Тарантино выбрал софию и ко

Тарантино выбрал Софию и Ко

Итоги 67-го Венецианского фестиваля: россияне также возвратились не с безлюдными руками.

Церемония закрытия Венецианского кинофестиваля выдалась еще менее пафосная, чем церемония открытия. Из звезд мирового значения – лишь глава жюри Квентин Тарантино.

Кроме того костюмы участники дорожки выбирали выделено скромные, не все дамы надели платья в пол, а уж о алмазах по большому счету умолчим, бедолагам — светским хроникерам просто не о чем писать. «Отечественная» Ингеборге Дапкунайте, прозаседавшая все 10 дней в составе жюри главного конкурса, в этом случае показалась в тёмном долгом платье с пикантно-прозрачной спиной. Ни Натали Портман, ни Бен Аффлек, ни Катрин Денев, воображавшие на Мостре конкурсные фильмы, до финала в Венеции не остались: по всей видимости, заблаговременно знали, что призов не возьмут.

Не приехал на фестиваль Дастин Хоффман, блестяще сыгравший в картине режиссера Ричарда Дж. Люиса «Версия Барни», которую показывали в последние дни фестиваля. Не почтила своим присутствием Мостру и Хелен Миррен — основная актриса фильма закрытия «Буря» (экранизация комедии Шекспира, снятая Джулией Тэймор, создавшей известную «Фриду»). «Буря», кстати, оказалась прекрасной сказочкой с впечатляющими эффектами, очень напоминающими те, что когда-то показал в собственной «Одиссее» Андрон Кончаловский.

Что прятал Тарантино под тёмными очками? 

Незадолго до закрытия, как в большинстве случаев, делались всяческие прогнозы. Кого лишь не прочили в призеры – от автора китайской политической драмы «Канава» Ван Бина до создателя русском род-муви «Овсянки» Алексея Федорченко. Выбор Тарантино потряс всех.

Лучшим фильмом он назвал картину Софии Копполы «Где-то». Чем позвал в кулуарах практически шекспировскую бурю.

Тарантино выбрал софию и ко

Ответ Тарантино не корректно по трем обстоятельствам: Во-первых, картина с неизвестным и туманным заглавием так же неизвестна по сути. Анемичный, неинтересный, лишенный энергии, фильм не стал для режиссера личностно-поворотным — сделан полностью в той же манере, что в один раз уже показала Коппола в «Трудностях перевода». Во-вторых, и Коппола, и Тарантино принадлежат к труженикам Фабрики мечт.

От Тарантино — балагура и вечного озорника, ожидали чего угодно, но чтобы для того чтобы откровенного лоббирования голливудских заинтересованностей… В-третьих, поговаривают, что Тарантино и Копполу связывали в свое время родные отношения. Квентин, само собой разумеется, в праве делать бывшим любимым подарки, но для чего же за счет фестиваля?

Волшебство фамилии Копполы также сделала собственный дело. И не смотря на то, что очень способный отец Френсис Форд в Венецию не приехал, но его величественная тень четко проступала и, может, кое-кого чуть придавила. Еще на старте фестиваля у Тарантино задавали вопросы, способен ли он делать выводы объективно, поскольку в числе авторов — большое количество его личных друзей, например, София Коппола. Тогда Тарантино отшутился:

— Я привык, что все около меня снимают кино. Но пологаю, что кроме того если бы кино снимала моя мама. я был бы способен оценить ее труд объективно. Действительно, если бы Роберт Родригес выступал бы в конкурсе — мне бы было нужно ему сообщил: «Забудь обиду, но тебе ничего не светит, все же знают, что мы приятели…»

Похоже, на Копполу это правило не распространяется. Вручая приз Софии, Тарантино был эмоционален, заламывал руки, сказал, что картина перевернула его сознание, а сам наряду с этим не снимал тёмных очков…Что имело возможность перевернуть сознание человека, снявшего «Бесславных ублюдков», тяжело себе представить.

Обращение в картине «Где-то» о известном голливудском актере (его сыграл Стивен Дорфф), что разъезжает по съемочным площадкам, меняя любовниц и гостиницы, В одном таком путешествии храбреца сопровождает 12-летняя дочь, страдающая от недостатка внимания и развода родителей к себе. Отец с дочкой мило и насыщенно проводят время, но настает пора расставаться – и для обоих это делается драмой.

Храбрецу внезапно делается очевидным, что целый его бег по кругу тщетен, потому, что ни слава, ни деньги не сделали его ни свободным, ни радостным… Вот такая несложная, кроме того в чем-то очевидная история, неоднократно продемонстрированная в кино. Но видно, она попала в какие-то болевые точки Тарантино. И уж само собой разумеется, она о комплексах самой Софии Копполы – папиной дочки, также страдавшей от постоянных отлучек отца и также в юные годы сопровождавшей его в поездках.

София создаёт чувство безотносительного мажора, сам факт, что она снимает вторую картину об актере, переживающем кризис среднего возраста в гостиничных номерах, показывает, что второй жизни она просто не знает. Но, жить в обществе и быть свободной от общества, выясняется, возможно. В случае если тебе Коппола имя.

Кстати, в то время, когда уже по окончании оглашения результатов, Тарантино выходил на пресс-конференцию к журналистам, зал его принял разочарованным воем. Тарантино незаметно сделал неприличный жест рукой.

  

Федорченко не в обиде

Русский режиссер Алексей Федорченко уехал из Венеции не с безлюдными руками.

Во-первых, его фильм «Овсянки» взял премии ФИПРЕССИ и экуменического жюри. Во-вторых, главное жюри отметило операторскую работу фильма. Кстати, Михаил Кричман уже заслуживал награды Мостры — за операторскую работу в фильме Звягинцева «Возвращение».

Весьма многие посчитали, что Федорченко должен был обидеться на жюри. Ему прямо таковой вопрос на итоговой пресс-конференции и задали. Алексей, стесняясь и робея, сообщил: — Мы взяли три награды. И это превосходно.

Тарантино тут же эмоциональной скороговоркой принялся растолковывать, какое красивое кино снял Федорченко и как оно всем понравилось. — Я не совсем не сомневается в собственных ответах, может, кого-то вправду стоило поощрить в противном случае, может, кому-то не стоило вручать двух премий в один момент, — сообщил Тарантино, — но это мой выбор. Алексей доказал, что, кроме того не имея бюджета, возможно снимать качественные фильмы. Для меня самого вопрос бюджета ни при каких обстоятельствах не был определяющим.

Как Портман и Денев прокатили

Лучшим актером признали Венсана Галло. Возможно заявить, что Галло забрал жюри измором — на Мостре он был представлен в трех фильмах, причем в одном из них как режиссер, но отметили его за фильм «Неотвратимое убийство» польского режиссера Ежи Сколимовски. Данный фильм взял и спецприз жюри.

Галло, хоть и приехал в Венецию, но ни на дном публичном мероприятии не показался — кроме того на пресс-конференции собственной конкурсной работы: по окончании провала на Кинофестивале в Каннах его режиссерского проекта «Бурый заяц», он сейчас игнорирует кинотусовку. Но Ежи Сколимовски с видимымы наслаждением общался  с публикой, а та — с ним. Тарантино по большому счету чуть не пал ниц перед пожилым режиссером.

Картина вправду оказалась твёрдая и по-человечески пронзительная – о мусульманском террористе, что бежит от американских воинов, устроившим на него облаву. Бежит чтобы выжить, и эта жажда судьбы придает ему столько изворотливости, выносливости и отваги, что нечайно проникаешься уважением к такому проявлению силы духа.

За роль второго замысла наградили Милу Кунис, актрису фильма «Тёмный лебедь» — и это также поразило, по причине того, что на фоне того, что продемонстрировала в этом фильме Натали Портман, Кунис как-то по большому счету не запомнилась. Может, участников жюри впечатлила сцена лесбийской любви, которую со знанием дела изобразила актриса?

Потрясение позвало и объявление лучшей актрисой Ариан Лабед — за фильм «Аттенберг».

Греческая драма об дочери и умирающем отце, которая пробует скрасить его последнии секунды, само собой разумеется, не оставляет равнодушных. Но никакой особенной игры актриса в картине не демонстрирует… Разве что ходит обнажённая, имитирует повадки животных и также пробует изображать лесбийскую любовь. На фоне актерских работ Катрин Денев в «Вазе» и Натали Портман в «Тёмном лебеде» это выглядит как-то неубедительно.

За лучший сценарий награжден Алекс де ла Иглессиа.

Его фильм «Печальная баллада о трубе», где сочетаются элементы цирковой военного и буффонады эпоса, взяла и «Серебряного льва» – за лучшую режиссуру. Выйдя на сцену, Иглессиа несколько раз картинно упал на колени перед жюри и по большому счету вел себя по-испански радостно и страстно. Тарантино наряду с этим  не преминул подметить:

— Марко Мюллер — директор Веницианского фестиваля пробовал мне намекнуть, что отдавать два столь ответственных приза в одни руки — не через чур корректно. Но я отправился на риск…

Таковы итоги 67-го Венецианского фестиваля. И, говоря о ответах жюри, приходится подчернуть, что они не показали ни наглости, ни радикализма: поддержали в полной мере классические – и по форме, и по содержанию — картины.

Секс, неправда и видео 

Ну а сейчас по отечественной традиции воображаем вам хит-парад самых шокирующих сцен, продемонстрированных на фестивале:

1. Первое место с уверенностью занимает китайская драма «Канава», в которой храбрец убивает крысу, варит из нее суп, позже с аппетитом ест. Потом его тошнит — и уже второй храбрец торопливо подъедает рвотные массы. 2. Второе место – за фильмом «Тёмная Венера» Абделлатифа Кешиша, от которого все многого ожидали и… дождались.

Героиня ленты — негритянка-толстуха, которую выставляют в цирке как экзотическое животное (начало 19 века). Потом будущее ее забрасывает в парижский бордель. Эпизоды, где седые старая женщина с обнажённой грудью разглядывают гениталии тёмной Венеры омерзительны. Ко всему другому узнается: у негритянки патология с гениталиями, и при не весьма пристальном взоре возможно поразмыслить, что у нее одновременно и мужские, и женские первичные половые показатели.

Бр-р…   3. Фильм «Пара счастливцев» собирал самые громадные очереди на просмотры – сцена группового секса в мешках с мукой произвела яркое впечатление кроме того на видавших виды критиков. 4. Картина «Обещания на воде», где храбрец Венсана Галло (он же режиссер фильма) по четыре раза повторяет различные фразы, делая неприлично громадные паузы. Многие восприняли фильм как лингафонный курс для изучающих британский.

Но, Галло, что по окончании невиданного провала в Канне «Бурого зайца» поклялся не снимать кино, сейчас, наверное, над индустрией и зрителями — потому и дал фильму такое неясное наименование «Обещания на воде» — дескать, я снял, а вы мучайтесь. На фильм  были огромные очереди, я сама попала на него с третьего раза — и уходила, плюясь.

5. Картина Тома Тыквера «Трое», в которой показана столь замысловатая поза занимающихся сексом геев, что за актеров : такая эквилибристика линия-те чем может кончиться. 6. Фильм «Неотвратимое убийство» пестрит сценами жестокости. И собаку храбрец снова того же Венсана Галло забивает с омерзительной достоверностью, и еще большое количество чего аналогичного делает.

Но эпизод, в то время, когда обезумевший от голода храбрец припадает к груди дамы, кормящей ребенка, тошноту.  7. И наконец, сцена, о которой мы уже писали и что стала причиной у зарубежной прессы бурный интерес: «Неужто у русских такие занятные обычаи?» — в «Овсянках». Мертвую героиню готовят к погребению двое мужчин, каковые по традиции северных поселений привязывают ей на волоски причинного места многоцветные нитки.

В общем, прав кто-то из умных, сообщивший, что любой режиссер в собственных картинах ведет борьбу с собственными комплексами. А комплекс все тот же – фрейдистский.  Илона Егиазарова  Венеция

Sofia Smallstorm The Code Words In Podesta's Emails Lead Me To Believe Pizzagate Is Real.


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: