«Тем временем» народ безмолвствует…

«Тем временем» народ безмолвствует...

«Тем временем» народ молчит. Александр Архангельский: Государство должно знать собственный место

Александра Архангельского возможно назвать опытным исследователем публичной и культурной жизни России. Своевременный публицист, критик, литератор, создатель и ведущий программы «Тем временем» на канале «Культура».

Потерянные поколения – Какое поколение вы назвали бы потерянным? – Для экономики утрачено старшее поколение. Для этических вещей – поколение тридцатилетних. Жизнь брала их на излом, и не все это выдержали. Это поколение духлесс – несчастный офисный планктон либо как еще их именуют «офисные самураи». Они входили в судьбу, в то время, когда экономика была отмороженной, но уже не авантюрной.

В то время, когда вы подходите к делу с авантюрным эмоцией риска, но не нарушаете правила и законы, это естественно. В то время, когда вы понимаете, что вы их нарушаете, появляется двойственное чувство. Я пологаю, что у нового поколения имеется большой шанс вписаться в экономику и вернуть в правах простые моральные нормы. И я уверен, что это случится. Основное сегодняшнее несоответствие – то, что государство мешает обществу. Оно как безумный родитель пробует вникнуть во все.

Общество само вызреет и восстановится естественным методом.

– Как вмешивается государство? Идеологически? – Государство осуществляет контроль каждые формы самоорганизации, я говорю на данный момент об публичной инициативе. Государство пробует все и вся забрать под собственный денежный и организационный контроль. Мне не нравится, что под одну гребенку стригут все зарубежные организации – они же все различные. Для чего закрывать, например, отделения Английского совета? Иначе государство не стало сильным.

Исходя из этого, возможно, как раз от собственной слабости оно демонстрирует силу. На самом же деле оно должно находиться именно там, где оно сейчас отсутствует. Должно руководить милицией, теми же гаишниками, создавать неспециализированные правила, каковые все должны выполнять. Однако общество увеличивается, и культура также. Я езжу по стране и вижу, как проходят, например, книжные ярмарки.

В стране настоящий бум книгоиздательства.

Ностальгия по пергаменту – Авторов большое количество, а качественной литературы почему-то нет. – Не все, что написано буквами, – литература. Висят в сети тщетные книжки, и кто их просматривает? Как настоящие писатели тяжело обнаружили путь к читателю, так и продолжают. Я был на книжной ярмарке в Красноярске, видел, что читатель изголодался по качественной литературе и по прямому беседе с автором.

Смели все, что издатели в том направлении привезли. Кино хорошее неспешно начинает доходить до зрителя. Мой любимый пример – фильм Сокурова «Русский ковчег» вышел в Российской Федерации одной копией, в Америке – в двадцати.

на данный момент его фильм «Александра» состоялся в прокате с значительно громадным успехом. Театры строятся. Табаков не так долго осталось ждать всю Москву застроит. Любимов возьмёт новое строение театра, Фоменко уже взял. В культуре все, что воображает хоть какую-то сокровище, находит собственных поклонников.

Однако это не всегда громадные аудитории, ну и не нужно. Кстати, на данный момент оказалось, что театр с маленькой площадкой прибыльнее, чем театр, рассчитанный на много зрителей. В театре «Практика», в котором ставит собственные пьесы Иван Вырыпаев, 80 мест.

Оказалось, что культура рентабельна и в малых формах.

– Имеется вывод, что книга доживает собственные последние дни и скоро ее совсем вытеснит электронные носители и интернет? – Само собой разумеется, справочная литература уйдет в электронный формат. И это прекрасно, по причине того, что пользоваться толстыми фолиантами некомфортно. Все прикладное должно уйти в интернет. Что касается фактически чтения с электронного носителя, то, как ни необычно, стихи от этого побеждают.

Все, что помещается на мелком экранчике, просматривать комфортно. Чего не сообщишь о больших формах, романах и т.д. Однако разработки развиваются так скоро, что легко возможно представить момент, в то время, когда покажется такая же приятная теплая и комфортная вещь, как электронная книга. Со страничками. Будет книжка, которая будет загружаться на том месте, где вы ее просматриваете. Прочли, перевели кнопочку, загрузили другую.

Тогда какая нам отличие? Что, мы тоскуем по временам пергамента?

Говорят специалисты – Ваша программа «Тем временем» – пожалуй, самое культурное ток-шоу на отечественном телепространстве. Не появлялось мысли добавить накала страстей, к примеру, методом сталкивания оппонентов? – Возможно делать продукт или жестко по законам телевидения, или жестко против них. К примеру, был таковой проект Александра Гордона на тогдашнем канале НТВ, ночные беседы с интеллектуалами. В том месте все было сделано вопреки законам ТВ. И исходя из этого – смотрелось.

Ничего промежуточного телевидение не признает. Я не вижу необходимости сталкивать собеседников. Более того, жизнь смыслов не предполагает драм, она предполагает медленный путь и разность потенциалов к истине, что лежит за пределами отдельной точки зрения.

Ну а вдруг сказать о жанре программы, это не ток-шоу, где говорит народ, а специалисты отвечают, а дискуссия. У нас говорят лишь специалисты. Народ у нас молчит.

– Политики, имеющие собственный вывод полностью по различным предлогам – господин Жириновский, к примеру, имеет шансы к вам попасть? – На отечественном канале политики нет. В виде исключения он может показаться, но что он сообщит? Жириновский – человек неглупый, он ведет себя так, как его просят вести, он в полной мере договороспособный.

Но я не вижу его в контексте программы «Тем временем». Проханов – тот не редкость. Но он в первую очередь автор.

– Как вы выстраиваете спор? Подчиняете его законам драматургии? – Как мы знаем, имеется два метода вести разговор. Или вы репетируете, или плывете по течению.

Я плыву по течению и нормально отношусь к фатальным издержкам – в случае если уж не получилось, то не получилось. Иначе, при таком подходе рождается то, чего ты сам не ожидаешь.

Ниже пояса – Что злит на современном ТВ? – Я не осознаю, в то время, когда федеральное телевидение в его всецело открытом доступе играется ниже пояса. Я имею в виду криминал в его нехорошем проявлении. Никто не имеет возможности запретить человеку интересоваться криминальными сюжетами, но тогда должен быть подписной канал. Равно как и порнография.

Человек обязан приложить упрочнения, для получения доступа к данной информации – заплатить деньги, подписаться, другими словами сделать выбор. Злит неинтересная политическая судьба. Но я не осознаю, в то время, когда ругают телевизионных менеджеров – мол, это они все зажали. Они тут ни при чем.

Телевидение – замечательный электоральный ресурс, что управляется напрямую из Кремля.

– Как, на ваш взор, будет развиваться телевидение? – Как и во всем мире. Перейдет в цифру, будет становиться более сегментарным, обучаться трудиться с маленькими аудиториями. Станет более содержательным и менее броским – по причине того, что это более недорогое производство по определению.

Массовое телевидение никуда не провалится сквозь землю, но оно будет более площадным и народным. И это не вследствие того что кто-то из глав этого желает, легко, если вы станете делать популярный продукт, вы станете делать лишь его и ничего другого. Уже на данный момент я не осознаю, к примеру, для чего необходимы НТВ такие качественные новости? Они делаются прекрасно, но новости – это неизменно затратно, а канал декларирует принцип: доходность любой ценой.

Непременно новости уйдут на спутниковые каналы. А в пространство интернет-ТВ войдут те вещи, каковые из «громадного» ТВ ушли – к примеру, книги. Неприятность в том, что провалится сквозь землю неспециализированное поле. Шахтер, домохозяйка, доктор наук, политик, левый, правый в общем информационном поле выясняются вынужденно, а в то время, когда мы разойдемся по цифровым квартирам, что нас будет объединять информационно? Мы и без того через чур различные. Это неприятность не только русский, но и мировая.

Уже сейчас намибийскому доктору наук несложнее договориться по сети со своим американским сотрудником, чем с соседом-фермером. Мир объединяется поверх границ и в слоев. Это второе мироустройство.

– Быть может, покажется суть объединять социальные группы и территориально – живописцев селить в одном месте, писателей в другом, докторов наук – в третьем. – Будут изменяться механизмы производства, и мы будем искать новые методы выживания. Под Манчестером строится город, в котором будут жить продюсеры документального кино.

Они будут заказывать фильмы своим агентам, разбросанным в мире, а производство, финансирование и правообладание сконцентрируют в одной точке, и уже позже будут реализовывать готовый продукт. Мы на грани не только телевизионного переворота, на новых нового проблем и грани мироустройства.

Прекратят просматривать – Вы – создатель нескольких школьных книжек. Какая неприятность в отечественном образовании самая острая? – По большому счету чему может научить гуманитарный учебник? Он не имеет возможности научить верной мнению. Он может научить верному поиску. А отечественный учебник и отечественное стандартное образование нацеливают на верное знание. То, что на данный момент планируют отменить выпускное произведение, быть может, было бы не так страшно, если бы была какая-то замена.

В школах мы постоянно писали произведения не хорошо, но для того, дабы его написать, школьник все-таки что-то просматривал, у него была мотивация. Произведение отменяют – и он по большому счету перестает просматривать. Он же прагматик.

В исторические книжки сейчас вовсю лезет идеология, причем самого плохого свойства, с реабилитацией коммунистического режим, репрессий. К сожалению, сейчас образованием руководят технократы. Гуманитарные науки переживают сложный период.

– на данный момент большое количество спорят, нужно ли изучать религию в школах. – Религия обязана изучаться не в косвенных формах, не в форме баз православной культуры, а напрямую. Закон Божий обязан находиться в школьном пространстве, но лишь во внешкольное время и по подписке своих родителей. К тому же, дабы ввести данный предмет в школе, необходимо сократить литературу, а из истории изъять то, что образовывает ее существо.

Давайте из истории вынем религиозный пласт, что в том месте останется? Борьба денег и страстей. Значит, нет предмета для того чтобы – базы православной культуры, а базы веры имеется.

Тогда для чего мы друг друга обманываем? Конституция не разрешает по большей части расписании вводить данный предмет – так позволяйте вводить факультативно.

Светлана Федотова

Источник: http://www.moscor.ru

Времени не осталось


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: