Последняя фантазия павла лунгина

Последняя фантазия павла лунгина

Последняя фантазия Павла Лунгина

Больше чем режиссер

Собственную кинематографическую деятельность выпускник Высших режиссёров и курсов сценаристов Павел Лунгин начал в середине 70-х с написания сценариев. Его режиссерская звезда взошла под самый закат СССР. Дебют Лунгина — картина «Такси-блюз» — появилась в программе Кинофестиваля в Каннах 1990 года и взяла особый приз за режиссуру.

Утвердившись в первое десятилетие «новой России» в звании одного из флагманов современного российского кино, Лунгин закрыл тему лихих 90-х исчерпывающим резюме «Олигарх» и обратился к новому источнику воодушевления — потемкам русской души. В этом ключе он снял два последних фильма.

Картины «Остров» (2006) и «Царь» (2009) объединяет пара основополагающих моментов. Во-первых, и в том месте, и тут режиссер заигрывает с религиозными темами. Во-вторых, еще до выхода на экраны оба фильма были признаны «событиями в отечественном кинематографе» и этакими интеллектуально-патриотическими must see, что принесло их автору звание заслуженного артиста (за вклад в развитие кино) и место в Общественной палате.

В-третьих, так повелось, что публичная дискуссия около лунгинских творений начинается по большей части по общественной глубины важности и вопросам проникновения, в то время как беседы о художественной ценности картин как-то сами собой уходят на второй план.

Грозный царь — грозное время

Как раз так звучит рекламный слоган фильма «Царь», что день назад вышел в российский прокат. Картина повествует о противостоянии митрополита Филиппа и Ивана Грозного (Колычева). Сюжет известен из школьного курса истории.

В 1565 году Иоанн Грозный вызывает в Москву игумена Соловецкого монастыря Филиппа, дабы назначить его митрополитом, потому, что второй кандидат попал в опалу за критику опричнины. Перед рукоположением Филиппа вынуждают дать обещание «в опричнину и в царский домовый обиход не вступаться, а по поставлении из-за опричины и царского домового обихода митрополии не оставлять».

Но, насмотревшись на кошмары, творимые режимом, патриарх зарока сдержать не имеет возможности и восстает против попыток царя прикрыть собственные зверства Всевышним. А, отчаявшись переубедить самодержца что именуется в переговорах за закрытыми дверями, Филипп решается на открытое выступление против него. За что лишается сперва сана, а позже и жизни.

Сверхзадача

Приступая к созданию фильма, Павел Лунгин ставил перед собой амбициозную задачу: продемонстрировать, «что такое русская власть, в чем ее сила, загадка и природа». Личность Ивана Грозного была самая подходящей. Согласно точки зрения режиссера, этот царь выяснил то, что мы именуем русской властью: «Он вызывал и ужас, и любовь в один момент.

Не осознав Сурового, сложно по большому счету осознать сущность и обстоятельства сложившихся между народом взаимоотношений и государством». Эти слова являются ключом к верному отношению к фильму, потому, что определяют сущность режиссерского способа Лунгина.

Она пребывает в том, что раскрытие феномена «русской власти» ни за что не есть для режиссера научной задачей, требующей комплексного исследования и объективного подхода исторических факторов.   «Царь» — не историческая монография либо кандидатская диссертация. Я желал снять более личное кино, дабы разобраться в психологии власти», — поясняет Лунгин. Декларируя собственную субъективность, режиссер умывает руки от кропотливой исторической реконструкции.

Его интересует только «точное ощущения веры, власти и религии XVI века». Как раз сопереживание и ощущение являются методом познания для Лунгина. Эмоцио всецело подавляет рацио.

ангел и Негодяй

Историческая действительность играется только запасного роль: факты употребляются автором по мере их необходимости для развития сюжета, а единственная логика, которая интересует режиссера, — логика развития взаимоотношений между Иаонном и Филиппом. Конфликт с митрополитом — база для понимания личности царя.

Лунгин говорит, что ни при каких обстоятельствах бы не стал снимать фильм о Суровом без Филиппа, а начальное наименование картины звучало как «Иван Грозный и митрополит Филипп». «Мысль — в их столкновении. Они — равнозначные фигуры. Оба — цари.

В этом двухлетнем противостоянии и имеется отечественная история, наша жизнь, — утверждает режиссер. — Борьба двух нестандартных, сильных, харизматичных личностей. По-моему, превосходный материал для фильма».

Желали как лучше…

Для воплощения грандиозного плана Лунгиным была собрана суперпрофессиональная команда. За сценарий отвечал автор Алексей Иванов, создатель «Блуда и МУДО», «Золотого бунта» и «Сердца Пармы». С камерой трудился Том Стерн, оператор всех последних фильмов Клинта Иствуда, включая «Подмену» и «Малышку на миллион».

Актеры — все как на подбор: Янковский, Мамонов, Домогаров, Макаров, Кузнецов, Охлобыстин. Израсходовав рекордные для авторского кино 17 миллионов долларов в рекордные для столь амбициозного проекта 3,5 месяца съемок, Лунгин приступил к сбору лавров, не успев кроме того выпустить фильм в прокат. В первый раз «Царь» был продемонстрирован в мае на Кинофестивале в Каннах в рамках программы «Особенный взор», после этого — на открытии ММКФ, жюри которого Лунгин и возглавил, позже фильм заметили депутаты Государственной думы, и только в первых числах Ноября картина была представлена на суд широкой общественности.

 … а оказалось как неизменно

Фильм вряд ли кого покинет равнодушным. Хотя бы вследствие того что в течение двух часов режиссер открыто давит на эмоции, без финиша показывая то кошмары репрессивного режима — пытки, казни, издевательства и бессилие отдельного человека перед совокупностью, то самопожертвования и чудеса человеколюбия. Наряду с этим искать в фильме чего-то большего, чем конфликт добра и зла — значит бесцельно убивать время. «Новый Лунгин» превосходен тем, что в его фильмах нет двойного дна, все лежит на поверхности.

Чтобы продемонстрировать личности и столкновение власти, вовсе необязательно закапываться в причинно-следственные дебри и перенапрягать мозг зрителя излишними подробностями, считает режиссер и легко пренебрегает исторической правдой для художественной ясности. В следствии для того чтобы упрощенничества Иван Грозный предстает в глазах зрителя маньяком, изводящим людей только по собственной прихоти, а митрополит Филипп — наивным простофилей, совсем лишенным национального мышления.

Наряду с этим митрополит и царь находятся как словно бы на изолированном острове, где, не считая них, имеется лишь царёва свита, пятерка воевод-изменников да горстка опричников. Ливонская война и недоедающая страна существуют где-то в параллельном мире. А народ, как водится, молчит.

Налицо и отличие в весе между актерами.  В случае если Янковский играется так, как словно бы знает, что эта роль — последняя. То Мамонов, как неизменно, кривляется и юродствует. И в случае если глуповатый монах из «Острова» с мамоновскими ужимками смотрелся органично, то царь Иоанн (человек вообще-то умный и образованный) — достаточно дико.

Но, Петр Николаевич не скрывает, что игрался он не царя, а несложного русского человека.

Христианский священик

Отказавшись от исторической достоверности, Лунгин утерял то, для чего все затевалась. Поразмыслив худо-бедно на тему власти, он не сообщил ничего о ее русском характере. Историй противостояния «власть Всевышнего vs власть правителя» — очень много со времен Евангелия. И в каждой власть царева выясняется посильнее в Граде земном, а человек божий принимает мученическую смерть, дабы властвовать над людьми из Града небесного.

Что касается сути Сурового, что днем вешает, а ночью молится, то это также никак нельзя признать национальной чертой. Общеизвестно, что среди самых ожесточённых тиранов было много людей только верующих, а именем Божьим часто творились дьявольские вещи. Что вправду удалось Лунгину — так это портрет святого.

Самые лучшие моменты фильма связаны с митрополитом Филиппом. Гений Олега Янковского перевоплотил его храбреца в центральную фигуру картины. В следствии фильм обратился если не в житие святого, то в «христианский священик» в духе Паоло Коэльо, ненавязчивое транслирование христианских истин.

Как нужно осознавать

Вопрос отношения к картине «Царь» — это вопрос отношения к Павлу Лунгину и к его творчеству. Однако практически нет сомнений в том, что «Царя» ожидает будущее «Острова». На фоне полного кинематографического безрыбья фильм, совсем не претендующий на универсальность, обязательно сделают плакатом, заявят шедевром и точно приставят к национальной призу.

Что, в принципе, в полной мере логично при отсутствии альтернативы. Это не более чем частные размышление отдельного забранного автора о проблеме власти и продукт режиссерской фантазии на тему конкретных исторических событий. В условиях полного отсутствия в отечественном кинематографе картин философско-религиозной тематики фильм, совсем не претендующий на универсальность, обязательно сделают плакатом, заявят шедевром и точно приставят к национальной призу.

 

Tsar ( Царь 2009 ) Full Film English Subtitle


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: