Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Ролан быков. творческая биография

Ролан быков. творческая биография

Ролан быков. творческая биография

Ролан Быков. Творческая биография

Шел фильм «Непридуманная история». Зрители в меру скучали, как скучают в большинстве случаев на всяком «среднем» фильме, не приносящем ни эйфории, ни слез, ни хохота, ни переживаний. На экране изображалось многочисленное собрание в переполненном заводском зале — товарищеский суд над парнишкой, не привезшим своевременно какие-то шестеренки. Актеры — кто хуже, кто лучше — играли свои роли. То затихала, то шумела массовка, воображающая собравшихся на данный суд.

И внезапно — голос откуда-то сбоку, реплика с места: «у меня вопрос: а если бы ты вез патроны?» Эту реплику бросает юноша, расположившийся на стоящих у стены спортивных брусьях и потому появлявшийся чуть выше вторых, сердитый таковой юноша, распираемый принципиальностью и самую малость демагог. Проштрафившийся паренек опоздал с шестеренками на двое суток, по причине того, что выручал из беды девушку, которую полюбил.

И вот сердитый тип на брусьях решил мерить историю о любви и шестеренках собственной мерой — этими самыми патронами. Три раза в продолжение эпизода звучала эта реплика. Три раза показался в кадре — не крупно, нет, всего лишь неспециализированным замыслом — данный юноша. Три раза и — все. Но в фильм внезапно вошел человек, настоящий живой человек, властно приковавший к себе внимание, вынудивший думать о том, откуда берутся такие юноши, откуда берется их туповатая «принципиальность».

Образ, темперамент были созданы. Не за 60 секунд — за секунды. Воистину нет мелких ролей! Вот так, в середине фильма, где одни актеры игрались ничего, а другие так себе, где нет ничего, что предсказывало чудес, свершилось чудо, именуемое мастерством. И зрители пришли в сознание от собственного оцепенения, и по последовательностям прошло: кто данный актер, где мы его видели?

Это был Ролан Быков. Его уже знали зрители и театра и кино. Он играл на сцене Столичного ТЮЗа, одно время главенствовал режиссером Ленинградского театра имени Ленинского комсомола, руководил студенческим театром МГУ.

Начинав на экране в роли Перца в «Педагогической поэме», он успел уже и в кино сыграть пара маленьких ролей и одну громадную, ключевую роль — Акакия Акакиевича в фильме «Шинель», что поставил Алексей Баталов. …«Акакий Акакиевич, вам время в должность!» — сказал голос квартирной хозяйки, и оказался Акакий Акакиевич Башмачкин. Он шел необычной, испуганной походкой, походкой стесняющегося человека. Он был так незначителен, так принижен, он стеснялся и того, что ходит по земле.

В его взоре сквозила робость, его жесты выдавали постоянную неуверенность в себе. Низенький государственный служащий с лысинкой на лбу, Акакий Акакиевич сознавал собственную незащищенность, осознавал, что он — «нуль, более ничего», и, казалось, взором просил прощения за это. Существо никому не дорогое, ни для кого не занимательное, он был убог;, жалок, иногда забавен.

Вот госслужащие в присутственном месте издеваются над ним. Они сыплют ему на голову мелко изорванные кусочки бумаги-ожесточённое развлечение убогих, нищих духом людишек, мучающих более не сильный. «Господин Башмачкин, снег идет!» — кричат они наряду с этим, восхищаясь своим остроумием.

Акакий Акакиевич поднимает голову, наблюдает глазами, полными боли, на столпившихся около резвящихся государственныхы служащих и говорит голосом, к которому как запрещено более подходит гоголевское определение «проникающий»: «Покиньте меня, для чего вы меня обижаете?» Основной упор в собственной трактовке образа Бы ков делал на теме одиночества. Временами на лице Акакия Акакиевича вспыхивало внезапно выражение простодушия, наивной доверчивости, жажды хоть небольшой, совсем маленькой душевной близости с другими людьми.

Но эти робкие порывы всегда тут же меркли, никем не поддержанные, а время от времени бессердечно растоптанные. Это были мгновения большого драмртизма. И вот в судьбу Акакия Акакиевича вошла новая шинель.

Быкову удается продемонстрировать, что шинель стала дорога его храбрецу не мучительностью добывания на нее скудных грошей. Нет, он заметил в ней в первую очередь живое существо, приятеля, от которого ожидал человеческого тепла, ожидал, возможно, участия. В то время, когда в жалкой каморке показался данный гость, осветивший на миг бедную судьбу, мы поняли, что Акакий Акакиевич может радоваться, может быть радостным. То затаенное, что до этого только робкой тенью проскальзывало в игре Быкова, сейчас делается явным.

И уж не хохот, не снисходительную жалость вызывает киногерой. Его осунувшееся, бледное лицо в глубоких морщинах, большой лоб с ужасным надломом бровей, его грустные, нежданно умные глаза говорят о трагедии попусту пропавшей жизни. Возможно ли сказать о полной, абсолютной удаче актера в «Шинели», о полной, абсолютной удаче фильма?

Вряд ли. Фильм в свое время осуждали, не все в нем было равноценно. Но на данный момент, в то время, когда уж прошли годы, в памяти живы те броские взлеты, что были тут у Быкова, смело взявшегося за такую непростую для молодого исполнителя роль. Ролан Быков признанный комический актер. Но и трагик также.

Актерский диапазон Быкова очень широк. Он обладает мастерством виртуозно, не без щегольства и иногда обожает «помучить» зрителя, загадать ему тайную. В этом смысле показательна его роль в фильме «Отечественный обозреватель». Героиня картины, юная журналистка, едет на далекую стройку. Разговаривает в том месте с передовиком производства монтажником Уваровым. Уварова играется Быков.

Мы видимся с ним на строительной площадке. Стремительный, живой, юркий, со смышлеными глазами, озорно смотрящими из-под низко надвинутой на чуб кепочки, он красив нам собственной азартной увлеченностью делом. Но нет, по всей видимости, мы совершили ошибку.

Вот он заговорил с обозревателем, и стало очевидным: обычный дутый передовик да и циник, думается, притом отчаянный. Бойко, гладко, наговаривает он текст будущей газетной заметки: «Появился в семье рабочего… Любовь к слесарному делу с самого раннего детства стала основной страстью пытливого мальчика». Голос звучит заученно, и не осознать — издевается Уваров либо в самом деле, действительно верит, что так прекрасно, верно, что так и необходимо. «Федька!

Шаблон равняй, шаблон!» — неожиданно кричит он, прерывая беседу с обозревателем и на ходу руководя кем-то из собственной бригады. И эта фраза получает в его устах нежданно неоднозначный суть: он как будто бы не только исправляет какую-то неточность рабочего, подсказывая, что делать, но и учит «равнять шаблон» приезжую журналистку.

И это весьма смешно, по причине того, что уже тут мы совсем убеждаемся, что Уваров — хороший юноша, красивый юноша, легко он по-настоящему влюблен в «металлическое» дело и исходя из этого легко ненавидит дело «бумажное», относится к нему пара иронически. Кроме того в небольших пределах роли Быков сумел продемонстрировать нам человека во всей его сложности. Он как будто бы различными сторонами развернул к нам собственного храбреца — и без того и эдак.

И образ стал многогранным. Таких ролей у Быкова в кино около двух десятков. Одни из них сыграны в хороших, гениальных фильмах, с сильными занимательными партнерами, другие в лентах «проходных», уже забывшихся. Различные были фильмы, но не было у актера «проходных» ролей, хоть были и совсем маленькие по объему роли.

Но, возможно, больше вторых показательна в этом отношении работа Быкова в фильме «Я шагаю по Москве». Нам ничего не известно об этом храбрец Быкова — ни имени, ни кто он, ни кем трудится, ни о семье его. Визитёр парка — и все тут.

Но как много мы о нем знаем! Как много поведали нам и его походка, и его глаза, и перемещения его рук, и его срывающийся голос… Киногерой его друзья и Колька повстречались в пустынной аллее парка с одиноко прогуливающимся человеком. Невысокого роста, смешной, но напыщенный, трусоватый, но приложив все возможные усилия старающийся скрыть это, одинокий визитёр испугался колькиных «пассов» (неугомонный Колька именно изображал перед нравящейся ему Аленой гипнотизера). Быков играется ужас.

какое количество красок, сколько оттенков от легкого испуга до паники! Но Быков играется еще и человека, в первую очередь человека. И вот из маленькой рольки мы определим и о том, что данный щуплый и нервный человек, по всей видимости, всю жизнь, еще с детства питал зависть к высоким и опасался сильных; мы определим и о том, что он тщеславен и не не сомневается в себе, что он по-обывательски трусоват, ограничен, мнителен и что он весьма одинок; что он не хорош, мелочен и что он бессилен, беззащитен и забавен в один момент.

Возможно, возможно, еще и еще перечислять качества данной промелькнувшей в картине фигуры. Настоящий живой человек… да, лишь так возможно сообщить о каждом из храбрецов Быкова. И всегда это различные люди, поразительно различные, решительно ничем не похожие. Эта простота, естественность, действительность — плод кропотливейшей работы над формой образа.

Быков — артист с виртуозной пластикой и виртуозной мимикой. Мы можем знать, какое выражение лица у его храбреца, кроме того в то время, когда он стоит к нам спиной. В комедии «Женитьба Бальзаминова» Быков сыграл гусара Чебакова.

Крошка-гусар, бравый донельзя, само олицетворение духа молодечества, кумир уездных мессалин. Каким петухом он выступает, как лихо крутит ус, как горячится — это сгусток энергии, темперамента, страстей. И все это — в комическом несоответствии с теми пустопорожними целями, на каковые тратится столько энергии, столько темперамента, столько мужественности.

Это весьма забавная роль, сыгранная с озорством, залихватски. Высокая опытная техника — драгоценное уровень качества Быкова, но еще более драгоценно его умение мыслить, наполнять любой, кроме того маленький по количеству образ настоящей глубиной — психотерапевтической, философской.

В случае если позвать в памяти эту долгую вереницу храбрецов от Перца в «Педагогической поэме» и Лапшина в «Это начиналось так», в случае если поставить рядом Акакия Акакиевича, монтажника Уварова, гусара Чебакова, то соберется масса людей поразительно пестрая и разноликая. Имеется ли у этих людей, воплощенных одним живописцем, что-либо общее? Вначале думается — ничего. И все-таки имеется… Отыщем в памяти глаза актера.

О, выражение их возможно вечно разнообразным. Но одно в них неизменно; отражение интенсивности духовной судьбы храбреца, которая неизменно на пределе той либо другой мысли, эмоции, страсти. Время от времени эти мысли и страсти возвышенны и добропорядочны, время от времени — мелки и забавны.

Но для храбрецов Быкова они неизменно забраны в полную силу, на высоком накале. И, возможно, эта свойство актера продолжительное время рождала чувство, что им не сыграно еще что-то основное, громадное, хорошее по собственному масштабу для того чтобы дара укрупнять и чувство и мысль, обнаружить их крайнее выражение. К этим главным в собственном творчестве темам Быков подошел в работах последнего времени-в фильмах «Звонят, откройте дверь!» и «Здравствуй, это я!».

В картине «Звонят, откройте дверь!» он играется Павла Васильевича, трубача из театрального оркестра. Павел Васильевич вошел в фильм, в сюжет как-то незаметно, как будто бы бы случайно. Двенадцатилетняя Таня, с некоторых пор ставшая «красным следопытом», невзначай встретила его на пути собственных поисков первых пионеров. Действительно, он ни при каких обстоятельствах не первенствовал пионером.

Он по большому счету не из тех, кто не редкость первым, главным и т.п. Наоборот, мимо таких людей довольно часто возможно пройти, не увидев их, и это весьма жалко и несправедливо. Быков играется человека будней, человека, далекого от подвигов. Как раз его оштрафует на улице милиционер, именно он будет терпеливо находиться в очереди, дабы сообщить два слова продавщице.

И он не обидится, в случае если его не захотели выслушать… Но дело в том, что Быков играется именно не будничного человека. Во всей повадке Павла Васильевича, в его манере держаться имеется выделенная скромность, нежелание кидаться в глаза, боязнь быть навязчивым. И одновременно с этим в нем имеется и твердость, и чувство собственного преимущества, и доброта, и красивая простота.

В случае если мы желаем, дабы стертые от нередкого и иногда тщетного потребления слова «хороший человек» наполнились своим красивым и высоким смыслом, нам нужно определить Павла Васильевича, человека со славным, хорошим лицом, милой ухмылкой, с его драгоценным умением жить для других, быть нужным людям. Менее всего он чувствует себя храбрецом, он не поверил бы, если бы ему заявили, что с него возможно брать пример.

Но он неизменно готов поведать о вторых — о красивых, известных, выдающихся либо легко хороших людях. У него, видно, дар обнаружить людей. Этот человек, скромный Павел Васильевич, ни при каких обстоятельствах не совершавший подвигов, ничем не прославившийся, не краснобай, находит взволнованные, от сердца идущие слова, из которых мы определим, что это такое — первые пионеры, что это такое — 20-е годы, что это такое — большой революционный накал судьбы.

Тут-то и проявилось это драгоценное актерское уровень качества Быкова — умение передать внутреннюю страсть и сущность образа, не прибегая к внешней аффектации, но играясь взлет самого эмоции. Столь же заметной не только по мастерству — оно неизменно на высоте, — но по самой собственной сути стала работа Ролана Быкова в фильме «Здравствуй, это я».

Олег Пономарев, для друзей попросту «Пономарь», вначале — рассеянный, экспансивный студент, мальчишка, наделенный умом ученого, позже — громадный ученый, так и оставшийся в чем-то озорным, радостно идущим навстречу жизни мальчишкой. Это искатель, одаренный и страстный, очень преданный науке, одержимый в рвении к цели. Ролан Быков сыграл тут это умение жить на пределе, щедро, изо всех сил тратить себя для любимого дела, дарить себя людям.

Опять чуть смешной и чуть чудаковатый, таковой худой, большеголовый, не сильный здоровьем, Пономарев жёсток духом, целеустремлен. Через его «мальчишестость», милую наивность в бытовых делах проступает незаурядность, умение жить судьбой озаренной и озарять жизнь около. … Мы говорим тут только о Быкове — артисте кино. Но он еще и режиссёр. Он поставил весьма забавную комедию «Семь нянек».

Не так долго осталось ждать Ролан Быков придет к зрителям в новом собственном обличье, совсем не похожем на его прошлые работы в кино. В широкоформатном фильме «Айболит-66», поставленном им самим, он играется Бармалея. Он будет бегать и прыгать, тонуть в воде и летать по воздуху, звучно кричать, таращить глаза и рвать на себе волосы — к восхищению мелких зрителей. А для громадных — он будет озорным и философичным храбрецом радостной современной сказки.

Но обо всем этом, как и о вторых работах режиссёра и талантливого актёра, владеющего поразительным запасом фантазии и творческой энергии, будут написаны новые книги и новые статьи. Ел. Бауман, 1967

Неистовый Ролан | Канал История


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Теги: , , ,

Комментарии закрыты.