Сергей пускепалис: «я тяжело схожусь с людьми»

Сергей Пускепалис: «Я не легко схожусь с людьми»

Читатели «Панорамы ТВ», голосовавшие в конкурсе «Народный рейтинг», назвали лучшим актером сериала Сергея Пускепалиса, сыгравшего капитана госбезопасности в детективе «Крик совы». Громадной поклонницей актера была и новый президент фестиваля «Виват кино России!» Светлана Крючкова. Вручая Сергею заслуженную приз, актриса назвала его храбрецом отечественного времени, личностью, соединившей в себе чувственность и интеллект.

– Сергей, вы интроверт?

– Не без этого. Я не легко схожусь с людьми. Нет, я выполняю общепринятые правила, стараюсь быть вежливым и приятным, но сказать о чем-то сокровенном не весьма могу.

– Вы похожи на Гришковца… 

– Мне неоднократно об этом говорили. Мы с Женей товарищи, так что в случае если появятся неприятности на съемках, он может с легкостью меня заменить. Ну, либо напротив.

Не смотря на то, что я вряд ли справлюсь, по причине того, что по уровню литературных и актерских изюминок с Гришковцом никто не сравнится – он неповторим. Еще одним необычным актером я считаю Андрея Болтнева. Встретившись с ним фамилию на афише, совершенно верно отправлюсь наблюдать фильм, несмотря на фамилию режиссера.

Из американских сотрудников мне весьма занимателен Аль Пачино.

– Вы же сотрудничали с зарубежными актерами?

– Да, я снимался с Джудом Лоу в английском проекте «Черное море». Люди везде однообразны: в перерывах никто не сидит по гримеркам, общаются равно как и мы. «Старшим» в отечественной русской актерской бригаде был Костя Хабенский – у него обширный опыт работы с зарубежными сотрудниками, ему и было поручено наводить мосты.

А мне мешало нехорошее знание британского. Но какой-то кардинальной отличия в подходе к съемкам я не увидел. Вероятно вследствие того что я снимаюсь в качественных фильмах, где внимание равняется уделяется и сюжету, и изобразительной стороне, и монтажу.

Меня довольно часто задают вопросы, из-за чего я в Москву не переезжаю. А для чего? Мне легче израсходовать три часа на перелет, чем находиться в нескончаемых пробках.

– А нет жажды хорошо заняться британским?

– Имеется, но все мои прежние попытки почему-то появились неудачными. Может, легко особенной потребности нет? В действительности я весьма питаю зависть к людям, обладающим языками. Так как какое количество языков ты знаешь, столько судеб тебе и отмерено прожить.

А я уже и литовский толком не помню.

Сергей пускепалис: «я тяжело схожусь с людьми»

– Мама родом из Болгарии, папа – литовец. А вы кем себя вычисляете?

– Литовцем, само собой разумеется. на данный момент в паспорте графа «национальность» отсутствует, но в советском документе у меня значилось «литовец».

– Ваша жизнь – география целой страны: Курск, Магнитогорск, Ярославль, Москва, Чукотка, Железноводск. А какой город вы вычисляете собственной отчизной?

– В Железноводске похоронены мои родители, в том месте мы с женой Еленой строим дом, у нас в том месте квартира… Возможно, данный город я могу назвать своим домом. Меня довольно часто задают вопросы, из-за чего я в Москву не переезжаю. А для чего?

Мне легче израсходовать три часа на перелет, чем находиться в нескончаемых пробках.

– А вас не вычисляют провинциалом?

– А мне все равно. Кто таковой провинциал? Тупой? Необразованный? Я встречал красивых гениальных людей, каковые не могли пробить головой стенке называющиеся: «Все лучшее в Москве, а мы тут так – погулять вышли». В регионах у них нет возможности. Но основное препятствие – заниженная самооценка.

Я знаю, о чем говорю, – сам трудился главным режиссером Магнитогорского театра драмы.

В действительности я весьма питаю зависть к людям, обладающим языками. Так как какое количество языков ты знаешь, столько судеб тебе и отмерено прожить. 

– Про новый фильм «Клинч» поведаете?

– А возможно не говорить? Во-первых, я суеверен. Во-вторых, страшно нервничаю – это мой дебют, его ожидают многие чтобы совсем осознать, могу я заниматься режиссурой либо это баловство.

Сообщу только одно: я к собственной работе отношусь честно.

Главный герой фильма – преподаватель литературы. Вы собственного не забывайте?

– Ирина Петровна Отчизна, отечественный классный начальник. Начиная с пятого класса я принимал у собственных одноклассников экзамен по русскому литературе и языку.

– Это как?

– Мое детство прошло на Чукотке – олени, юрта, северное сияние. Все размеренно и монотонно. В случае если пурга, то возможно недельку-вторую безвылазно совершить дома. Но имеется масса времени на чтение.

Телевизора у нас не было, и, дабы взглянуть это чудо техники, нужно было идти в красный уголок общежития. Так что просматривать я начал рано. В восемь – Чехова, в девять – Новикова-Прибоя.

Глотал все без исключение.

– Дома было большое количество книг?

– Папа – заядлый книгочей. У него денежное образование – окончил каунасский техникум. Позже его забрали в билибинскую геопартию.

Так произошло, что папа обморозил ноги, ушел с работы по инвалидности и стал главой ГСМ в аэропорту Кепервеем.

Нас с Добрыгиным обучили гримировать друг друга, вот мы часами и занимались художествами. Режиссер организовал все, как геологическую экспедицию: жили в бараке, отапливаемом печками, телевизоры и телефоны отсутствуют! 

– А откуда у вас тяга к мастерству?

– Все от лени. Я выяснил, что мой одноклассник, иногда пропускавший контрольные и произведения, делает это по уважительной обстоятельству – ходит в театральный кружок. Я также записался и проходил в том направлении около трех месяцев.

Но этого выяснилось достаточно, дабы отказаться от детской грезы стать летчиком.

– И отправились поступать?

– В Саратов, в 15 лет. Что такое театр, я осознавал очень примерно, потому, что был всего на одном спектакле, да да и то мое внимание больше занимали конфеты и мраморные лестницы. Поступив в училище, я считал, что сходу начну сниматься в кино.

И стало как-то страшно.  

– А как вы попали в режиссуру?

– Я большое количество игрался в ТЮЗе. Но в какой-то момент я сделал вывод, что этого очевидно не хватает и нужно что-то поменять. Это рвение совпало с нелегкими временами в стране.

Денег не было совсем.

– И что вы предприняли?

– Занялся бизнесом. Открыл книжную лавку в театре. На вырученные деньги приобрел костюмы, декорации. Позже, действительно, уехал в Москву.

И в том месте мне повезло – я попал на курс к Петру Фоменко, что меня увидел и пригласил делать спектакль «Египетские ночи».

– А жили на что? Вы же снова стали студентом?

– Делал представления в модельном агентстве, по три-четыре в месяц. Работа, кстати, весьма непростая, требующая креативности и быстрой реакции. Время от времени необходимо было выдать итог за весьма ограниченное время, практически за пару-тройку часов.

Но эта работа дала мне возможность арендовать комнату и перевезти семью.

– Говорят, на съемках фильма «Как я совершил этим летом» вы встретили медведей…

– Белая медведица с медвежонком, а за ними – медведь. Но у нас были памятки, как вести себя при встречи с медведем. Так что готовься .

– А из-за чего у вас не было гримеров?

– Нас с Добрыгиным обучили гримировать друг друга, вот мы часами и занимались художествами. Режиссер организовал все, как геологическую экспедицию: жили в бараке, отапливаемом печками, телевизоры и телефоны отсутствуют! Весьма не хватало семьи, тротуара, огней на улице – по большому счету дома. Для меня это неизменно крайне важно.

А тут я говорил с родными раз в неделю. Куда это годится? Кстати, неподалеку от данной станции я и совершил собственный детство. Первое, что заметил, зайдя в том направлении, – газету 1974 года. Мороз же, ничего не гниет… Чувство, что люди ушли намедни.

На мгновение показалось, что на данный момент в окне покажется папа.

– Вы к холоду привыкли?  

– Ой, зиму страшно не обожаю, но будущее настойчиво засовывает меня в экстремально холодные места: то Чукотка, то Североморск.

– Не жалеете о времени, совершённом в армии, вернее, во флоте? Вы же проходили службу в Североморске…

– Уже нет. А сперва, как представил, что три года обязан в том месте оттрубить, стало не по себе. Самым сложным выяснилось первый раз строем пойти имеется. Обычный гражданский человек никак не имеет возможности осознать, как это – обедать в ногу?

Но армия помогла почувствовать в себе чувство собственного преимущества. И отыскать ответ на вопрос, смогу ли я за это самое преимущество постоять, не унизив вторых.

– Дедовщина была?

– А как же! В то время, когда я пришел, стало уже поспокойнее, но несколько подзатыльников взял, что уж скрывать. Еще не забываю, укачивало. Любой боролся с этим по-своему.

Я старался не спускаться вниз, имеется сухари и быть на свежем воздухе. Вестибулярный аппарат как-то приспосабливался, но привыкнуть к качке, нереально никому не верьте!

– Поведайте про собственный ресторанный бизнес. Как вы на это решились?

– Один я бы не полез ни при каких обстоятельствах! Но у меня имеется партнер, он же мой товарищ и близкий друг Герман Громов – на его плечах все и держится. А произошло все так. У меня были деньги, заработанные на съемках, а он в то время переехал в Москву. Ну мы и решили организовать этакий приют для сказочных кротов из «Дюймовочки»: счеты, запасы на зиму.

И офицерская шинель времен Первой мировой висит – дескать, в случае если что, возможно и в морду взять. Меню нескольких видов: к водке, пиву и к чаю. Все вычислено на продолжительные посиделки, но имеется и линия «стремительного выпивания» – для тех, у кого имеется мин. 10-15: 100 граммов водки и закуска.

Она у нас на дощечках подается. Как дома: кто-то пришел, колбасы, рыбы нарезал – и все в порядке.

– Вы весьма уравновешенный и спокойный. Вас возможно «запилить»? 

– Я «непилимый» человек. Просто не обращаю внимания, продолжительно терплю, молчу. Но могу вспылить.

Это случается очень редко, и лучше этого не видеть!

Разговаривала Анна Абакумова

Просматривайте кроме этого: За кадром Сергей Пускепалис обучается принимать роды

Что будет в случае если вложить сотовый телефон в микроволновку


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: