Опра уинфри: «я чувствую себя матерью целого поколения»

Опра Уинфри: «Я ощущаю себя матерью целого поколения»

В 2010 году исполнилось 10 лет изданию Опры Уинфри. В юбилейном выпуске издания показался необыкновенный материал: легендарная Опра, которая славится своим умением задавать вопросы, в этом случае ответила на вопросы читателей O Magazine. Десять дам из различных уголков Америки приехали в Чикаго, дабы забрать это неповторимое интервью.

Опра Уинфри: Я счастлива, что вы тут. Имеете возможность задавать мне все вопросы!

Эллин Шулл: Вы брали интервью у массы различных людей. Имеется ли кто-то, кого вы потеряли и с кем всё ещё желаете поболтать?

Опра Уинфри: Я весьма жалею, что не смогла поболтать с Элвисом Пресли, не смотря на то, что грезила об этом с детства. И не забрала интервью у Джеки Кеннеди-Онассис. Я имела честь познакомиться с ней на девичнике моей подруги Марии Шрайвер а также попыталась приготовленный ею клэм-чаудер. Имеется фотография с данной вечеринки: я одета в свитер с аппликацией, Джеки – в кашемировом свитере и с неизменным шарфом «Гермес», классика, классика!

Я выгляжу так, как смотрелись все в 1985 году, а она… как Джеки Онассис. Джеки занималась издательским бизнесом, исходя из этого через некое время позвонила мне с вопросом, не желаю ли я написать книгу. Не обращая внимания на мою любовь к ней, я отказалась, но сказала, что была бы радостна забрать у неё интервью. «Нет, – сообщила она, – вряд ли я когда-нибудь захочу дать интервью». Так что её я также потеряла. Среди тех, с кем я весьма желала бы поболтать на данный момент, – Сидни Симпсон, дочь О. Дж.

Симпсона. А ещё – Сьюзан Смит, дама из Южной Каролины, которая убила собственных детей: закрыла их в машине и столкнула в озеро. Я желаю забрать у неё интервью, по причине того, что своим страшным поступком она поменяла отношение американцев к семье.

Сейчас родители, каковые заявляют о том, что их ребёнок пропал, тут же становятся главными подозреваемыми.

Барбара Рэймонд: А как вам удаётся сохранять объективность, в то время, когда вы говорите с кем-то наподобие Сьюзан Смит?

Опра Уинфри: Перед тем как приступить к интервью, я задаю вопросы себя, какова моя цель, чего я желаю добиться? Если ты осуждаешь человека, с которым говоришь, интервью не окажется. Все люди страдают, у всех имеется проблемы и трудности, и чем меньше нас обожали в юные годы, тем посильнее отечественная боль. Если ты недополучил любви, тебе приходится всю жизнь сражаться с последствиями. У меня это проявляется в отношении к еде. Кто-то подсаживается на наркотики.

А у некоторых дам получается так: я не могу совладать со своей судьбой, исходя из этого вложу собственного ребёнка в морозильную камеру. Само собой разумеется, звучит дико, но я считаю, что это явления одного порядка. И не забывая об этом, могу нормально говорить с кем угодно.

Келли Коулман: Делать выводы непредвзято – весьма редкий дар.

Опра Уинфри: Я объективна лишь тогда, в то время, когда беру интервью. За пределами студии я совсем вторая!

Келли Коулман: Вы никого не осуждаете, но люди довольно часто делают выводы вас. Вы принимаете это близко к сердцу?

Опра Уинфри: Когда-то я весьма расстраивалась, по причине того, что во мне живёт желание всем угодить и всем понравиться. Это последствия тяжёлого детства, в то время, когда тебя бьют, а ты кроме того не имеешь права разозлиться, выразить собственные эмоции. Меня учили, что эмоции вторых людей значительно серьёзнее, чем мои личные, и единственный метод сделать так, дабы меня обожали, – попытаться всем угодить. Я пробовала преодолеть это в течении 56 лет.

И ни разу за всё это время не позвонила своим родителям, дабы чем-то поделиться. Что бы ни произошло – получила работу , встретила классного парня, получила первый миллион, – я им не звонила. Я восхищаюсь людьми, каковые всю жизнь, ежедневно ощущали любовь и помощь своих родителей.

Они начали жизнь с полной чашей в руках, а мы, все остальные, лишь и делаем, что пробуем заполнить собственную.

Кейша Саттон-Джеймс: Вы всё ещё не планируете писать автобиографию?

Опра Уинфри: Сравнительно не так давно без моего ведома вышла очередная биография, и я слышала, что её создатель опросил 850 человек. 850! Да у меня не наберётся столько привычных! В случае если о тебе говорят 850 человек, нет никаких шансов, что все будут сказать лишь хорошее. Что касается автобиографии – когда-то я уже написала одну, это было в первой половине 90-ых годов двадцатого века. Мой агент сообщил: «В следующем году вам исполнится 40, это хороший предлог». Я сообщила: «Ок», и через год книга готовься .

Но в последний момент я передумала и сделала вывод, что не желаю её издавать. Меня отговорили родные приятели, например, Стедман. Он заявил, что мне не стоило так открыто высказываться о собственной семье.

И добавил: «Простое перечисление твоих заслуг – я сделала то-то и то-то – никому не требуется. История твоей жизни будет примером для других». И я его послушалась. Именно тогда у меня был период переоценки сокровищ.

Я осознала, что в 40 лет жизнь лишь начинается! И писать автобиографию в этом возрасте не следует. Позвонить издателям и заявить, что всё отменяется, само собой разумеется, было весьма сложно. Они уже успели устроить пышную вечеринку в честь того, что Опра пишет книгу. Я запомнила лишь одно: на вечеринке подавали огромные королевские креветки.

Я наблюдала на эти креветки и думала: какой кошмар, для чего они израсходовали столько денег!

Пара лет назад Нельсон Мандела заявил, что мне необходимо написать автобиографию, легко для порядка. Но мне не очень-то хочется это делать. Я не знаю, как писать, что писать… не забываю, в то время, когда открылась моя школа в ЮАР, я сообщила Майе Анжелу, которая постоянно относилась ко мне, как к дочери: «Эта школа – то, что останется по окончании меня».

На что она ответила в собственном неповторимом стиле: «Ты не можешь знать, что именно останется по окончании тебя».

Мишель Хэнки: Из-за чего вы решили открыть школу? Когда-то вы говорили, что в молодости планировали стать учительницей…

Опра Уинфри: Я открыла школу, по причине того, что желала сделать что-то нужное. Я постоянно надеялась, что моё шоу и мой издание приносят пользу, что они хороши того, дабы люди тратили на них собственное время. Когда-то образование стало для меня светом.

И я желаю сделать для африканских девочек то же, что сделали для меня мои учителя.

Опра уинфри: «я чувствую себя матерью целого поколения»

Ванесса Гринберг: Попытки кому-то оказать помощь не всегда бывают успешными. Как вам удалось не стать циничной?

Опра Уинфри: Я знаю, что если не удалось оказать помощь одному, значит, удастся оказать помощь второму. Но я осознала, что не могу трудиться с малолетними преступниками. Постаралась, но весьма не так долго осталось ждать решила: хватит. Непременно я дам кому-то из них по голове, и меня арестуют.

оптимальнее мне удаётся второе: давать шанс тем, кто его ищет.

Кейт О’Халлоран: Мне весьма нравится одно из ваших высказываний: «Сперва мироздание говорит с тобой шёпотом, а позже начинает кричать всё громче и громче, пока ты не услышишь». Вы может проиллюстрировать его каким-нибудь примером из собственной жизни?

Опра Уинфри: Такое происходит ежедневно. Само собой разумеется, это не похоже на знамения Моисея, но мироздание всегда говорит с нами. Сравнительно не так давно мне позвонил один человек и попросил оказать помощь. Я не обожаю давать деньги взаймы, но могу это сделать, в случае если уверена, что всё ограничится одним разом.

У него вправду была значительная неприятность: он имел возможность утратить дом. Я сообщила – прекрасно, я поразмыслю.

Кейт О’Халлоран: Это был незнакомый человек?

Опра Уинфри: Нет, мы когда-то трудились совместно. А день назад на протяжении беседы с приятелями имя этого человека внезапно раздалось в совершенном другом контексте, не смотря на то, что мы не вспоминали о нём 15 лет! Я восприняла это как символ: необходимо обратить внимание на его неприятности и попытаться что-то сделать.

Лиза Торейн: Вы желали бы что-то поменять в собственной жизни?

Опра Уинфри: Я бы желала сделать её более гармоничной. Сравнительно не так давно я наводила порядок в коробках стола и отыскала ветхий ежедневник, в котором перечисляла всё, что меня радует и за что я признательна судьбе. Выясняется, раньше я была таковой радостной! Я радовалась мелочам: шербету из манго, утренней пробежке… Но совсем не ценила возможность побыть наедине с собой. Сейчас я считаю, что это крайне важно, и планирую перестроить собственную жизнь, отказаться от части обязанностей.

Я неизменно что-то кому-то обязана. Непременно, я весьма обожаю собственную работу. Но все привыкли, что я ни при каких обстоятельствах не говорю «нет». Мой простой сутки начинается в 6.30 утра, в 7.30 меня уже гримируют. А к себе я уезжаю не раньше 10 вечера. Дома удаётся чуть-чуть передохнуть, сделать всё, что необходимо для собаки – и о чём лишь я думала, в то время, когда её заводила! — и упасть в постель.

А с утра всё начинается заново… Сейчас у меня лёгкий сутки – всего одно шоу. А день назад их было три. И позавчера три. А в перерывах между съёмками я звоню в Африку, по причине того, что мои девочки на данный момент сдают экзамены.

А ещё имеется издание, передача на радио, канал… Пора завязывать.

Вайолет Харрис: Вы планируете опять сниматься в кино?

Опра Уинфри: Кроме того не знаю. Я весьма обожаю играться, это отдых от самой себя… Но внутренний голос говорит мне: «Не взваливай на себя ещё и это!».

Барбара: Вы когда-нибудь жалели о том, что у вас нет семьи, детей?

Опра Уинфри: Меня довольно часто задают вопросы, из-за чего я не вышла замуж за Стедмана. Вообще-то он делал мне предложение. И сперва я сообщила «да», но позже осознала: я , дабы меня позвали замуж, а выходить замуж мне вовсе не хочется.

Барбара: А в то время, когда это было?

Опра Уинфри: В 1993-м. Наши друзья были в полном восхищении в этот самый момент же закатили вечеринку по случаю помолвки. Я бормотала: «Не желаю, не желаю». А Гейл Кинг думала, что у меня простой синдром невесты. Это было тогда же, в то время, когда я планировала выпустить автобиографию. Книга должна была выйти 14 сентября, а отечественная свадьба была назначена на 8-е. Но в следствии я отменила и то и другое.

С того времени мы со Стедманом больше не говорили о браке.

Барбара: Но вы до сих пор совместно.

Опра: Да. И довольно часто говорим о том, что, если бы поженились тогда, в 93-м, то точно бы уже давно разбежались. То, что образовывает мою повседневную судьбу, совсем нереально совместить с классическим браком.

Осознаёте, шоу стало моей судьбой, моим ребёнком. Я не имела возможности всё бросать и бежать к себе, дабы приготовить ужин. Я делаю это лишь под настроение, а вдруг я занята чем-то вторым – будет необходимо имеется на ужин мюсли и бананы.

Барбара: Вас не расстраивает то, что у вас нет детей?

Опра: Нет. Я совсем об этом не жалею. Я знаю, что, к примеру, Гейл с детства придумывала имена для собственных будущих малышей, делала мелкие сердечки и вписывала в них эти имена.

У меня ничего аналогичного не было. Я не желала рожать детей и не пологаю, что имела возможность совместить материнство и мой образ судьбы. К тому же я ощущаю себя матерью в более широком смысле – матерью целого поколения зрителей, каковые выросли на моём шоу.

Лиза: Вычисляете ли вы какие-то выпуски шоу неудачными? Вам приходилось жалеть о выборе тем и храбрецов?

Опра Уинфри: Само собой разумеется. К примеру, когда-то я сделала шоу о дамах, которым изменяют мужья. Нам казалось, что это весьма сильно: мужчина, его любовница и жена – и все дали согласие прийти в студию. Но храбрец сказал жене о том, что его подруга беременна, прямо на протяжении шоу, в прямом эфире! Я заметила, какая боль исказила её лицо, и осознала: это моя вина. Я не знала, что её супруг планирует это сообщить, но я всё равняется виновата.

Зрители отреагировали так же, как вы на данный момент: «Ну ничего себе!» А супруга приложив все возможные усилия старалась держать себя в руках. Но я осознавала, как она унижена. Нет ничего хуже, чем вынудить человека ощутить, что он – никто.

Имеется и оборотная сторона: лучшее, что возможно сделать, – разрешить человеку почувствовать его собственную значимость. Это и имеется основной секрет моих интервью.

Эллин: Вы имеете возможность поведать о ваших отношениях с Всевышним?

Опра Уинфри: А вы больше ни о чём не планируете меня задавать вопросы? На эту тему возможно сказать весьма долго. В то время, когда я была маленькой, бабушка всё время сказала мне: молиться нужно на коленях. Так я и молилась всю жизнь.

Но в последние пара лет я начала говорить: «Я весьма устала, Господи, возможно я помолюсь лежа? Благодарю!» Любой общается с Всевышним по-своему, кому-то для этого необходимо ходить в церковь. Я на данный момент хожу в том направлении редко. Раньше ходила неизменно – к 8-часовой работе и к 12-часовой. Я получала 227 долларов в неделю и отдавала десятую часть церкви.

Но по окончании массового суицида в Гайане моё отношение изменилось. В той церкви, которую я посещала, был весьма харизматичный пастор, и необходимо было приходить пораньше, в противном случае не получалось занять место. И вот как-то в воскресенье, слушая, как он говорит о Всевышнем-ревнителе, наказывающем нас за грехи, я внезапно задумалась: а из-за чего Всевышний – ревнитель? Что это по большому счету значит?

Тем временем прихожане пришли в экстаз – они встали со собственных мест, закричали. И я заметила: многие из этих людей, среди них и я сама, смогут сделать полностью всё, что прикажет пастор. Это первенствовал ход к пониманию того, что Всевышний имеется не только в церкви, а в церкви не всегда имеется Всевышний. на данный момент я обучилась видеть Всевышнего в людях, в вещах. Щедрость, доброта, милосердие в произвольных проявлениях – имеется Всевышний. Ну, достаточно.

Перейдём к вторым вопросам?

Кристи: Вы вычисляете, что сутки удался, в случае если…

Опра Уинфри: Я считаю, что сутки удался, в то время, когда по окончании эфира, в который я положила большое количество сил, кто-то пишет мне: «То, что вы сообщили, для меня крайне важно».

Кейт: У вас весьма необыкновенное имя. Имеете возможность поведать о его происхождении?

Опра: Это библейское имя. «Книга Руфь», глава первая. В действительности, оно звучит как Орпа, но в свидетельстве о рождении его записали неправильно.

Кейт: Какая музыка на данный момент в вашем айподе?

Опра: Леди Гага.

Ванесса: Если бы вам внесли предложение спеть караоке, вы бы выбрали песню Леди Гага?

Опра: Песню Тины Тёрнер. Если бы я могла быть кем-то вторым, не собой, то лишь Тиной. Когда-то мы с ней совместно спели Simply the best.

А на данный момент я бы надела маленькое платье и выполнила Steamy windows.Барбара: Какой совет вы дали бы юной Опре?

Опра: Я бы сообщила: «Держись, всё будет прекрасно».

Кейша: Вы многим пожертвовали для того, дабы жить той судьбой, какой живёте на данный момент.

Опра: Всё это время я была радостна. Но на данный момент осознаю, что мне нужен отдых. До тех пор пока я не знаю, каково это – иметь свободное время.

К примеру, что мне делать, в случае если я рано возвращусь с работы? Что люди в большинстве случаев делают?

Лиза: Наблюдают «Шоу Опры Уинфри».

Перевод Анастасии Воиновой

По данным сайта oprah.com

Лиса Мария Пресли — интервью Опре 2010 год FULL — RUS SUB


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: