Почему на каннском фестивале прокатили лозницу и американцев

Почему на каннском фестивале прокатили лозницу и американцев

Из-за чего на Кинофестивале в Каннах прокатили Лозницу и американцев

Егиазарова Илона, главред «Около ТВ»

glavred@vokrug.tv

Обзор кинособытий с 21 по 27 мая.

Мое двухнедельное нахождение в Каннах подошло к концу. Кинофестиваль закончился, но к темам, им поднятым, я буду еще возвращаться.

…Каннский фестиваль переживал на своем веку многое: в один раз тут заехали тортом в лицо Годару. В второй раз Висконти и Клаудиа Кардинале на протяжении премьеры фильма «Леопард» приволокли живого хищника на красную дорожку. Федерико Феллини отдавал тут распоряжение, дабы к презентации его «Сладкой жизни» отварили 60 килограммов спагетти.

Жанна Моро танцевала в Канне на столе. В 2010 году Мэтью Амальрик, воображая личный режиссерский проект, устроил проход полуголых толстых теток по набережной Круазет. В прошедшем сезоне на фестивале персоной non grato был заявлен Ларс фон Триер — за неудачную шутку о симпатии к фашистам…

Многие принимают Каннский фестиваль как площадку для самопиара. На сегодняшний киносмотр приезжал не участвовавший ни в конкурсной программе, ни в каких-либо фестивальных мероприятиях Саша Барон Коэн, что устроил целый перфоманс: дорогущий отель отдекорировал в стиле собственного фильма «Диктатор» и учинил практически порнографическую фотосессию на яхте. Не отставала и Пэрис Хилтон, забавлявшаяся с фотографом на пляже.

Под стать звездным фрикам ведут себя и простые люди. Многие наряжаются в сумасшедшие костюмы. Так, пара дней подряд на протяжении набережной гуськом ездили три ретромобиля: в розовом кабриолете стоял переодетый во французскую монахиню мужик.

В белом авто за ним следовал Фантомас — почему-то с зеленым лицом. В третьей машине, очевидно, жандарм…

Но все это внешние проявления свободомыслия, оригинальности, фантазии. Куда занимательнее следить за неординарностью воображаемых в Каннах кинокартин, и за непредсказуемой реакцией жюри.

В текущем году конкурс выдался увлекательнейшим. О каждом фильме мы, журналисты, спорили до хрипоты, у каждого были аутсайдеры и свои фавориты. Результаты фестиваля, в неспециализированном-то, примирили и удовлетворили, потому, что в них имеется определенная логика и позиция. Глава жюри Нанни Моретти обезоружил на итоговой пресс-конференции признанием: 

— В данной конкурсной программе, как мне показалось, режиссеры больше интересовались собственным стилем, чем персонажами.

И стало совсем светло, из-за чего ничего (не считая признания ФИПРЕССИ) не взял фильм Сергея Лозницы «В тумане», о котором отечественная либеральная пресса писала как об «очередном шедевре». Эта картина — броский образчик того, как режиссер, упиваясь собственными художественными изобретениями, забывает о персонажах, о проработке их характеров, об их бэкграунде и нюансах взаимоотношений. Забывает, наконец, о том, что в базе фильма все-таки известная книга классика Василя Быкова, которую многие просматривали, а потому прекрасно воображают, из каких узких подробностей вырастает драма…

Обращение в картине о том, как на протяжении ВОВ на оккупированной территории любой из обитателей белорусской деревни выбирает собственный путь: кто-то уходит в партизаны, кто-то делается полицаем… Трое работников железной дороги решают разрешить войти под откос поезд. Четвертый их отговаривает. Но дело сделано — и все попадают на допрос к немцам.

В следствии троих казнят, а четвертого, того, кто отговаривал, отпускают на свободу. Он никого не подставлял, но в глазах односельчан, да и собственной жены, он делается предателем. Он постарается спасти собственный честное имя, но никто этого не заметит и не оценит….  

На пресс-конференции режиссер согласился, что Василь Быков, с которым Лозница договаривался о вопросе авторских прав, не захотел принимать участие в написании сценария: дескать, он уже без шуток болел и планировал собственную жизнь так, дабы успеть написать новые вещи… Думаю, если бы сценарные идеи Лозницы увлекли бы Быкова, он отыскал бы в себе силы и время поучаствовать в этом кино. Но фильм оказался очень мутным. Как, но, и прошлая картина Лозницы «Счастье мое». 

И вдобавок более мутным выглядит все то, что сопровождает эту картину: все эти визги о том, что «кто не за Лозницу — тот против России, правды и свободы». Причем тут Российская Федерация, свобода и действительно, в случае если кино сделано не хорошо?!

Вот, например, фильм другого конкурсанта — датчанина Томаса Винтерберга «Охота» — снят приблизительно на ту же тему (это кроме того сам Лозница признает): в том месте также невинного оболгали и устроили на него травлю, но он выдерживает все опробования и остается Человеком. Тема та же — художественные способы различные. Винтерберг не упивается режиссерскими находками, он просто и светло доносит ужасную историю, которую актер Мэдс Миккельсен живёт на экране так страстно, что последние 20 мин. фильма ты рыдаешь.

А у Лозницы фильм холодный, просчитанный, не вызывающий жажды сопереживать храбрецам, потому, что они «невнятные» и все на одно лицо.

Западная пресса, кстати, весьма сдержанно приняла картину Лозницы: критики писали, что он одной ногой стоит у истоков советской киноклассики, цитируя «Иди и наблюдай» и «Диагностику на дорогах». А второй ногой пробует утвердиться на земле современного артхауса. «Стояние» в таковой неудобной позе может закончиться лишь одним: тебя порвёт.    

Быть может, я выскажу очень субъективное вывод, но, на мой взор, Сергей Лозница поторопился переходить из документального кино в игровое — не может он показывать и приводить к…

Еще один ответственный вывод, к которому подвел Каннский фестиваль, касается качества американского кино. Из семи представленных тут фильмов производства США не был поощрен ни один. И это не совпадение, это четкая позиция.

Журналисты, само собой разумеется, не преминули упрекнуть жюри в предвзятости, на что член судейской бригады Александр Пэйн достаточно быстро ответил:

— Это кинофестиваль, и речь не идет о том, дабы награждать ту либо иную страну! Мы должны выбирать среди представленных фильмов. Делать неспециализированные выводы на основании этого выбора — некорректно.

Само собой разумеется, все это отмазки. На самом деле еще до оглашения результатов Кинофестиваля в Каннах Нанни Моретти давал интервью, в котором осуждал американское кино за увлеченность внешними эффектами, отсутствие глубины, прямолинейность и грубость. И не смотря на то, что не все из представленных в Каннах американских фильмов страдали комплектом этих недочётов, но со словами Моретти нереально не дать согласие.

То, как Америка пробует навязать любовь и свои ценности к собственной стране как к «Самой Стране в мире», вызывает уже реакцию отторжения, и каннское жюри в полной мере определенно разрешило это понять.

По большому счету Каннский фестиваль обожаешь за его чрезвычайную неполиткорректность. 

Лишь тут (и возможно, еще на Берлинале) возможно заметить фильм, в котором ключевую роль играется не опытный актер, а зэк Аньелло Арене, отбывающий на данный момент наказание за тройное убийство: исполнитель ключевой роли в итальянском фильме «Реалити» вправду и по сей день находится за решеткой.

Режиссер договаривался с тюрьмным руководством о съемках и самолично возвращал зэка в камеру… Лишь тут возможно заметить фильмы, затрагивающие вопросы  продажности с крайней степенью расизма и цинизма: кто есть большей девушкой легкого поведения — белая  стареющая дама, готовая платить за то, дабы слышать комплименты от юных африканских красавцев, либо эти тёмные африканцы, готовые лечь в постель с жирным телом для денег («Эдем: любовь», режиссер Ульрих Зайдль). 

Лишь тут возможно открыто поставить вопрос о фарисействе в церкви (фильм румына Мунджиу «За буграми»). Лишь тут возможно наградить картину, которую освистали и с которой косяками уходили («По окончании мрака свет» Карлоса Рейгадаса), и ничего не дать картине, привёдшей к самым бурным бурным, — «Holy motors» Лео Каракса.

Это тут стариков чествуют наравне с молодыми — Ханеке, Трентиньяна и Риву (фильм «Любовь») и молоденьких непричесанных румынок — актрис фильма «За буграми».

Это и имеется Каннский фестиваль — неожиданный, броский, спорный… Основной! С которого начинается этап очередной моды на определенное кино. Весьма хочется, дабы эта мода, это рвение задавать ответственные вопросы, любовь и эта страстность к кино как к мастерству докатились и до России.  

 

 

Имеется вещи, каковые возможно попытаться лишь тут


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: