Татьяна толстая: «я у многих вызываю злобу»

Татьяна толстая: я у многих вызываю злобу

Татьяна Толстая: Я у большинства привожу к злобе

— Подготавливаясь к интервью и копаясь в различных Интернет-материалах о вас, я в первую очередь нашла давешнее интервью, которое вы дали Артемию Лебедеву в LitCafe…

— Да, это было сто лет назад…

— И вы в том месте рассказываете, что, дескать, Интернетом пользоваться не можете и не станете.

— А его и не было фактически – это же 1995 год. Интернет был, по большей части, английский, и в том месте мало что было. Ну, газеты; но газеты западные закрывают же, в том месте все платное… Вот была такая газета – «Вечерний Интернет», Носик ее производил; она была нужная и занимательная. Еще были различные проекты — в Америке, в частности – библиотека всех существующих книг на древнегреческом языке на дисках.

И вот ты желаешь, к примеру, отыскать какое-то слово либо выражение во всем корпусе текстов, каковые остались от Старой Греции, набираешь его и приобретаешь итог; таковой Яндекс для данного культурного явления. Делал это Hewlett Packard, и у них в том месте чуть ли не машинистки все набивали: сканнеров-то не было.

— А за 10 лет случился фантастический технический прорыв: все стало компактно и довольно дешево. И я поразмыслила, что прекрасно бы это сделать на русском, по причине того, что так как корпус русской литературы XIX и XX столетий маленькой… А дальше – архивы переводить на диски, письма; так как это все горит, теряется, заливается водой – ужасные вещи происходят, не разобрано же ничего…

— Ну да, вот сгорел же архив «Русского издания», в то время, когда сгорела редакция…

— И что, у них не было back-up’a?

— Они говорят, что нет.

— Ну довольно глупо же, так не делают. Вот сгорела библиотека «Комсомольской правды». Мне не жалко «Комсомольскую правду» ни одной секунды, а жалко архивы – как и по большому счету всего, что не может быть восстановлено.

Они, само собой разумеется, сделали упор на то, что журналистов уже приютили и они уже пишут материалы – лучше б не писали. От первого до окончательного слова «Комсомольская правда» — на обертку селедки; а вот ветхие вещи – это весьма интересно, это история. Тексты, стиснутые со всех сторон: неизменно подцензурные, неизменно идеологически направленные, ежегодно различные – полезнейшая вещь.

И они не могли кроме того ксерокс сделать; меня вот это наплевательство на историю поражает легко.

— По причине того, что всем думается, что нужно угнаться за современностью…

— А что в данной современности? Возможно вон завтрашний сутки угадать, написать новостную ленту завтрашнего дня. Любой может это сделать.

— И что в ней будет?

— В рамках семь дней в случае если – в ней упадет крыша. Позже, на данный момент таяние идет – значит, падение сосулек, случаи ранений. Какие-нибудь солдатские дела: нам об этом не информируют, но статистика известна, и возможно представить, что один случай дедовщины в сутки минимум будет. Беспокойства в каком-нибудь городе N по поводу роста цен на ЖКХ.

Возможно и политические большие события предвещать, в случае если за этим следить: взглянуть, что было несколько дней назад и угадать, что будет на следующей, по причине того, что микропроцессы видны, а в то время, когда наблюдаешь исторические архивы, видны и макропроцессы, и возможно их сопоставить. В этот самый момент весьма интересно, в то время, когда ты уже знаешь, что наступило какое-нибудь важное событие – к примеру, война, — а люди еще ничего не подозревают и пишут собственную небольшую ерунду, «корова родила двухголового теленка», что-то такое для развлечения обывателя.

— И для того чтобы довольно много в Livejournal.com (ЖЖ). Вы рассказываете, что просматриваете его – за этим?

— Нет, в том месте «корова родила» не весьма интересно. Имеется легко люди прекрасно пишущие, исходя из этого, если они забавно говорят про ту же корову, так это легко художественное чтение. Нет, мне увлекательны понимаете какие конкретно вещи? – во-первых, отдельные личности, а во-вторых, освещение каких-то ответственных процессов.

Ну, к примеру, эти самые французские беспорядки, в то время, когда в том месте переворачивали и жгли автомобили, и по сей день также… Весьма интересно просматривать мнения об этом группы людей, каковые освещают обстановку с противоположных идеологических позиций. Ну, вот имеется официальная европейская точка зрения – левацкая. А как она левацкая?

Каковы традиции этого левачества? Как это без шуток? Какая в этом часть политкорректности?

Все это узнается через комментарии тех, кто по-различному довольно официальной точки зрения себя позиционирует.

  — И вот переплетение этих точек зрения и лай между людьми, стоящими на различных позициях, — это весьма плодотворно и весьма интересно. Имеется, само собой разумеется, легко ругатели, каковые лезут в любой разговор, дабы покричать, пока на них целый трэд не обрушится – дескать, вон из этого, что вы связываетесь с идиотами. А имеется и важные беседы, где люди не ленятся детально излагать собственную точку зрения и обосновывать собственную позицию.

А по причине того, что это спор, они начинают извлекать самые различные знания и ссылаться на то, что так просто не отыщешь. Газетные публикации, фотографии, статистика – они же все где-то трудятся, в большинстве случаев.

— Другими словами для вас ЖЖ – источник информации?

— Я бы сообщила – информации и аналитики. Так как информация сама по себе мало что означает: скажем, упала крыша – это событие, информация; а из-за чего она упала – это аналитика. И из-за чего мы не определим правду о том, из-за чего она упала.

Причем время от времени имеется какие-то катастрофические мерзавцы, но прекрасно подкованные в вопросе – и их исходя из этого весьма интересно просматривать.

— К примеру, кто?

— Ну, лучше не будем влезать в называние имен, это формирует нездоровое любопытство. Но вот не редкость человек – во всех отношениях чудовище, но осознаёт в сопромате, в технических чертях таких строений.

— А что вас заставляет верить посту в ЖЖ как источнику информации?

— Нет, одному посту верить запрещено. Верить возможно совокупности постов. В случае если спор затеялся и люди обсуждают какую-то проблему, то она максимально освещена со всех сторон.

Если сравнивать с этим легко информации, которая прошла через ленту новостей, верить по большому счету запрещено. К тому же на данный момент многие издания применяют ЖЖ как источник информации…

— А кого вы просматриваете в ЖЖ? У вас имеется постоянный круг чтения?

— Имеется пара ЖЖ, каковые я просматриваю – я этих людей и воображаю, что они делают. К примеру, я просматриваю ЖЖ Максима Соколова: я с ним лично знакома и дружу.

Он выставляет ссылки на собственные статьи в «Известиях» и «Эксперте», исходя из этого мне эргономичнее начать просматривать с него: у «Известий» весьма нехороший сайт на данный момент, и газета совсем желтая стала, пока в том месте разберешься… Исходя из этого эргономичнее прочесть все у него: в том месте завязываются увлекательные споры, идешь по ссылкам, вылавливаешь каких-то новых юзеров… Еще, скажем, Норвежского Лесного я просматриваю, по причине того, что это «Громадный город» и он ссылки на увлекательные статьи дает. И позже, у него фотографии хорошие. Другими словами я как бы от прессы иду.

— А вы ведете Живой Издание?

— Нет, мне совсем не хочется в данной форме ничего человечеству информировать. Это необычная вещь по большому счету: что-то среднее между личной газетой и чем-то еще – ежедневником личным, ежедневником для узкого круга, ежедневником для любого… И вот они вычисляют, сколько у них френдов, и страшно огорчаются, в случае если их кто-то вычеркнул… А меня-то интересуют, по большей части, споры по различным большим проблемам, по причине того, что как еще осознать, что происходит в стране?

— Для вас ЖЖ не площадка для публикации?

— Полностью нет. Мне не были бы увлекательны никакие отзывы. Я воображаю себе структуру этого всего, так что…

— И какие конкретно бы они были, эти отзывы?

— Обычный человек не откликался бы, откликались бы люди раздраженные. Имеется же форумы, на которых обсуждается, скажем, «Школа злословия»; и имеется ЖЖ, в которых люди обсуждают, что прочли. Ну это же жалкий лепет, в том месте нет людей, за которыми я бы следила, по причине того, что мне весьма интересно их вывод, осознаёте? Ну не будет обычный человек через эту форму писать что-то полноценное в ответ тебе.

В большинстве случаев, все эти трэды под сообщениями – они… с одной стороны, многое говорят о людях, и говорят о них забавное; но ничего полноценного для автора издания, с моей точки зрения, в том месте нет.

— Вы же только что заявили, что ЖЖ для вас – источник аналитики?

— Вот несоответствие, да. Нет, со стороны – весьма интересно. Такая болтовня очень многое выдает о человеке. Но мне не весьма интересно знать, что про меня думают вот на таком поверхностном уровне.

Тем более что, по большей части, пишут люди не заинтересованные – заинтересованные молчат, — а люди, каковые ищут, на ком бы сорвать злобу. А я у громадного количества людей привожу к злобе.

— Как вы думаете, из-за чего?

— Не знаю. Нет, ну я воображаю себе… Кое-какие честно пишут, что видеть меня не смогут, их мое существование, вот жить нормально не дает. Не редкость какая-то классовая неприязнь: одно время Дмитрий Быков занимался тем, что два раза в год, трясясь от злобы, писал статьи, направленные против меня, Дуни Смирновой и еще одного отечественного друга.

У него в голове сложился таковой образ, что он несложный коммунистический человек, и родители у него простые советские, и вот он до данной золотой молодежи никак дотянуться не имеет возможности, и вот они зажрались… и пошло. Как, он себе воображает, мы живем?

— Либо вот на НТВ, к примеру, имеется форум, где обсуждают конкретно отечественную программу. Они в том месте стараются быть такими – как они думают – культурными. Это как бы такое ханжеское мещанство, которое они принимают за интеллигентность. «Ах боже упаси сообщить слово «жопа»!» И вот самые злобные из них уверены в том, что мы с Дуней Смирновой не вылезаем с презентаций (то, куда мы ни при каких обстоятельствах не ходим; я по большому счету толпу не выношу), другими словами экстраполируют шоу-бизнес на всех, кого они в телевизоре видят.

А другие уверены в том, что мы целыми днями валяемся в spa и заботимся за собой приложив все возможные усилия. Вот что сделал данный мейнстрим и рассказы о лихой радостной жизни этого полусвета: они уверены в том, что люди так живут.

— А так никто не живет разве?

— Так живет тщетная маленькая несколько богатых людей, буржуазных дам, молодых жен вперемежку с шоу-бизнесом. Они и живут таковой безумной сворой. Таковой второго сорта «свет».

— Вот мы и подошли к теме глянца…

— Ну да, глянец трудится с ними и около них. Глянец — это же прекрасно продуманная машина для продажи глупым богатым людям дорогих вещей. А дорогие вещи и производятся чтобы их приобрели глупые богатые люди; кроме того не глупые, а просто по различным обстоятельствам озабоченные статусом. Такая буржуазия в хорошем понимании, для которой статус ответственнее подлинного существования: костюм серьёзнее человека, наружность ответственнее внутренности…

— К примеру, в гламурных изданиях нельзя работать толстым; они должны иметь хорошую фигуру, другими словами своим существованием подтверждать, что мир гламура существует: вот он. А толстого человека легко нельзя показывать: его в гламуре нет. Не смотря на то, что вот если бы n-ное количество богатых дам были толстыми, гламур бы подвинулся, он бы их учел.

А так существуют придуманные образы – Прокрустово ложе, ни дольше, ни меньше. А остальных как бы нет.

— Так как глянец реализовывает людям их же самих, нет?

— Сперва он их формирует – невротизирует. Так как задача вначале невротизировать, пристыдить, указать, где находится тот позорный столб, к которому тебя выведут, если ты не будешь соответствовать; позже – предложить им совершенные модели всего, и наступит счастье. Другими словами они говорят, что тебе наступит счастье, если ты выполнишь определенные денежные условия, по сути.

— Так как так трудится каждая сфера социальной судьбе?

— Не каждая. Все эти приобретения, каковые гламур предлагает, ориентированы на дам. А в том месте, в нашем мире крутизны, мужчина, достигнув определенного статусного уровня, заводит себе весьма молодую жену – не вследствие того что он ее полюбил, а вследствие того что это сильно – иметь такую, причем выбранную по определенному типу: они же все однообразные. И он ее предъявляет миру и на ней держит собственные алмазы.

Вот я наблюдала какой-то, что ли, «Золотой граммофон»: в первых двух-трех последовательностях сидят «рублевцы» в смокингах, а с ними сидят эти жены, модели, любовницы – и ни одного человека. Все великолепно выглядят; все блондинки. Ну, пара уж каких-то таких жгучих брюнеток, что это не открасишь, а так – блондинки.

Все с однообразной длиной волос.

— И все сделаны миром гламура?

— Да, они послушались, пошли приобрели то, что нужно, оделись в том месте, где нужно, причем в последнюю коллекцию, а в противном случае – опускание и позор.

— Колония какая-то получается.

— А это колония и имеется. И это не про деньги, не смотря на то, что деньги играются в этом весьма громадную роль. Вот весьма богатые люди, в случае если с ними говорить, в итоге будут считаться: вы не осознаёте, зарабатывание денег – самоцель, остановиться нереально.

Адреналин таковой. И побочный продукт данной их страсти – он формирует города, фабрики, качает нефть, дает рабочие места… Они-то о себе думают, конечно, а не о том, как бы им города выстроить; и вот в данной вечной борьбе за самок и статус они и существуют, а другое – побочная продукция. Но данный мир, дабы существовать, должен быть чем-то обеспечен; и вот около него лепятся самые различные структуры.

Гламур – одна из таких структур.

— А из-за чего гламур не соединяется, к примеру, с интеллектом? Так как желают же все придумать умный глянцевый журнал?

— Тут имеется большое количество обстоятельств. В частности, в то время, когда гламур у нас затевался, это же все были западные торговые марки; в том месте существует понимание и система идеологии этих изданий, собственные стратегии. Но это стратегии, выработанные для их мира, что все-таки старше на 200 лет в смысле буржуазности; и вот оказалось, что на чужой манер хлеб русский не родится, к тому же с таким перерывом, к тому же с нашим народом.

В то время, когда эти издания у нас начинались, их обладатели желали сделать их более национальными, придать им больше сложности, что ли… Но все эти сложности были пресечены кураторами этих изданий – т.е. «головной компанией».

— Кто-то мне заявил, что глянцевый журнал нужно реализовывать вместе с инструкцией по потреблению.

— А по причине того, что это не для вас. Вся идеология не для вас. А разглядывать их весьма интересно: в том месте, во-первых, картины прекрасные.

А во-вторых, дивишься изворотливости данной индустрии: ей же нужно получать деньги, и что она еще придумает, дабы поведать, что тебе нужна полностью никому не необходимая вещь за большие деньги. И они же подверстывают под это не существующие у обычных людей идеологические сокровища.

— Ну вот, к примеру, часы какие-нибудь, Vacheron Constantin либо Pathek Philip, рекламируются как? Это, дескать, такие часы, кроме того, что вы сами ими станете гордиться, по причине того, что они весьма правильные, так еще и передадите их собственному сыну. И вот, значит, сидит таковой кретин-сын и ожидает, пока папаша ласты склеит.

Ну ни один обычный мальчик не будет ожидать, пока папаша передаст ему эти часы, а приобретёт собственные. А позже, кому необходимо вот это правильное время? Дескать, они астрономически правильные, с фазами Луны и движениями Сириуса так согласованы, что прям вот. А вам необходимо, дабы секунда в секунду что-то случилось, в то время, когда в мире ничего не происходит секунда в секунду? Не считая, может, запуска космических судов, да да и то «на 12 мин. отложили», по причине того, что что-то отвалилось.

Это же внушенные сокровища: посидим попьем чайку, 15 мин., 20 – а, не отправимся в том направлении по большому счету; при чем тут швейцарская точность?

— Да, но человеку, что с этими сокровищами дал согласие, деваться некуда. И что же, они все неисправимы?

— Для себя не неисправимы, легко у них имеется собственные горести, тревога, ужас. Супруга за мужа волнуется, а если она новая супруга, юная, то волнуется о том, что также станет ветхой, как та, что была только что выставлена. Исходя из этого все эти кремы, притирки, spa, — а в то время, когда видишь вот это встревоженное пустоглазое существо, которое считает, что чуть кожа провиснет – и он уйдет и унесет все эти алмазы…

— Лишь весьма сильные личности смогут ставить себе другие цели, и у них тогда mission имеется. Другими словами им не имеет значения, во что они одеты, какая у них супруга – да провались она. Они думают о каких-то глобальных вещах: о бессмертии при жизни либо, напротив, о славе по окончании смерти; основать университет, выстроить поликлинику, облагодетельствовать таланты – легко вследствие того что хочется беречь мастерство, строить поликлиники, а далеко не весь дом себе золотом облепить.

Устраивать премии, конкурсы, музеи строить – да что угодно. Так как наука, медицина, образование, мастерство – все это страшно весьма интересно. А у многих из них нет заинтересованностей, каковые лежат вот в этих отвлеченных областях, им достаточно «Золотого граммофона».

Как поразмыслишь – господи, это вот так расти, перестрелять соперников, обманывать, лизать сапоги власти, забыть старуху-маму в деревне, выгнать жену, целый данный ужасный путь на вершину – и вот тебе приз: в первом ряду наблюдать, как посредственный Дима Билан крутится под собственную фанеру и дрыгает собственными страшными ногами. А позже в «Бентли» и «Мерседесах» через отечественную ужасную неубранную Москву, со всякими, каковые стоят рядом в собственных старых «Жигуленках», — в том направлении, в теснины Рублевки, с односторонним перемещением и унизительным 40-минутным ожиданием на повороте, по причине того, что в том месте кто-то постарше проехать обязан.

— И без того будет неизменно?

— Неизменно. У нас легко искаженная природа гламурного мира: разбогатевший – кроме того не знаю кто, крестьянин, пролетарий, мещанин? – он и не знает ничего лучше. А на Западе буржуазное общество старше, оно уже переболело многими заболеваниями. В том месте имеется уважение и общество по многим вторым линиям: по линии людской преимущества, прав человека. В том месте имеется отвлечённая судьба, образование и наука.

И ты не будешь брать себе диплом в переходе под Манежной площадью, а отправишься в колледж.

— А у нас это все весьма свежее, смехотворное, и к тому же держится на ниточке, по причине того, что так как социальный взрыв возможно. Власть, государство до таковой степени отвлеклось, до таковой степени забыло, как живут люди в действительности, что все время делает неверные телодвижения. Жадность, с одной стороны, и полное наплевательство, с другой, приводят к тому, что начинается социальный взрыв.

А у нас такая страна – в случае если рванет, так уж мало не покажется, и не хотелось бы, дабы это случилось. Исходя из этого целый данный мир гламура – он в полной мере смехотворен, но пускай он будет; это лучше, чем народ и гражданская война с дрекольем, что будет поджигать все что ни попадя, и прежде всего тех, кто победней, по причине того, что у них нет личных самолётов и каменного забора. Не дай всевышний; исходя из этого пускай уж гламур будет.

[НА ЗЛОБУ ДНЯ] СОКУРОВ НА НИКЕ О СОБЫТИЯХ 26.03.2017


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: