Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Последователь маркса

Последователь маркса

Последователь маркса

Последователь Маркса

У Карена Шахназарова успешная творческая будущее. Самой известной картиной, которая сделала его известным, стал фильм «Позови меня в даль светлую». Во второй половине 90-ых годов двадцатого века он делается генеральным директором киноконцерна «Мосфильм».

Но с режиссерской профессией он не порывает, снимает фильмы – их в его послужном перечне четырнадцать. С недавних пор он занимается вопросами культуры в Общественной палате при президенте РФ.

– Карен Георгиевич, сперва вы были легко хорошим режиссёром. Позже заняли пост председателя совета директоров «Мосфильма». Сейчас вот вошли в Общественную палату.

Что подтолкнуло вас к столь крутому жизненному виражу?

– Во-первых, в особенности крутого виража не произошло. Я не прекратил снимать кино и делаю это с той же периодичностью, что и в юности: снимаю один фильм приблизительно раз в два года. Подчеркиваю, я не государственный служащий.

Я – менеджер. Предприниматель. Государство ни копейки не дает «Мосфильму», и все, что мы имеем, заработано мной и моими сотрудниками. Мы существуем в рыночной экономике и занимаемся честным бизнесом, пробуя отыскать средства для сохранения всего лучшего, что было в отечественном кино.

А бизнес, в это же время, это не меньше увлекательное и творческое занятие, чем кино снимать. И я благодарен судьбе, которая дала мне шанс попытаться себя в различных ипостасях. А в Общественную палату меня выбрали, и это было приятно. Отказываться не стал. А для чего? Внезапно удастся применять присутствие в данной организации во благо отечественному кино? К Общественной палате сейчас достаточно противоречивое отношение, в особенности у журналистов.

Но имеется факт, вызывающий уважение: в том месте никто и никому не запрещает вольно высказываться. Другое дело – будут ли мои либо чьи-то высказывания услышаны законодателями. Надеюсь, удастся достучаться до правительства.

– Ваши окончательные предложения, сделанные с трибуны Общественной палаты?

– Понимаете, у нас в стране недавно был принят закон о конкурсе. Он парализовал целый творческий процесс в мастерстве. К примеру, Эльдар Рязанов приносит сценарий в Госкино, и Госкино принимает заявку Рязанова.

Но! Наряду с этим Госкино обязано заявить конкурс, по окончании которого может сложиться следующая обстановка: новый закон требует от всех работников культуры отдавать предпочтение проектам с урезанным бюджетом.

А посему, в случае если внезапно найдется некоторый Пупкин, что предложит снять фильм, заявленный Рязановым, за меньшие деньги, Госкино вынуждено будет отказать Рязанову, сообщив ему: «Увы, фильм будет снимать Пупкин, по причине того, что он весьма экономный человек». (Радуется.) Рязанов возразит, возразит: «Но я же учавствовал в разработке сценария…» – и без того потом. А закону о конкурсах все равно, кто будет режиссером: специалист с именем либо «инкогнито из Санкт-Петербурга».

Второй пример: Петр Фоменко принесет в театр икс шекспировского «Макбета» и сообщит: «Буду ставить». Но Министерство культуры должно заявить конкурс и поставить жирный вопрос: будет ли Фоменко ставить «Макбета» либо режиссер, что предложит более удачные материальные условия. И мой главной пафос сейчас – борьба с этим законом.

– Как вы храбрый человек?

– Я, само собой разумеется, не труслив, но, скажем, в случае если начнется бомбежка – я не знаю, как себя поведу. Человек – сложное существо, и что он сделает в той либо другой ситуации – угадать нереально. Исходя из этого не нужно как переоценивать себя, так и недооценивать.

Нужно мочь быть адекватным и уважать себя. Не смотря на то, что стопроцентного уважения обычный человек к себе не испытывает – это похоже на заболевание, на нарциссизм.

– Большое количество ли хороших качеств личности зависит от семьи, от воспитания?

– Большое количество!

– Ваш отец, Георгий Шахназаров, был сподвижником Михаила Горбачева. Как бы вы оценили реформаторскую деятельность отца с позиций сегодняшнего времени?

– Я кроме того не знаю, как сформулировать ответ на ваш вопрос. Пологаю, что папа не был реформатором. Реформатором был Горбачев.

И таким Михаил Сергеевич останется в истории.

– Но один в поле не солдат, должна быть команда людей, талантливых на социальные опыты?

– Ну что означает «команда»?! Киньте вы! А кто команду-то собирает? Фаворит. Исходя из этого в действительности история не вспоминает, какая команда трудилась над отменой крепостного права.

История знает: крепостное право в Российской Федерации отменил Александр II. И все! Реформатором возможно назвать лишь того человека, что принимает решения и несёт ответственность за них. В этом смысле папа относился к второму кругу людей. Он был ученым, писателем и, конечно же, политиком, что владел широкими взорами на социальные и экономические процессы в стране. Но реформатором я его назвать не могу. Эта функция целиком и полностью в собственности Горбачеву.

А иначе, как-то смешно рассуждать об отце с позиций истории. Так как он в моей памяти живой и дорогой мне человек…

– Папа уделял вам достаточно времени либо он был так занят, что вы редко виделись?

– Он был весьма занят, но мне хватало его внимания. И он оказал на меня огромное влияние. Это не означает, что я с ним был во всем согласен.

Мы большое количество спорили и о политике, и о жизни, отечественные взоры время от времени были диаметрально противоположны.

– Папа наблюдал ваши фильмы?

– Да. И как я знаю, прекрасно относился к тому, что я делаю в кино.

– А Михаил Горбачев видел что-нибудь из ваших работ?

– Да. Я не забываю, что он ценил мой фильм «Город Зеро». Я его постоянно приглашаю на собственные премьеры, и на многие он приходит.

– В числе ваших зрителей были люди влиятельные, да и росли вы среди политической и культурной элиты…

– Да, это весьма воздействует на формирование личности. Не смотря на то, что у меня нет ощущения, что я какой-то особый.

– Возможно определить, кто ваша мама?

– Мама окончила ГИТИС, театроведческий факультет, но всю жизнь занималась семьей и не трудилась.

– В одном из интервью вы заявили, что предпочитаете принимать на работу людей гениальных и вас не смущает, в случае если у них тяжелый темперамент. Несколько лет назад вы готовы были терпеть сложности во имя конечного результата. Не поменяли эту точку зрения?

– Нет. Я готов терпеть кроме того весьма скандального, весьма тяжёлого человека на съемочной площадке, на киностудии, но при одном условии: он не просто гипотетически гениален, а реально способен делать все так, что я спокоен за тот участок, на котором он трудится.

Причем, я не могу заявить, что я весьма терпеливый человек, но в другом случае я трудиться не собирается. Это, кстати, чисто эгоистическая позиция. Если ты сосуществуешь с людьми неталантливыми, ты, в большинстве случаев, обязан делать и их работу, и собственную.

А для чего трудиться за вторых? Это – неэффективно. Скандальный, взбалмошный работник, что разгребает твои неприятности, хорош того, дабы его терпеть. В другом случае – я и не терплю…

– Но так как это не самое комфортное состояние в работе – терпеть рядом с собой нелегких людей?

– Да, хочется жить комфортно и общаться с приятными людьми. С ними и посидеть прекрасно, и выпить прекрасно… А как до дела доходит – внезапно испаряется чувство комфорта, по причине того, что итог деятельности приятного во всех отношениях человека не радует…

– Как вы терпеливый папа?

– Мое отношение к собственным детям достаточно критическое. Я довольно часто бываю с ними строгим и очень требовательным.

– А ругать детей необходимо?

– И ругать необходимо, и основное – детей нужно принуждать делать то, что они, в большинстве случаев, делать не желают: обучаться музыке, языку, просматривать книги… Напрягаться они не обожают, и моя задача перестроить их сутки с учетом того, что им понадобится в жизни, а не с учетом их жажды расслабиться и повеселиться. Целый опыт всемирный истории обосновывает – воспитание дается как раз в твёрдых принудительных условиях подневольного детского труда. (Смеется.) А современная тенденция, в то время, когда все в стране трудится на то, что дети не так долго осталось ждать забудут слово «книга», приведет к ужасающим итогам. Опасаюсь, мы через десятилетие возьмём поколение деградантов.

– Сообщите, вы обладаете языками?

– Английским, и благодаря принудительному обучению. Родители вынудили меня выучить язык, дав в спецшколу. И обязан заявить, что беда русского человека сейчас, что он мало языков знает, а также один умудряется выучить только на уровне «здравствуй» и «до свидания».

на данный момент нереально трудиться в кино, не зная английского. Это легко неприлично. Вся киноиндустрия, а также шире, вся бизнес-индустрия – англоязычна.

Любой человек, что пытается действенно трудиться, обязан сказать на языках.

– Как вы оцениваете поколение, которое появилось в 90-е годы?

– На мой взор, у них громадные неприятности. Мне не хотелось бы выступать в роли судьи молодежи. некая развращённость и Цинизм должны быть свойственны молодежи, но в поколении, о котором идет обращение, цинизм превышает допустимые пределы. Не смотря на то, что я могу осознать, из-за чего это произошло. Эти люди вошли в судьбу, в то время, когда все сокровища были отметены. Было уничтожено все. Исходя из этого они, возможно, виноваты меньше всего в собственных взорах на судьбу.

Общество само создало атмосферу, в которой очень тяжело воспитать духовных людей.

– Способны ли «новые циники», назовем их так, сделать что-то нужное для общества, для страны? Для самих себя, в финише-то финишей?!

– Вызывающе большие сомнения… На мой взор, к созидательной деятельности они не готовы. Но я надеюсь, что это мое заблуждение. И внезапно в этом безлюдном и циничном мире зреет что-то замечательное и прекрасное! Хотелось бы совершить ошибку в собственном пессимистичном взоре на молодое поколение и извиниться когда-нибудь перед циничными гениями, каковые возродят мастерство, создадут новые совершенства и откроют новые пространства.

Внезапно они те самые сказочные двоечники, каковые позже придумали таблицу умножения и теорию относительности?

– Ваши творческие замыслы?

– Замыслов большое количество, но я не желаю о них сказать, будучи человеком суеверным. Опасаюсь сглазить. Жизнь достаточно безжалостна к людям и к их замыслам на будущее.

В свое время я начал совместный российско-итальянский проект «Палата № 6» с Марчелло Мастроянни в ключевой роли, и уже все было «на мази», как внезапно… раз – и от проекта остались лишь воспоминания.

– А как вам Мастроянни?

– Мы подружились, большое количество говорили. Он по большому счету меня потряс тем, что не чувствовал масштаба собственной личности! Я вот думаю: а болел ли он по большому счету когда-нибудь звездной заболеванием? Это был страно простой, занимательный и обаятельный человек.

К тому же Мастроянни был на уникальность порядочным человеком, а это не довольно часто видится среди столь выдающихся людей.

– В случае если нельзя говорить о творческих замыслах, то, возможно, поболтаем о вашем хобби?

– Я всю жизнь плаваю, хожу в бассейн ежедневно. И это превратилось в настоящее хобби. Вождение автомобили для меня уже также хобби, по причине того, что я вожу машину, не просто функционально перемещаясь из одной точки в другую.

Для меня вождение что-то большее, чем руль и жать на педали…(Смеется.) В свое время Карл Маркс заполнял анкету – не припомню, по какому предлогу. И на вопрос: «Ваши увлечения?» – он ответил: «Обожаю копаться в книгах». Так вот, я также обожаю копаться в книгах.

Карл Маркс и его экономические теории


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Комментарии закрыты.