Тимур батрутдинов. интервью

Тимур батрутдинов. интервью

Тимур Батрутдинов. Интервью

Тимур «Каштан» Батрутдинов — резидент Comedy Club (ТНТ). Начал собственный творческий путь с КВН. на данный момент пробует себя в кино. Пишет книгу. Грезит стать режиссером и снять собственный фильм! — Сравнительно не так давно прошел первый сезон сериала «Клуб» по MTV, в котором ты принимал яркое участие. Как впечатления? — Оказалось все не так, как этого ожидал я. Считал, что будет более правдиво. Так как клубную судьбу знаю не понаслышке, а в сериалах имеется определённые стандарты.

Но, в принципе, для меня это первый важный «стаж работы» в кино. Не знаю, как важный, но однако. Я попытался, вряд ли буду сниматься в продолжении… Но сниматься по большому счету нужно. — Твои первые съемки в кино это «Маша + Саша»? — Нет, первые произошли в Питере, в то время, когда я получал образование Университете экономики и финансов. В тот момент я должен был получать. Массовки в разных фильмах на каждом шагу. Моя первая роль была в фильме, что снимали канадцы.

Я брал Зимний дворец в огромной куче матросов. Но на следующий сутки уже был белогвардейцем, защищал Зимний. До сих пор не видел этого фильма. — Волшебство кино тебя притянула как раз в тот момент? — Меня это продолжительно подсознательно манило, не смотря на то, что продолжительно отказывался от этого.

Поступил в экономический вуз. — Другими словами ты уже давно решил связать собственную жизнь с мастерством?  — Да, в меня что-то решило, но сам я боролся с этим. Думал, что профессия экономиста более перспективная, необходимо получать деньги, необходимо строить дом, сажать дерево.

Но, как показывает практика, возможно и любимым делом заниматься небезуспешно. — О чём ты грезил в юные годы? — В собственном школьном произведении я написал, что не имеет значения кем я стану, основное, дабы моя фамилия была в советском энциклопедическом словаре. Жаль на данный момент для того чтобы словаря уже нет, но пускай хотя бы будет в орфографическом — моя фамилия тяжело пишется, и неизменно в ней делают неточности. — А имеется замыслы на данный момент пойти обучаться, на режиссёра, к примеру? — Да, я уже поступал в Столичный «кулек», но из-за плотного гастрольного графика, мое обучение не сложилось.

Но я не теряю надежды взять опытное режиссерское образование. А до тех пор пока у меня имеется лишь маленькие режиссёрские экспериментики. — Поведай. — Пускай это будет мелким секретом. Сообщу лишь, что это косвенно связанно с сериалом «Клуб», во время съемок которого я нашёл творческое единомыслие с исполнителем ключевой роли Пётром Фёдоровым.

Он хороший юноша, мы с ним на одной волне. — Вы с ним что-то совместно пробуете сделать? — Да, пробуем. — А сценарии пишешь? — И сценарии пишу.  — У тебя ещё книга, по-моему, будет. — Частично уже имеется. Автобиографическая трагикомедия о годе, совершённом мною в вооруженных силах, она так и именуется «Год в сапогах». — Она выйдет? — Возможно. Она у меня где-то в печатном виде, где-то на дискетке, где-то на салфетке. Нужно всё совместно собрать, к тому же имеется чувство, что кое-что нужно освежить.

Я до тех пор пока сам не осознал что это, траги либо комедия. — Какая жанр твоих сценариев, комедии либо больше драмы? — Ну, это скорее не сценарии, а актёрские тексты. А так, комедии преобладают. — С кем бы ты желал трудиться из актёров ветхой закалки? — Большинства из них уже нет в живых. Евгений Леонов, к примеру. Он был и остаётся для меня одним из самых харизматично-хороших лиц кинематографа. Ещё нигде и ни при каких обстоятельствах не было для того чтобы хорошего человека.

У меня кроме того имеется его автограф. В то время, когда он приезжал к нам в мелкий город Балтийск со своим творческим вечером, я сестренку послал за автографом — сам подойти постеснялся. — Какие конкретно фильмы тебе нравятся? — Так именуемое «кино не для всех». Терри Гиллиам, Девид Линч и иже с ними. — До Питера ты жил в Москве? — Нет, тут целое путешествие оказалось.

Я появился в Подмосковье. Позже отечественная семья переехала в Калининградскую область, в Балтийск, оттуда я уехал в Питер, из Питера в армию. Из армии обратно в Питер. А уже из Питера в Москву. Причем это кратко. — Твой «стаж работы» как актёра в КВН, в Comedy, даёт тебе возможность не обучаться актёрскому мастерству?

Ты сам можешь под образ подстроиться? — Думаю, да. С опытными ребятами из «Клуба», они юные актёры, но их возможно назвать специалистами, ощущаю себя вольно. Нет страха в глазах, не думаешь, как бы выразить эмоции — образ.

Перед съёмками я ходил в клубы, наблюдал типажи, было весьма интересно. — А ты просматривал какие-нибудь книги по актёрскому мастерству? — В то время, когда я получал образование экономическом университете, у нас был студенческий актёрский клуб, самодеятельность, возможно, как и везде в Питере. Ходил на направления актерского мастерства, наблюдал пьесы. Сам кроме того собрал труппу, которую мы звучно назвали Театр абсурдной логики «Плющи», не смотря на то, что состоял данный театр всего из пяти человек.

Мы ставили пьесы, сценарии к каким писали сами. Тогда это, возможно, первенствовали шаги к тому, чем я на данный момент занимаюсь. Было большое количество экспромта, импровизации. Довольно часто начиная спектакль, мы сами не знали, чем он закончится. Радостно было. — Как к тебе относятся опытные актеры? Не питают зависть к, не обижаются?

Они обучались, вкалывали четыре года, а пришёл кто-то, сыграл и приобрел дикую популярность… — Не знаю. Опытные актеры, с которыми я знаком лично совсем не огорчаются, наоборот, радуются и поддерживают. — А на что ты сам обижаешься? — Я бываю вспыльчивым и временами обидчивым человеком. Не обожаю, в то время, когда бываю таким. Обида совсем не необходимое чувство. — Значит, ты скоро воспламеняешься и скоро отходишь? — Да.

В этом мы с Гариком «Бульдогом» Харламовым прекрасно друг друга понимаем. Мы оба — эмоционально-экспрессивные люди. Раньше тявкались, но сейчас мы мудро принимаем недочёты друг друга. — Нормальные дружеские отношения. А как вы с Гариком нашли друг друга? — Нас свел КВН.

Такое чувство, что мы знаем друг друга сотню лет. Я знаю, что сообщит он, он знает, что сообщу я. Легко идиллия какая-то. — А ты по большому счету непредсказуемый человек? — Пожалуй, да. Я изменяюсь, разбираю какие-то собственные поступки, и осознаю, что годом ранее, возможно, поступил бы по-второму. Я очень многое, что на данный момент со мной происходит, не успеваю догнать сознанием. Всё закрутилось, завертелось. Перед тем, как приехал в Москву, у меня был выбор.

Из Питера переезжал на одну заработную плат, наподобие предлагали хорошие деньги, но внезапно показалась «Незолотая молодёжь», а я в то время грезил о высшей лиге. И я махнул рукой на работу и был в КВН, в том месте и познакомился с Гариком. Позже стал выбор между КВН и Комеди. Сознательно я осознавал, что в КВН мне выше не прыгнуть и выбор пал на Комеди. Не смотря на то, что это я на данный момент разглагольствую, а тогда все случилось мгновенно. — А ты устаёшь от гастролей? — Устаю. Гастроли мало подрывают творчество.

Такая усталость, что уже ничего не хочется. — В тебе что-то поменялось с приходом популярности? — Само собой разумеется да! Я стал пафосным, заносчивым, брезгливым и гордым (смеется). Пологаю, что в силу опыта стал чуть-чуть получше с опытной точки зрения, а с людской как был, так и остался. — А как реагируешь, в то время, когда к тебе поклонники подходят? — Мне весьма приятно. Не смотря на то, что, подходят по-различному. Не редкость приятно, а не редкость, что сталкиваешься с потребительским отношением.

Это не отлично. Мне приятнее, в то время, когда подходят и говорят: «Тимур», чем «Эй, Comedy Club». — Какие конкретно отрицательные стороны профессии резидента Комеди? — Возможно, лишь усталость. Ещё личная жизнь страдает катастрофически. Мне уже 28 лет. А когда-то я грезил иметь в этом возрасте первого ребенка. А у меня не то, что ребенка, у меня и жены кроме того нет. — В то время, когда вы с Гариком придумываете сценку, это всё основано на юморе либо ты желаешь донести что-то до человека? — Скорее первое.

Отечественная задача — рассмешить человека. Мы не вспоминаем, что мы несём, мы никого ничему не учим. Мы радостные глупости. — От чего ты зависим? — Во многом я зависим от успеха моей семьи. От того, как обстоят дела у сестренки, у мамы. Они на данный момент главные дамы в моей жизни.

Возможно, они — это то, что меня на данный момент держит. В противном случае бы я был более аферистичным, отправился бы на более сумасшедшие поступки. — А ты до сих пор нервничаешь, в то время, когда выходишь на сцену? — на данный момент уже нет. — А на съёмочной площадке? — В то время, когда начинаю играться сцену, то беспокойство исчезает. Но это, думаю, у большинства. — Отыщи в памяти собственный первый съёмочный сутки уже не в массовке. — Я именно отслужил в армии, возвратился в Питер в последний раз попытаться себя на актёрском поприще.

Мне необходимы были деньги, и один мой знакомый актёр притащил меня на Ленфильм. Сообщил им, что у меня актерское образование. Мы придумали легенду, что я окончил Ярославское Театральное Училище.

Меня задали вопрос, как кликали педагога. Вот, это мы именно не репетировали. Я назвал фамилию собственного учителя по статистике. А защищались на чем? Ваша дипломная работа… Наобум сообщил «Василий Тёркин». Меня выяснили в эпизодическую роль в сериале «Нож в тучах».

Я в том месте игрался охранника на стоянке. — А ты не стоял в актёрских базах данных? — Ну, в случае если лишь Ярославского Училища… — Не стыдно сейчас? — Нет, не стыдно. — А не хотелось бы еще в каких-нибудь сериалах учавствовать, в ситкоме? — Мне думается, что ситком — это как-то не по-русски. — Дабы тебе хотелось сыграть? Имеется какая-то роль, которая сидит у тебя в голове? — Хочется сыграть лицемера .

Что хороший для всех, а в действительности… либо напротив — человека, что раскрывается неспешно. Так же было бы весьма интересно сыграть отрицательного персонажа, не смотря на то, что, мне думается, что с моим лицом возможно играться лишь хорошие роли. — Ты желал бы трудиться в театре? — Это весьма интересно, меня постоянно привлекали опыты. — Говорят, что жизнь людей, которые связаны с юмором, совсем не забавная. — Ну, вот я на данный момент также какой-то важный.

А по большому счету… — Другими словами ты это отрицаешь? — Нет, я довольно часто встречаю юмористов, каковые в жизни весьма занудливы. — А вдруг занудство опустить… Вот, отыскать в памяти Чарли Чаплина — его жизнь на экране и настоящая судьба… — А это будущее комиков. Хохот через слезы. — Ты веришь в чудо?  — Верю. Оно неизменно со мной происходит. Я его не ожидаю — я , что нет ничего неосуществимого… — Значит, ты ставишь конкретные цели и идёшь к ним? — Да, а по ходу что-то второе появляется.

Вот сравнительно не так давно приобрел машину, а ведь раньше я о ней кроме того не грезил. — А в то время, когда ты будешь на ней ездить? — А на ней ездить необходимо? (смеется) — Ты обожаешь шумные компании? — От меня самого не мало шума. — А не редкость так, что хочется сбежать к себе и укрыться ото всех? — Само собой разумеется, не редкость. Отключаю телефон, запираюсь дома и наблюдаю на вид из окна, а из моего окна аж Москва река видна. — Не опасаешься, что в то время, когда покажется вторая добрая половина, ты уже не сможешь один? — Нет, я не опасаюсь этого, скорее мне сложно поверить, что вторая половинка покажется на горизонте.

Но, я надеюсь, что непременно это случится. — Как ты воображаешь собственную половинку? — Основное, дабы гармоничный человечек был, и снаружи, и внутренне. И в то время, когда тебе имеется о чем с ним помолчать, думаю, это именно и имеется, то самое. — А был какой-нибудь экстравагантный поступок для девушки? — Виделся с девушкой, но в тот момент я был также весьма занят. А ей не нравилось это положение вещей, и она собралась заявить мне, что нам пора расстаться.

Я это определил от её подруги и решил устроить прощальный вечер. Прихожу к ней, она настроенная, злая, а я кладу ей палец на губы и говорю: «Расслабься, я знаю, что ты мне желаешь сообщить. Давай совершим данный вечер, как этого желаю я». Закрыл ей глаза, надел наушники с приятной космической музыкой и повёл. Заблаговременно уже было все продуманно. Я знал что, где и как. Подготавливался, выбирал пейзажи.

С закрытыми глазами посадил ее в машину, мы отправились. Снял ей наушники, развязал глаза, и мы были на берегу прудика, рядом с церковью. Необычное место, не так на большом растоянии от Питера.

Мы замечали закат. Она говорит: «Хорошо было бы шампанского выпить». А приятели заблаговременно запрятали бутылку шампанского в пруду. Я извлекаю из воды и говорю: «Ой, Шампанское!». Что поразило ее. Позже, я опять, завязал ей глаза и отвёз в второе место.

Заблаговременно подговорил друзей, и в том месте уже горел костёр, на нём что-то подготовилось, нежданно какие-то цветы были, и еще большое количество чего увлекательного. В конечном счете, мы еще во многих местах побывали. Утром, встречая восход солнца на крыше, она уже передумала со мной сказать, но я уже смирился с тем, что она должна была мне сообщить.

Вот такая катастрофа оказалась. — На что ты способен для любви? — На все, не считая убийства! — А ты не опасаешься, что она может задать вопрос: или твоя профессия, или отношения? — Думаю, это не появится. — Так как тебя неизменно нет дома, у тебя постоянные гастроли? — Ну, это временное явление. на данный момент это издержки того, что