Педро альмодовар: «ты должен закончить…

Педро Альмодовар: «Ты обязан закончить кино, даже если ты слеп»

 

 

Мировоззрение Педро Альмодовара очень необычно: в его картинах лихорадочный калейдоскоп образов обычно показывает зрителю как раз нечистую, чёрную сторону действительности. Но испанский режиссер — в действительности придирчивый мастер – больше хороший живописец-портретист, нежели слишком общий экспрессионист.

Его последний фильм, «Разомкнутые Объятия»  — хороший тому пример: это кропотливо выстроенная работа, являющаяся в один момент гимном кинематографу, творческим профессиям, мастерству великих страстей и вместе с тем  это посвящение его основной звезде — Пенелопе Крус.

Продемонстрировав эту работу во всем мире, 60-летний Альмодовар по приезде в Нью-Йорк дал интервью режиссёру Полу Томасу Андерсону, режиссеру, снявшему известный фильм «Нефть».

— Что вы делаете на данный момент в Нью-Йорке?

— Я тружусь над  мюзиклом на Бродвее по мотивам фильма «Дамы не так далеко от нервного срыва».

— Вправду? А кто постановщик?

— Режиссер Бартлетт Шер. Я видел его версию фильма «Тихоокеанская история» и был весьма впечатлен. Так или иначе, они большое количество консультируются со мной, я нахожу эту работу весьма увлекательной.

Вы когда-либо руководили постановкой?

— Нет. А вы?

— Нет. Но я очень многое отождествляю с мастерской, по причине того, что это похоже на репетицию перед созданием фильма. Перед съемкой я подготавливаю актеров так, как словно бы это скорее театральная постановка, нежели фильм. Разумеется, данный метод работы весьма необыкновенен.

Вы пробовали так трудиться?

— Любой раз по-различному. Это зависит от актера. С Даниэлем Дей-Льюисом, что снимался в фильме «Нефть» (2007), мы говорили о чем угодно, лишь не о кино. Мы говорили по телефону.

Я был в Калифорнии, а он в Ирландии. Мы говорили о погоде, спорте, отечественных семьях, и после этого лишь в конце отечественной с ним беседы мы мало обсудили кино. И это длилось в течение года либо около того.

— Это вправду зависит от актеров. С Пенелопой, к примеру, которую я снимал в собственных последних двух фильмах, мы репетировали голос в течение двух месяцев перед стартом.

— Я желаю поболтать о Пенелопе. Она всегда была и будет прекрасной актрисой, но думается, что-то произошло за последние пара лет. С момента ее игры в «Возвращении» (2006) и до «Разомкнутых объятиях», думается, словно бы она переросла собственный образ «красивые женщины».

Вы увидели трансформации в ее игре, если судить по последним фильмам?

— Пенелопа вправду выросла в опытном замысле под пристальными взорами американской общественности и режиссеров. Но в случае если взглянуть на нее в начале ее карьеры, в фильме «Jamon, Jamon» («Ветчина, ветчина») к примеру, у нее уже было большое количество этих качеств. Ее эмоции всегда были весьма искренни. Она солдат, оставшийся в живых; она та, кто может все преодолеть, – и это свойство отлично в ней выражено.

Но одновременно с этим она по-детски честно весьма уязвима.

 

— Вы станете работать совместно? Складывается чувство, что вы достигли вершины в собственных совместных начинаниях, и что вот-вот все закончится свадьбой.

— Само собой разумеется, я буду работать с ней. Но не могу сообщить вам совершенно верно, в то время, когда как раз мы снимем очередную картину. на данный момент я тружусь над двумя историями, сюжеты прекрасно продуманы, но у меня до сих пор нет прекрасно прорисованных храбрецов.  У меня вправду имеется такое чувство, что мы по-своему женаты.

По-крайней мере, СМИ расценивают нас как раз так. Пенелопа прекрасная, я бы сообщил, сияющая. В «Разомкнутых объятиях» я должен был убрать это сияние и сделать ее такой тёмной, как это вероятно.

Это своеобразная роль для более взрослой и умелой актрисы, у которой за спиной тяжелое прошлое. Но Пенелопа способна совладать кроме того с таковой ролью только благодаря вере и своей дисциплинированности в меня.

— Моя любимая сцена в «Разомкнутых объятиях», в то время, когда героиня Пенелопы падает с лестницы.

— Si, si. (Смеется). Мне она также весьма нравится! Я снимал эту сцену четырьмя камерами в различных углах. Но в итоге решил применять один ракурс.

Один из моих любимых моментов в данной сцене, в то время, когда Пенелопа уже внизу лестницы, пробует уползти от него, словно бы она какая-то рептилия.

— В то время, когда актер играется сцену замечательно, вы боретесь с жаждой попросить сделать еще пара дублей? Вы в состоянии сообщить себе «Мы сделали это!» и продолжить трудиться дальше, либо вы жадны до совершенства?

— От Пенелопы я постоянно требую совершенства. Я тружусь так не с каждым актером – некоторым хватает одного дубля, некоторым двух, трех. С Пенелопой мы делаем как минимум десять дублей.

  И с каждым разом она играется все лучше.  Мне бы хватило и четырех дублей, но так как я знаю Пенелопу, то направляться ожидать, что на десятом она будет легко изумительной.

Педро альмодовар: «ты должен закончить...

— В «Разомкнутых объятиях» имеется таковой момент, в то время, когда главный герой, Гарри Кейн, говорит: «Я стал рассказчиком прежде, чем режиссером». Мне данный момент показался забавным. Звучит так, словно бы быть режиссером – это наказание, и, так или иначе, более радостным он себя ощущает в роли рассказчика.

— Весьма любопытно, что вы упомянули об этом моменте, по причине того, что он основан полностью на моем опыте. Я постоянно рассказывал истории. не забываю себя в 10 лет, в то время, когда я сказал, а сёстры и брат слушали меня, открыв рот.

Если бы я не был режиссером, я занимался бы как раз этим.

Напомним, по сюжету «Разомкнутых объятий» режиссёр Гарри Кейн ( актер Льюис Хомар) теряет зрение сразу после того, как снимает собственный последний фильм. Спустя 14 лет он живет в собственных апартаментах под опекой бывшего менеджера (Бьянка Портильо) и ее сына (Тамар Новас). На протяжении картины он говорит историю любви к героине Пенелопы Крус.

Для нее он снял собственный фильм и… в конечном счете все утратил.

— Имеется еще один момент, что впечатлил меня в фильме: в то время, когда героиня Пенелопы видит, как Гарри Кейн сфотографировал несколько на берегу, и она задаёт вопросы его, в чем секрет данной пары. Кейн отвечает: «Я не знаю. Мне необходимо написать об этом, чтобы выяснить».

Вам также это нужно?

— Да, данный сюжет также основан на моем личном опыте. В случае если желаю знать, что произошло, в чем секрет – я обязан написать об этом. В то время, когда я пишу, первая сцена возможно обрисована на базе настоящих событий, но вторую и третью сцену я придумываю сам.

— Вы неизменно заблаговременно понимаете, что это будет – амурный роман либо комедия?

— Неприятность в том, что я постоянно работаю в нескольких жанрах. Мне думается неосуществимым оставаться в рамках какого-либо одного жанра. Для меня комедия постоянно идёт в паре с катастрофой.

Это весьма по-испански. Но, в большинстве случаев, мне удается отразить жанр на 10 страницах. В большинстве случаев я начинаю с середины истории, но для  того, дабы как возможно лучше обрисовать персонажа, приходится писать о его прошлом и будущем.

— Ваши фильмы неизменно связаны с несколькими историями, не с одной? В «Разомкнутых объятиях» Гарри Кейн и Диего обсуждают сюжет «Поделись собственной кровью», он имел возможность бы стать отдельным фильмом.

— Это неотъемлемая часть моей работы. В базе фильма не может быть лишь одной истории. Неизменно имеется масса вторых, каковые имели возможность бы стать отдельным фильмом. За последние 20 лет собственной жизни я говорил различные истории из судьбы, и мне довольно часто приходилось решать, какая из них заслуживает того, дабы снять о ней фильм. Но «Разомкнутые объятия» — это отражение всей моей жизни, моих отношений и профессии с миром кино. По окончании съемок данной картины мне показалось, что кино для меня ответственнее, чем жизнь.

Храбрецы «Разомкнутых объятий» подвергаются страшной катастрофе, но все это думается комедийным. Все до единой истории, поведанные в этом фильме, весьма ясны.

— Сюжет фильма ведет к тому, что имело возможность бы быть нехорошим кошмаром для любого режиссера, – невозможность снять до конца собственный личный фильм.

— Это лишь одна из мыслей.

— Кроме того в случае если высказать предположение, что Гарри Кейну было нужно выбирать между любовью и своим собственным кино, в конце у него не осталось незавершенным ни то, ни второе. Мне нравится мысль, что у него имеется второй шанс снять до конца собственный фильм.

 

— Окончательные слова главного храбреца крайне важны: «Ты обязан закончить кино, даже если ты слеп». Это необычный призыв ко всем американским режиссерам. Это указывает, что вы должны не только отредактировать материал, но и уважать создателя этого материала. Это вопрос морали. В Европе все весьма легко – мы знаем, кто создатель кино. В Испании это сценарист и режиссёр. В Голливуде – это продюсер.

К счастью, мне думается, что вы являетесь автором всех пяти кинолент, каковые вы сняли. Возможно заявить, что они принадлежат вам.

 

— Да, так и имеется. Чтобы снять до конца собственный первый фильм, мне было нужно побороться. Первая кинолента стала для меня хорошим уроком – я обучился защищать собственные авторские права и не допускать никого к редактированию моего сценария. Что весьма интересно, в «Разомкнутых объятиях» мы видим, как Гарри Кейн редактирует «Girls and Suitcases» сам.

А спустя 14 лет делать это стало легко с цифровыми разработками.  

— Мне хотелось продемонстрировать это. Я не фетишист, но моя ностальгия по Moviola дает о себе знать. Собственные первые фильмы я редактировал посредством примитивных разработок Moviola, и для меня лишь посредством нее возможно вправду создать историю.

— Разве в экране компьютера и щелчке мыши нет данной красоты?

— Нисколько нет.

 

NewsN1.com Создание новостной ленты


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: