Сергей майоров: «сталкиваюсь с чудесами постоянно»

Сергей Майоров: «Сталкиваюсь с чудесами неизменно»

На канале СТС в вечернем эфире – премьера телевизионного художественного фильма «До тех пор пока цветет папоротник». Продюсирует его Сергей Майоров, что играется в проекте еще и одну из главных ролей как актер. О том, каково было поменять амплуа телеведущего, о изменениях среднего и кризисе возраста в личной судьбе нам поведал сам Майоров.   — Сергей, мы все соскучились по вашему бархатному голосу, по «Историям в подробностях» и «Бабьему лету».

А вы внезапно забрали и стали продюсером…   Сергей Майоров: Нереально оставаться человеком одной краски. Целых семь лет я выдавал в эфир СТС «Истории  в подробностях». 365  дней в году был занят выпуском программы, которая  выходила три раза в сутки, и вдобавок и руководил региональными выпусками в шести наибольших городах страны.

Иногда просил тогдашнего начальника СТС Александра Роднянского: «Ну, дайте хоть дух перевести». Он мне отвечал: «Сережа, вы отечественный капитал, и мы  будем эксплуатировать вас по максимуму, пока не извлечем все, что сможем». В итоге к концу пятого года наступил кризис.

Дабы уйти в отпуск, я должен был заблаговременно подготовить десятки дайджестов. Они не были правильной копией друг друга: приходилось переписывать подводки, актуализировать выпуски…. Случалось, в то время, когда я в сутки перезаписывал по… 70 выпусков. Моя команда, замечая за мной, устраивала тотализатор, делала ставки: какое количество он еще выдержит.

На 16-й студийной записи я уже чуть ворочал языком. Представьте, жить в таком режиме семь лет! И вдобавок ты, как каждый телевизионный человек, должен обращать внимание на то, как выглядишь.

А ты не выспался, и потому у тебя один глаз сейчас больше другого. Ты подходишь к зеркалу, видишь данный глаз, это опустившееся веко, еще одну морщину, и тебе все это, само собой разумеется, не прибавляет настроения…

Исходя из этого, в то время, когда программа «Истории в подробностях» закрылась, мы с моей подругой — продюсером Ольгой Каймаковой поразмыслили, что необходимо  создавать что-то принципиально новое. Так показался свободный продюсерский центр «ИВД продакшн». ИВД расшифровывается как «Истории в подробностях». Сейчас мы готовим проекты для различных каналов. Я осваиваю продюсерскую специальность.

И не смотря на то, что много лет я был не только автором и ведущим «Историй в подробностях», но и начальником программы, что обязывало меня видеться с телевизионными боссами, вести диалог, но все же могу сообщить: продюсерская работа — принципиально жёсткое испытание и новое. Я до сих пор пребываю в шоке.

Сергей майоров: «сталкиваюсь с чудесами постоянно»   — Чем вас привлек проект «До тех пор пока цветет папоротник»? Из-за чего вы настаиваете, что это не сериал, а телевизионный художественный фильм?   Сергей Майоров: Дмитрий и Братья Евгений Бедаревы (сценарист и режиссёр. — Прим. ред.) собирались сделать из данной истории полнометражный художественный фильм. Я пристально прочёл сценарий и по обыкновению отыскал массу потерянных подробностей, материал, на мой взор, потребовал более широких рамок.

Делать из него прокатного «Гарри Поттера» было рискованно — а что если первая часть не выстрелит? Исходя из этого  решили снимать телевизионный художественный фильм. Отличие между привычными сериалами и нашим телефильмом пребывает в том, что «Папоротник» нереально наблюдать, отрываясь на  домашние дела: пропуская  одну-вторую серию ты утратишь всю цепочку событий.

А они происходят ежеминутно.

Мы осознавали: дабы о нас заговорили на рынке, необходимо сделать что-то, хорошее от того, что обычно идет на отечественных экранах. Что мы обсуждаем, приходя на работу? Новые серии «Лоста», «Шерлока», «Отчаянных домохозяек» либо сериалов, каковые не шли на громадных каналах, каковые нужно было ловить в сети, или по «кабелю», но каковые пользовались неистовым спросом. Мы решились создать что-то подобное — продукт, сочетающий в себе и приключения, и мистику, и комедию, и романтику.

Пришли с идеей к Вячеславу Муругову (председатель совета директоров СТС. — Прим. ред.). Он нам тут же внес предложение: «А из-за чего бы вам не приспособить  «Зачарованных»?» Мы застонали: «Слава, ну разреши нам сделать что-то совсем собственный, поверь в нас!» И он поверил.

Мы стали снимать в обстановке строжайшей секретности. Нам никто не мешал, напротив, коллеги на СТС давали хорошие рекомендации. В следствии сняли интересный материал, продемонстрировали Муругову — ему понравилось.

Народная тема, гомерический юмор, правильные актерские образы, необычная природа в кадре, песни и музыка, потрясающая работа оператора — все это срослось в бурлящую энергию, и мы осознали: все было не напрасно. Могу нескромно заявить, что на сегодняшний момент по масштабу плана, качеству картины и компьютерной графики аналогичных отечественному проекту фильмов на отечественном рынке нет. Мы снимали в Алтайском крае.

Съемки велись с дельтапланов, парапланов, воздушных шаров, рафтов. Были и сплавы по горной Катуни, и подводные съемки, и съемки в труднодоступных высокогорных ущельях…

  — Главные роли выполняют юные малоизвестные актеры…   Сергей Майоров: Поверьте, по окончании премьеры они проснутся звездами. Главного храбреца играется Саша Петров — это актер, которого в далеком прошлом ожидали. В нем имеется обаяние Абдулова, интеллигентность  Янковского, энергия и нерв Евгения Миронова. Это не просто красавчик,  а юноша, которого хочется рассматривать, за ним хочется замечать.

Снаружи простой, низкий, но безумно обаятельный, с ясными глазами — таковой настоящий храбрец отечественного времени, талантливый совершить подвиг. В фильме имеется и общеизвестные актеры: прекрасная Татьяна Орлова, легендарная Вера Кузьминична Васильева…

Многие из актеров, в то время, когда  приобретали приглашение в проект и слышали, кто продюсер, округляли глаза: «Майоров?!». Но удивление было, скорее, приятным. Выяснив, что я причастен к фильму, кто-то песни для саундтрека, как, к примеру, мой товарищ Андрей Данилко. Либо несколько «Uma2rmaH»,практически за безвозмездно давшая песню для отечественного фильм, либо «Город 312», специально для картины написавший две уникальные композиции. Многие актеры также согласны были трудиться без денег.

Собственной подруге Татьяне Агафоновой, которую вы не забывайте по «Интердевочке», я сообщил: «Тань, большое количество денег не заплачу — проект низкобюджетный…» Она ответила:  «Тогда по большому счету ничего не плати. Приятели должны приходить на помощь бесплатно». Либо актер Владимир Крылов, узнаваемый по фильму «В ожидании чуда»: для него в этом фильме по большому счету не было роли, и он дал согласие сыграть безмолвного бармена.

Проект мы делали с таковой любовью, что, мне думается, зритель в обязательном порядке это почувствует.    — Вы сами также сыграли в телефильме маленькую, но важную роль. Решили, наконец, отыскать в памяти об актерском образовании?   Сергей Майоров: Я играл на преодолении, сопротивлении. У меня имеется представление о себе как… о  хорошем  человеке. А вот у режиссера Евгения Бедарева, по всей видимости, представление обо мне как о редкостной сволочи (смеется), по причине того, что роль он мне дал  морального урода.

С моего персонажа вся история начинается, мной все и заканчивается. Я играюсь главреда газеты «Тайная правда», заставляющего главного храбреца придумывать в погоне за рейтингами неправду. В финале я буду раздавлен, унижен… Роль намерено писалась под меня. Еще перед тем, как я решил стать продюсером фильма.

    Но так как это не первый мой актерский опыт. Два года назад у того же Бедарева я  игрался в «Новогодних сватах» директора магазина «Мальвина». Меня мало кто тогда определил — я в кадре был в усах… Приятели, в то время, когда осознали, что это я, ржали 14 дней…   Понимаете, что мне дал актерский опыт — познание: желаешь сниматься в кино либо грезишь о чем-то конкретном — бери процесс в собственные руки и реализовывай мечту.

Но, не уверен, что я буду сейчас всегда сниматься, заведу себе агента и стану бегать на переговоры с режиссерами. Имеется личная задача развиваться как продюсер.   — Сергей, «До тех пор пока цветет папоротник» — во многом фильм о паранормальных явлениях, чудесах. Вам приходилось сталкиваться с чем-то подобным в жизни?   Сергей Майоров:  Я не весьма верю во все это. Верю в энергию, в Всевышнего — у нас с ним собственные беседы и собственные индивидуальные отношения.

Одно я осознал: не все так в жизни, все связано, имеет суть. И необычные совпадения  даются нам чтобы мы осознали что-то ответственное. Я верю, что в мире идет борьба хороша со злом, и не всегда она заканчивается с равным либо честным счетом.

Я был на Байкале, в Алтайском крае, на Чукотке и на себе почувствовал энергию места. В случае если будучи в Алтайском крае не осуществить некоторый языческий ритуал — сложить домик из камней и повязать ленточку на дерево (мы относились к этому сначала как к экзотике, смешному рассказу), начнет происходить череда  проблем. Испытано на себе! И мы совершали данный обряд! И все жажды сбывались!

Для меня  Почва — живой организм. И в то время, когда она, скажем, возмущается — происходят землетрясения, она пробует нам что-то ответственное сообщить. Так я пониманию природу мироздания.

  У меня был увлекательный случай. В Португалии, куда мы приехали съемочной группой «Историй в подробностях», я сидел на берегу океана и  внезапно погрузился в необычное, практически медитативное состояние. Я тогда переживал тяжёлые времена.

И вот сидел, наблюдал на океан, отправлял вопросы в пространство и слышал ответы… Пришёл в сознание от того, что мой продюсер Ольга Каймакова тормошила меня за плечо: «Сереж, мы всей группой за тобой замечаем. Ты сошел с ума?» Оказалось, что я просидел шесть часов, а мне казалось, что всего 15 мин.. В такие необычные состояния я впадал неоднократно — и на Байкале, и в Индии, и на острове Бали. А также дома. Я живу  за городом.

Отечественный поселок находится в котловане, а думается, словно бы в окружении гор. Я приезжаю поздно, сажусь на лестничную ступень и наблюдаю на небо. Оно полностью круглое, а звезды такие большие… Я говорю с Всевышним, и имеется полное чувство, что он меня слушает, и я могу о чем-то его попросить, поблагодарить.   — Сережа,  в то время, когда закрылись «Истории в подробностях», и многие ваши коллеги не сдерживали по этому поводу эйфории, что вы чувствовали, как жили?

  Сергей Майоров: Да, не забываю, как один из сотрудников весело сказал: «Разрешите забыть его всей стране. Надоел, сил нет наблюдать…» Я могу осознать этого человека: более 3700 выпусков программы за семь лет эфира — надоесть может любой. Но у нас были доли и рейтинги, каковые и не снились сотрудникам. Выпуск «Историй», посвященный Светлане Сорокиной, имел долю в 40 процентов! 40 процентов обитателей страны наблюдали «Истории в подробностях»! По «Историям» защищали диссертации и дипломы, журналисты обучались профессии.

Программа была культовой.     По окончании закрытия проекта я наподобие должен был испытать облегчение: вот на данный момент я наконец высплюсь, отдохну. А ничего этого не произошло.

Случился еще один удар: я внезапно определил и заметил окружающий меня социум. Раньше я его не подмечал по обстоятельству загруженности, а тут наподобие возвратился в обычную судьбу, и… всеобщая любовь накрыла меня, но формы данной любви были какие-то извращенные и изощренные. Лечу, например, в самолете в бизнес-классе, и внезапно ко мне подползает человек из соседнего салона и тянет руку с бутылкой вина, дескать, давай выпьем… Ты идешь в туалет — а за тобой подглядывают!

  У меня момент закрытия программы совпал  еще и с самым сложным для любого мужика возрастом. Стукнуло 40 лет. Кризис среднего возраста.

И в этом состоянии необходимо было осознать, кто ты и что ты… И вдобавок необходимо было как-то удержать неповторимую команду. А как удержать, в случае если нового проекта нет?!

  — Действительно, что вы тогда реализовали собственную двухкомнатную квартиру?   Сергей Майоров: А вы что думали, это слух, что я распространил в пиаровских целях? Да, это правда. Случайно согласился одному журналисту, и полетело…. Терять команду не хотелось. Людям необходимо было платить заработную плат, снимать офис, брать кассеты, воду, туалетную бумагу… Денег не было.

Я тогда еще не был продюсером и не знал, что возможно пойти в банк и попросить кредит. Мне казалось самое логичное ответ — реализовать квартиру и перебраться  за город. Что я и сделал. 12 ноября я реализовал  квартиру, и практически сходу нас пригласили на Пятый канал делать  «Ежедневник наблюдений».

Но эта попытка создать умное телевидение накрылась бронзовым тазом, и мы опять были без работы, а Пятый канал остался нам обязан 15 миллионов рублей… И опять приходилось выживать. не забываю, я сидел дома в идеальнейшем раздрае. Мама попросила меня подняться на чердак и отыскать в том месте что-то. Я встал и внезапно заметил ветхую коробку от маминых туфель фабрики «Скороход».

Открыл — а из нее, как в «Джуманджи», легко столп белой энергии! В коробке хранились фотографии актеров, каковые я собирал в юные годы. Я выбирал их и думал: вот с данной актрисой  у меня была такая-то история, а вот с данной — такая-то… Данный человек уже погиб, но о нем возможно было бы  поведать то-то и то-то… Я просидел так до вечера, а позже позвонил Ольге Каймаковой и сообщил: «Думается, у нас имеется мысль нового проекта».

Так появился цикл «Начало осени»…   — А рассказываете, нет паранормального в вашей жизни…   Сергей Майоров: Ну, это не паранормальное. Легко кто-то наверху, кто нас отлично знает, своевременно мне эту коробку подсунул. Кто-то эти подсказки считывает, кто-то — нет.   У меня когда-то бы спор с одним весьма глубокоуважаемым мною теледеятелем Владимиром Сергеевичем Ханумяном — человеком, что стоял у истоков СТС: 16 лет назад в Питере именно он надавил на  кнопку и запустил в эфир данный канал.

Мы спорили о слове «контент». Я обосновывал: это содержание, а он сказал — это «фиксация эмоциональных состояний». Тогда я не соглашался, а сейчас осознаю: все, что я делал на телевидении, все, что происходит сейчас, — это фиксация моих эмоциональных состояний, моих детских влюбленностей в актеров, моих первых попыток отыскать себя в жизни.

В первой половине 90-ых годов двадцатого века я взял актерский диплом. Страна разваливалась, работы не было, и тогда я со собственными подругами-сокурсницами Ольгой и Таней Агафоновой Камайковой придумал агентство «Малые звезды» и начал возить знаменитых актеров на гастроли — дабы дать им мало подзаработать.

В эти голодные времена вместе с нами ездили Михаил Пуговкин, Николай Еременко, Галина Польских, Георгий Жженов, Наталья Варлей… Беседы в поездах, посиделки и трансформировались в «Истории в деталях» и «Начало осени».   — Вы так же, как и прежде носите пестрые веселенькие рубахи?   Сергей Майоров:  Да, их у меня множество, я привожу их со всех финишей света, и дома для них уже нет места.

Времена в наше время депрессивные, и рубахи иногда поднимают мне и окружающим настроение.   — В вашей жизни, не считая работы, что-то еще происходит?   Сергей Майоров: Происходит старение, морщин стало больше (смеется). Путешествую большое количество. В личной жизни наметились важные перемены.     — Мама здорова?   Сергей Майоров: Слава Всевышнему! Она выращивает в производственных количествах необычные огурцы. Мама по большому счету знает чудесные слова.

К нам на дачу как-то приезжали ландшафтные дизайнеры, так по окончании них вся почва , превратилась в пустыню, долгие деревья ссохлись… Я маме говорю: «Ну все, нужно выкорчевывать». Она отвечает: «Подожди». И стала с растениями говорить, поливать. Не поверите — засохшие туи опять  позеленели, оправились.

У нас на данный момент, как в Африке: все зелено, и растет все, что желаешь. Я задаю вопросы маму: «Как ты колдуешь?» Она отвечает: «Легко я с ними здороваюсь, говорю: «Ну как вы сейчас, детоньки, мои милые?..»

А бабушка по большому счету волшебница была. Мы шли собирать грибы. Она натягивала очки на шнобель и показывала нам с братом: вот за тем ельничком белые растут.

До ельничка метров 400, рассмотреть она ничего не имела возможности, и нам с братом вовсе не хотелось бежать так на большом растоянии неизвестно для чего. Мы плелись к ельничку — и в том месте вправду выяснялись огромные боровики с пол отечественной руки. Либо бабушка махала рукой и сказала: вот в том месте, через 200 метров, будет земляничная поляна. Мы бежали в указанном направлении, раздвигали еловые лапы и перед нами, как в сказке, показывалась поляна — красная от ягод… Бабушка и ангину мне чудесными словами лечила…

  — В общем, чудеса вас сопровождают всю жизнь. А какое телечудо вы готовите для собственных зрителей? Ну не верю, дабы Сергей Майоров так увлекся продюсированием, что забыл о журналистике.    Сергей Майоров: Я готовлю документальный проект под себя как ведущего. Знаю, зритель все еще наблюдает в повторах и в сети «Истории в деталях» и «Начало осени». Мне это приятно, но все уже было. Нужно идти дальше. Реанимации проектов не будет.

Будет, скорее… продолжение.  В том месте будет второй Майоров.     А по большому счету, в копилке отечественной продюсерской компании 12 проектов. Один — для СТС, один — для «Домашнего», три — для Украины…  Из юных журналистов члены моей команды превратились в матерых волков.

И все равно мне приятно, что я все еще намного выше их, что они бегают ко мне советоваться, что я им нужен… Личный контент, производством которого мы с приятелями занимаемся, — это отечественная страховка, мы неизменно его можем реализовать, в то время, когда внезапно закончится либо закроется очередной проект на следующем канале.

Разговаривала Илона Егиазарова

«До тех пор пока ЦВЕТЕТ ПАПОРОТНИК». СТС. Пн — чт, в 21.00.

GREMLIN


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: