Сергей никоненко: «миром движет любовь»

Сергей никоненко: миром движет любовь

Сергей Никоненко: Миром движет Любовь

На счету заслуженый артиста России Сергея Никоненко больше много ролей, он снимался в таких фильмах, как «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Парад планет», «на следующий день была война», «Инспектор ГИБДД», «Зимний вечер в Гаграх». Как режиссер он снял 14 картин.

И вдобавок он создал единственный в Москве музей Сергея Есенина, роль которого блистательно сыграл в фильме «Пой песню, поэт».  — Сергей Петрович, где вы на данный момент снимаетесь?  — Длятся съёмки криминального сериала «Каменская», где я играюсь Колобка. Роль хорошая, имеется, что поиграть, и Леночка Яковлева, по-моему, весьма подходит на роль Каменской. Увлекательную работу мне внесла предложение Наташа Бондарчук — в фильме об Александре Сергеевиче Пушкине сыграть дядьку поэта Никиту Козлова.

Снимаюсь в продолжении телевизионного сериала «Игры в подкидного», что идёт по РЕН ТВ. Готовятся к запуску ещё два сериала — «Дикарка» и «Южный декамерон либо Ростов-папа», где я играюсь поэта. На выходе двухсерийный фильм «Новый год в ноябре», где у меня одна из основных ролей.

Сравнительно не так давно снялся у Юрия Кары в фильме «Настоящие мужчины». Помимо этого, я сам снял два фильма из цикла «Перекрёсток романы» — «судьбы» и «Курортные Чары», они должны не так долго осталось ждать выйти на экраны. И вдобавок я играюсь в трех антрепризных спектаклях.  — Да вы легко стахановец какой-то. Откуда у вас такая работоспособность?  — А что делать? Водку, что ли, выпивать ежедневно? Это возможно делать и между съемками. Либо, к примеру, по окончании спектакля выпить рюмочку, поужинать и лечь дремать.

Кстати, я еще пишу книжку о тех людях, каковые оказали на меня громадное влияние. А таких было много. Это и Василий Шукшин, и Эдик Стрельцов, с котором мы дружили, и Гена Шпаликов, и мои учителя — Сергей Тамара и Герасимов Макарова, и, само собой разумеется, мои родители.  — Грех не отыскать в памяти своих родителей. Так как с них, фактически, всё и началось?  — У меня были превосходные родители, неординарной доброты. Их, к сожалению, уже нет в живых.

Мама трудилась стеклодувом на электроламповом заводе в Москве. И, в неспециализированном-то, она была актриса от природы, по причине того, что если она о ком-то говорила, то неизменно — в лицах. Папа появился во второй половине 90-ых годов XIX века, служил еще в царской армии (в шестнадцатом году был последний призыв) — в лейб-гвардии Павловском полку, потому, что был голубоглазый, большой и курносый.

Прошёл две войны, два раза был ранен, трудился водителем, был опытным охотником, я неоднократно ходил с ним на охоту. По большому счету папа был, я бы сообщил, поэтической натурой. Он весьма обожал стихи, в особенности про псов. Он выискивал их по всем изданиям, выписывал намерено.  Мы впятером — брат, мама, отец, бабушка и я — жили в коммунальной квартире, где жило двадцать пять жильцов. Отечественная семья ютилась в тринадцатиметровой комнате, и к нам ещё из деревни приезжали.

Дремали на полу. И ни при каких обстоятельствах не появлялось никакого недовольства приятель втором. Жили весьма дружно, открыто. Не смотря на то, что я, само собой разумеется, был ещё тот шалопай.  — Без шуток? Откройте отечественным читателям эту чёрную страничку вашей яркой биографии.  — Я так отстал в школе, что в десятом классе мне сообщили: тебе не следует дальше обучаться.

И дабы закончить десять классов, я отправился в школу рабочей молодежи. А чтобы в том направлении поступить, необходимо было где-то трудиться, и я устроился кондуктором на столичный автобус. Это было в пятьдесят восьмом году, мне было семнадцать лет. Я занимался в драмкружке и любой вечер ходил в Театр Маяковского.

Вы думаете, у меня были для этого средства? Не было. Но в один раз я обнаружил полу в Театре Маяковского контрамарку, которую кто-то обронил. На несложном ватманском клочке бумаги было написано от руки: второй ярус, такое-то число, вправду на два лица и подпись. Я осознал, что обучись я вот так как раз писать, то я смогу ходить в театр ежедневно. Я пришел к себе, вырезал такой же клочок ватманской бумаги, поработал над почерком… И протянул билетерше, не моргнув глазом, эту бумажку.

Она ее надорвала, и я состоялся в театр. Более того, я начал водить ребят в театр. Я сам выписывал им контрамарки, и человек десять со мной проходили. Ну, себе-то я выписывал бельэтаж либо партер, а им — на второй ярус.  Мне так нравилась сцена, что захотелось стать актером.

В семье меня никто не отговаривал — ни мама, ни отец. Не смотря на то, что отцу неизменно эта моя мечта казалась несбыточной. А также в то время, когда я поступил на актерский факультет ВГИКа, он не верил в это. Я ему сказал: на, отец, студбилет, вот он, взгляни. Он неизменно в таких случаях шутил: ну, возможно, будешь театральным кружком управлять где-нибудь в депо Вязьма-товарная.

А уж в то время, когда я стал заслуженным артистом, он был весьма радостен.  — Сергей Петрович, вы игрались во многих фильмах про любовь, а сами в то время, когда первый раз влюбились?  — Первая любовь пришла ко мне рано — в шесть лет. Она была моложе меня на три года, на целые полжизни. Это была славная евреечка, Маргарита Соловейчик.

Она была как куколка — с потрясающей ухмылкой, чёрными кудряшками, страно радостная. Мы жили в одном подъезде, виделись во дворе, ходили друг к другу к себе домой. Меня неизменно отлично принимали в её доме. Бабушка её раскладывала пасьянс, а дед Миша довольно часто водил нас с нею на Красную площадь. Он показывал нам на горящее окно за кремлёвской стеной и сказал, что в том месте трудится товарищ Сталин, что думает о нас.

А Сталин, возможно, сейчас думал, не пора ли посадить маму Маргариты в колонию. В сорок седьмом году она была-таки арестована… Маргаритка мне весьма нравилась. Я не забываю, мы ходили с ней в Образцовский театр на кукольный спектакль «Кошкин дом».

Во дворе я постоянно заступался за нее, защищал её от вторых мальчишек.  А второй раз я влюбился в тринадцать лет — и это чувство повлияло кроме того на мой выбор профессии. Это было в пионерском лагере. Ира Мельникова, так её кликали, занималась в хореографическом кружке.

И я отправился В том же направлении. Я сильно влюбился, всё время желал её видеть. Но мы получали образование различных школах: я — в мужской, она — в женской (тогда ещё было раздельное обучение). Я выяснил, что она занимается в студии художественного слова во Дворце пионеров, и отправился В том же направлении. Позже следом за ней — в драматическую студию. Но к ней я кроме того не прикасался, опасался, что это её обидит. И лишь на катке мы катались, держась за руки.

Мы с ней ходили в кино, в Небольшой театр. По большому счету любовь это самая замечательная сила, которая движет миром. Она рождает героев и поэтов. Любовь не только облагораживает, но и окрыляет.

Так что всем хорошим во мне я обязан этому красивому эмоции. Лев Толстой сказал: взглянуть на влюбленных — все гениальны. Раньше от любви парня выбрасывались из окна.

А на данный момент: шприц в вену и все — ничего больше не нужно.  — Я сравнительно не так давно с наслаждением взглянул картину «Семьянин», в которой вы были и режиссёром, и исполнителем ключевой роли…  — Эта картина в свое время демонстрировалась в Киноцентре под рубрикой, увы, «Ворованное кино». Дело в том, что клиенты фильма и занимавший ранее пост директора картины по поддельным документам завладели ею, и здорово покалечили: перемонтировали и вырезали более четырехсот метров пленки.

Я кроме того не могу вспоминать об этом без содрогания. Но, так или иначе, фильм дошёл до зрителя. Картина, вправду, необычная.

Мой храбрец — шофёр-дальнобойщик гоняет фуры из Мурманска в Сочи и в каждом городе, где он останавливается, у него имеется дети и жена. Более того, все жены не смогут нахвалиться своим мужем, по причине того, что он их устраивает. Он успевает на всех получить денег, всех обуть, накормить, одеть.  — А вы сами, часом, не многожёнец?  — Нет, у меня одна супруга.

Актриса кино Екатерина Воронина.  — Прекрасная?  — Прекрасная. Самая прекрасная. Но, кроме красоты внешней, она ещё хороший человек и внутренне. Весьма цельная, для неё не существует компромиссов: она либо обожает, либо не обожает.

Неизменно склонна резать правду-матку в глаза.  — Кошмар! Жить с таковой правдолюбшей, возможно, легко невыносимо?  — Непросто, правильно, но тут имеется весьма крепкая база, крепкая жизненная позиция. Само собой разумеется, приходится смотреть за собой, за собственными поступками. Тем более при отечественной-то работе. Так как в «Семьянине» у меня, включая её, восемь жён, и какие конкретно!

Любовь Полищук, и Анна Самохина, и Наталия Аринбасарова…  — Воображаю, какие конкретно сцены ревности вам устраивала Екатерина Алексеевна!  — Ну, нет. Она же опытная актриса, обучалась во ВГИКе, где мы и познакомились. Продолжительное время она меня не подмечала: все мои взоры пролетали мимо, все мои символы внимания воспринимались холодно.

Она была весьма независимой, и в случае если я приглашал ее в театр, то предпочитала заплатить за билет сама, дабы быть совсем свободной.  — Какой же подвиг вы совершили, дабы добиться ее благосклонности?  — Ну, поскольку еще древние говорили: терпение и еще раз терпение. Капля камень точит… Принципиально важно долбить, что именуется, в одно да и то же место, и пробьёшь брешь. Это случилось на Суворовском проспекте.

Зимний период. Было весьма холодно, но в сердце у меня пылал пожар. Возможно, и ей передалось мое беспокойство — дамы так как весьма чувствительны, у них поразительно развита интуиция. Мы сидели с ней на спинке скамьи. И никого не было, не считая нас.

Около было большое количество снега, изо рта валил пар, и я сообщил ей то, что обязан иногда сказать мужчина даме. И она, дражайшая моя супруга Катенька, важная и недоступная, сообщила мне «Да». Но, возможно, она просто замерзла и не отыскала другого предлога, дабы поскорее пойти к себе. Так или иначе, эта крепость по имени Екатерина Воронина пала в исторический сутки взятия Бастилии.

Отечественная свадьба была именно 14 июля. Французы ежегодно празднуют сутки взятия Бастилии, и мы его также отмечаем вот уже 30 лет!  — Ваш сын не отправился по стопам своих родителей и не связал собственную жизнь с кино?  — Нет. Не смотря на то, что он ездил со мной в экспедиции, и вырос именно среди актеров, всегда был на съемочной площадке, но никак к этому не прикипел. В то время, когда началась так называемая перестройка, ему было двенадцать лет, и он уже впитывал совсем другие идеи, совсем другие понятия о жизни, нежели мы.

Он замечательно осознавал, что рядом — кроме того в отечественном доме! — живут люди, каковые получают несусветные деньги, знает, какие конкретно у них квартиры, видит, какую мебель привозят. Он нам сказал: отец, мама, вы не так живёте, возможно, вам не стоило заниматься творчеством?  Сын желал жить как обычный человек, дабы ни в чем себе не отказывать. Я сказал ему: «Я не против, но для этого нужно трудиться, сынок.

Исходя из этого я и дал совет тебе идти в иняз, освоить два языка — германский и британский. И тогда, если ты отправишься по коммерческой части, в случае если у тебя будет собственный бизнес, тебе будет несложнее решать многие неприятности. Ты будешь совсем нормально говорить с западными партнерами без переводчика.» В конечном счёте так и вышло — на данный момент он трудится в компании «Фольксваген».

Так что зарубежный язык ему понадобился.  — Назначение дамы — быть хранительницей очага, матерью. Ну а мужчина — добытчик, он обязан как-то снабжать семью, кормить, обувать, одевать. Вам это удается?  — Сейчас стало легче, показалась больше шансов для работы. Кинематограф отечественный оживает понемногу. А пара лет назад дело было совсем не хорошо.

Не забывайте тот исторический, его ещё именовали истерический, Пятый съезд кинематографистов, в то время, когда все кричали с трибуны, что нам нужна свобода? И мы взяли эту свободу. Но по недоразумению освободились и от проката. А прокат для кино — самое основное.

Для чего прокатчику брать русского картину за миллион рублей, в то время, когда за полтораста — двести тысяч он приобретёт четыре американские картины, и будет на них наваривать деньги.  И не просто так, возможно, на данный тяжёлый период кино пришлись такие утраты, за какие-то два-три года умерли столпы, на которых держалось кино: Евгений Евстигнеев, Олег Борисов, Евгений Леонов, Иннокентий Смоктуновский… Утраты были не только среди актёров, но и среди режиссёров, операторов, сценаристов.

Мы грохнулись в пропасть, в беспредел. Актёры искали хоть какую-то возможность получить, дабы свести финиши с финишами. Я кроме того поучаствовал в рекламе, приглашал тех, у кого имеется средства, к постройке коттеджей.

Тут уж не нужно обижаться. Простите, и громадные актеры на Западе также снимаются в рекламе… Лишь за другие деньги.  — Нет худа без хороша: в то время, когда американское кино вытеснило отечественное, и артисты остались без работы, вы создали Есенинский культурный центр на Арбате?  — Да, и возможно это основное дело моей жизни. Есенинский центр находится в квартире первой жены поэта — Анны Романовны Изрядновой.

В том месте жил и первенец Сергея Есенина — Георгий Сергеевич, расстрелянный во второй половине 30-ых годов XX века. В той же квартире зимний период 1939 года жила мать поэта Татьяна Федоровна Есенина. Сам Есенин много раз бывал в данной квартире, в том месте он сжёг собственные рукописи в сентябре 1925 года. Перед отъездом в Ленинград, где случилась катастрофа, поэт зашёл к Изрядновой, простился с сыном, курил папиросы и покинул эту пачку у неё на столе.

Анна Романовна весьма берегла ее… Коллекция музея всегда пополняется, большое количество новых экспонатов показалось сейчас. Приходите, заметите сами. Мы трудимся по заявкам, кроме этого как и многие другие мемориальные музеи в Москве.

Другими словами, экскурсоводы не сидят и не ожидают визитёров ежедневно с 10 до 17, а приходят, в то время, когда имеется заявки на посещение.

Сутки взятия Бастилии впустую прошёл


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: