы, некогда сосед Семочки Фердмана по коммуналке на Сельскохозяйственной улице), Геннадий Хазанов, Юлий Ким, Юлий Гусман, Ефим Шифрин, Дмитрий Харатьян. Но… в июле 2009-го Фарада слег с воспалением легких. Вечером 20 августа не выдержало сердце. 

 

…13 раз возвращаясь к себе из поликлиники, он поднимал трубку телефона – звонившие задавали вопросы, как себя ощущает. Он отвечал: «Ощущаю, что желаю играться!» Это желание не исчезало до конца жизни, и Фарада игрался – человека, не смирившегося с недугом, с запретом докторов кроме того грезить о возвращении на сцену и в кадр. 9 лет гениально игрался эту самую громадную в жизни роль.

Лишь вот зритель её не заметил.

 

Формула любви. Уно моменто


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • На съемки «семнадцати мгновений…

    На съемки «Семнадцати мгновений весны» Броневого увезли со свадьбы 17 декабря Леониду Броневому исполняется 80 лет. Незадолго до юбилея актер был удостоен…

  • Андрей мягков перебрался из ленинграда…

    Андрей Мягков перебрался из Ленинграда в Москву и стал артистом Мягков — это звучит мягко, кроме того сдобно. в наше время Андрею Мягкову исполняется 70, и его…

  • Олег даль: инородный артист

    Олег Даль: инородный артист 25 мая исполнилось бы 70 лет очень способному актеру. За собственную жизнь он так и не взял ни одного официального звания, но по окончании…

  • Юлия снигирь обвенчалась на протяжении съемок

    Юлия Снигирь обвенчалась на протяжении съемок С 19 апреля на канале «Российская Федерация» – премьера остросюжетного мелодраматического сериала «Я тебя ни при каких обстоятельствах не…

  • Сергей юрский не наблюдал «золотого теленка»

    Сергей Юрский не наблюдал Золотого теленка У актера юбилей, он отметит собственный 75-й сутки рождения на работе – на сцене Театра имени Моссовета — вместе с…

  • Кто кого играется в сериале «осиное гнездо»: роли и актёры

    Кто кого играется в сериале «Осиное гнездо»: роли и актёры Личная жизнь звезд сериала «Осиное гнездо» 6 февраля на «России 1» стартовал новый сериал…

  • Любовь руденко: «я тружусь мамой»

    Любовь Руденко: Я тружусь мамой Она «трудится мамой». Уже давно. И в фильмах, и в рекламе детей у Любови Руденко куры не клюют — от новорожденных в…

  • Савелий крамаров. печальный шут.

    Савелий Крамаров. Печальный шут. Имя Савелия Крамарова стало легендой еще при жизни. Но внезапно стало известно, что официально для того чтобы актера… не существует….