Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Олег табаков: «мне в жизни фартило»

Олег табаков: «мне в жизни фартило»

Олег Табаков: «Мне в жизни фартило»

Учу «непоротое» поколение

– Олег Павлович, как вы себя чувствуете в собственный юбилейный год? Так как, по-любому, 80 лет – солидная дата… 

– Да что в том месте юбилей… Сообщу без фальшивой скромности: в мои 80 я не потерял интереса к судьбе. В случае если это имеется, обостряется восприятие весьма несложных вещей. А по большому счету, необходимо помнить, что на нас жизнь не кончается.

Видя собственных учеников (в 2010 г. Табаков открыл театральный колледж для одаренных детей. – Ред.), могу заявить с уверенностью, что русская теат­ральная школа будет существовать и дальше.

– А из-за чего вы не собрали курс в Школе-студии МХАТ, а начали с самого начала, как когда-то в драмкружке Дворца пионеров?

– Мне захотелось возвратиться к тому, как я воспитывал тех 14-летних ребят, каковые позже составили костяк первой студии. Это именуется «ранняя профориентация», что для актера очень принципиально важно. К тому же они – те, кто обучается либо уже успел выпуститься из колледжа, – по сути, первое, как сказал граф Лорис-Меликов, «непоротое» поколение.

В то время, когда правитель Александр Второй отменил крепостное право и восклицал: «Свобода, свобода…» – умный граф осаживал его словами: «Ваше величество, свобода наступит тогда, в то время, когда вырастет непоротое на конюшнях поколение». Так вот, отечественные парни практически не знают страха, но малокультурны. Я пробую восполнить эти пробелы за первые два года. Принципиально важно в течение этого срока интенсивно загрузить их душевные кладовые.

Так как «золотое» содержание актера – это его жизненная и эмоциональная память. От того, как она пополнится, и будут зависеть их предстоящие удачи.

Олег табаков: «мне в жизни фартило»

– Вы заявили, что у сегодняшних парней меньше страхов. Вы это видите и по Павлику?

– И по нему также. Помимо этого, я до 2000 года пятнадцать лет руководил театральным университетом, так что могу сравнивать. Нынешние (смеется) в каком-то смысле бесшабашно-безбашенные.

Прекрасно это либо не хорошо, продемонстрирует жизнь.

– А в то время, когда вы сами как актер в первый раз почувствовали: «Думается, у меня оказалось»?

– В конце второго курса Василий Осипович Топорков (актер, доктор наук Школы-студии МХАТ. – Ред.) дал мне роль Хлестакова в отрывке. К этому времени, а это был финиш 1955 года, в Москву из ГУЛАГа возвратились ученицы Михаила Чехова. В частности, Елена Петровна актриса и Пестель по фамилии Негруль.

Они взглянули отечественные экзерсисы и совсем задурили мне голову: дескать, я играюсь (достаточно посмеивается) не хуже, чем Михаил Чехов. Вот с этого момента я начал действительно заниматься профессией.

– Другими словами похвала все-таки отправилась на пользу? Знаю, что сами вы редко хвалите…

– Ну, это не проосто похвала. Это как тебя сравнили с апостолом.

– Олег Павлович, а вы не опасались осуждения в связи с тем, что Марина (Марина Зудина, вторая супруга Табакова. – Ред.) играется большое количество основных ролей в ваших театрах?

– Это меня ни при каких обстоятельствах не тревожило. В 27 лет я являлся членом правления театра «Современник», и у нас была традиция – в конце сезона обсуждать работы отечественных товарищей. За каждого актера голосовали, и или он оставался в труппе, или его переводили в кандидаты, или отчисляли. И по всей видимости, на каком-то отрезке судьбы я начал раздражать моих единомышленников.

Не имея возможности подвергнуть сомнению мое бытие, они перевели в кандидаты Людмилу Ивановну Крылову (первая супруга. – Ред.).

Так вот Марине не весьма везло сначала, мимо нее прошло большое количество ролей. Но по окончании ее работы в британском фильме «Немой свидетель» обнаружилось, что Марина Зудина – не супруга Олега Табакова, а актриса Марина Зудина. Театр – это по большому счету работа честная: выходит человек и через полторы 60 секунд он или увлекателен зрительному залу, или нет.

По окончании той картины Марина с уверенностью заняла собственный место лирической героини, а сейчас играется совсем неожиданные, казалось бы, несвойственные ей характерные роли в спектаклях Кости Богомолова.

– Возможно заявить, что Марина выросла на ваших глазах. Что купила она за эти тридцать с лишним лет?

– В первую очередь Марина два раза стала мамой. Я с громадным удивлением нашёл в ней педантизм, кроме того дотошность во многих практических вопросах. И не смотря на то, что жизнь сложна, довольно часто рутинна, она управляется с ними ухватисто.

– Кстати, в молодости Марина вычисляла себя натурой романтичной, а вы говорили ей, что она земная…

 – Я в ней это видел. Я это именую душевным здоровьем. Не нужно ничего инсценировать – страстей и без того хватает.

– Она до сих пор максималистка и идеалистка, какой была в двадцать лет?

– Во многом да. Она вступается, в то время, когда видит несправедливость, и не только по отношению к себе. В ней осталось жизнелюбие и какая-то детская вера: «Вот лягу дремать, а утром все будет прекрасно».

Она весьма внимательна к родителям, что я поразительно ценю – сам так как также не молодею (смеется).

Олег Павлович забирает из роддома новорожденную Машу. 

– Для вас имело громадное значение ее чувство к вам?

– Я , как она меня обожает, и это заполняло все. По большому счету, все, что касается Марины, – это особенная история. Полностью я оценил это, в то время, когда появился Павел.

– А что вас отталкивает в дамах?

– Корысть и, само собой разумеется, глупость.

– Согласитесь, вы Марину ни при каких обстоятельствах не ревновали?

– У меня в принципе нет данной черты. И первую жену не ревновал. Ревность – это от слабости.

Такие хватательные перемещения мне не весьма характерны.

Могу сказать «нет»

– Вы как-то заявили, что в 29 лет, по окончании инфаркта, вы желали перенести центр тяжести с неприятностей творческих на индивидуальные…

– Было написано не совсем совершенно верно. Нужно легко меньше нервничать и мочь отталкивать плывущие на тебя фекалии, каковые сутки сегодняшний поставляет много.

– А в юности это было сложнее?

– Само собой разумеется! В юности я многим занимался в открытости нрава и силу любознательности. И я не всегда имел мужество сообщить «нет».

Но со временем обучился. С годами я стал психологически устойчивее, другими словами окреп киль, разрешающий сопротивляться волнам и сохранять пояснице прямой. Но я ни при каких обстоятельствах не был конфликтным и постоянно старался уладить дело полюбовно.

– Умение получать также придает мужчине уверенность?

– Возможно, я отправился в отца: в самое тяжёлое время, в то время, когда было голодно и холодно, он искал работу, придумывал что-то, занимался совсем несвойственным ему делом, но получал и приносил в дом. Добытчик! Это крайне важно для мужчины.

– А что дают вам деньги, изменялось ли отношение к ним с годами?

– Я экономически свободный человек уже 60 лет. И это дает мне чувство внут­ренней свободы. Независимость у меня появилась на третьем курсе Школы-студии МХАТ, в то время, когда я получил за собственный первый фильм достаточно громадную по тем временам сумму – 16 тысяч.

Я имел возможность приобрести новую «победу», но не сделал этого – мне необходимо было что-то подарить маме, дабы она осознала, что я могу жить на личные средства. Само собой разумеется, наличие денег дает уверенность в завтрашнем дне мне и моей семье. Мне в принципе не хочется ничего в собственной жизни поменять. Это указывает, что я самодостаточен.

Я делал то, что желал, и время от времени у меня хорошо получалось.

– По-моему, не время от времени. Кроме того незадолго до премьеры вы умудряетесь заниматься массой дел, и это никак не отражается на качестве игры…

– Я достаточно давно живу в таком ритме, и , пока буду уверен, что соответствую своим служебным обязанностям, все будет нормально. В случае если осознаю, что не соответствую, – прекращу делать часть из них (смеется).

– Говоря о себе, вы довольно часто употребляете слова «будущее», «главная канцелярия». Значит ли это, что очень многое из того, что у вас имеется, вы вычисляете подарками судьбы?

– без сомнений! Мне в жизни неоднократно фартило. В то время, когда кончилась Вторая мировая война и стали возрождаться банки, хорошей приметой считалось присутствие в совете директоров какого-нибудь венгра (радуется), по причине того, что он приносил успех.

Пологаю, что я именно таковой венгр.

– И какие конкретно самые значимые подарки судьбы?

– Я должен был погибнуть от сердечного приступа в 29 лет. Я имел возможность взять второй инфаркт, в то время, когда первый секретарь Столичного горкома Гришин в 1980-м стёр с лица земли отечественную первую студию в подвале на Чаплыгина. Я считал, что возьму его, в то время, когда пара лет назад благодаря упрочнениям одного скверного человека пробовали закидать грязью Столичный Художественный театр. Справедливости для не скрою – обо мне лично власть сообщила: не трогать.

Но это не уменьшило душевной боли. Наконец, я неоднократно имел возможность умереть. В то время, когда я быстро встал на подножку трамвая в Саратове и моя правая нога внезапно уехала под колесо, какой-то майор, как щенка, немного поднял меня и извлёк мою ногу. Много лет спустя я летел в Вену сдавать макеты к спектаклю вместе с живописцем Сашей Боровским. Отечественный самолет загорелся. Мы приземлись в Варшаве с обугленным хвостом, но не разбились.

Да и других подарков было много. Возможно, кто-то «в том месте» бережёт. Пара лет назад я, проходя по Камергерскому переулку – я в том месте стригусь в парикмахерской, – просматривал помощь на лицах прохожих и осознавал, что они и имеется моя защита. Это именуется при-любовь…

– и знание…

– Про любовь как-то плохо сказать. Но иначе, чем еще возможно растолковать, что в данной парикмахерской с меня не желают брать деньги? (Радуется.) Ты знаешь, сколько людей делали мне добро… Ну, возможно, не так дабы ах, но большое количество…

Любовь не исчезает

– Вас кроме того за рубежом обожают. К примеру, в Праге…

– Я по большому счету общеизвестный в Словакии и Чехии человек (радуется). Двадцать четыре раза выходил на сцену при переполненном зрительном зале в роли Хлестакова.  Это было до августа 1968 года. Лет восемь назад в Праге мой дорогой друг повел меня в университет красоты удалить папиллому.

В том месте я так продолжительно ожидал, что кроме того жалко стало (смеется). И доктор, директор этого центра, забрав в руки мою амбулаторную карточку, внезапно вскрикнул: «Боже мой! Моя мама видела вас на сцене!» А с того времени прошло сорок лет!

– А на родине вам по большому счету нереально остаться не­определённым…

– Я уже привык, но в некоем смысле это доставляет неудобство. Популярности ищешь лет до 35–40. Я был влюблен в одну актрису, и в один раз мы совместно где-то были. И в то время, когда меня определили, она зарыдала (смеется).

Так что известность не всегда приносит радость.

С детьми и женой Павлом и Марией. 

– У вас была возможность остаться за границей и удачно трудиться в том месте…

– За границей я поставил больше двадцати пьес. Получил, кстати, много денег. В свое время американцы перекупали меня на весьма важных условиях, предлагая место начальника театрального департамента известной Джульярдской школы в Нью-Йорке. А в 1967-м, незадолго до премьеры «Коммунисты», завершающей части трилогии Шатрова, цензура решила запретить спектакль.

Вступилась за нас Екатерина Алексеевна Фурцева, рискуя многим, впредь до партийного билета. Она была человеком верным, настоящим товарищем. И сейчас меня приглашают в Лондон на примерку костюма для роли Сергея Есенина в фильме американского режиссера Карела Рейша «Айседора». Фурцева забрала данный сценарий у Госкино, дала перевести его, легализовала и разрешила мне заключить сделку на 19 тысяч фунтов.

И я решаю не лететь, потому, что осознаю, что не могу кинуть собственный театр в тяжелый момент. Неоднократно в жизни я делал подобный выбор. Два раза американцы предлагали мне поменять место жительства.

Второй раз это было связано с дамой из легендарной семьи.

– Другими словами вас не соблазнили ни опытным, ни…

– Ни матримониальным (смеется). Это моя почва, моя страна, которую я обожаю. И не за то, что она меня обожает, а по причине того, что ее обожаю я.

– Вам случалось разочаровываться в любви, в людях, каковые вам дороги?

– В случае если обожаешь, то обожаешь. Остается шрам, боль при упоминании, но любовь никуда не девается. С годами, возможно, что-то может стереться, но провалиться сквозь землю – нет.

У меня это так.

– Как-то вы говорили, что привыкаете к вещам…

– Привыкаю. У меня имеется ботинки, которым уже тридцать лет, и одежная щетка, которая со мной уже больше шестидесяти лет. Второй супруг моей мамы привез из зарубежа весьма эргономичную германскую щетку со щетиной, и она перешла мне по наследству.

Эргономичные вещи, каковые не подводят, сложно бросать.

На съемках фильма «Кухня в Париже». 

– Услышав то, как вы нахваливаете еду либо обсуждаете футбол, в очередной раз не могу не поразиться вашему умению ощущать вкус судьбы…

– Ну чем это растолковать… Возможно, жизнеспособностью. Вот в то время, когда я наблюдаю на Марию (девятилетняя дочь. – Ред.), то пологаю, что основное уровень качества, которое она получила от меня, – жизнеспособность. Она, как говорится, не пройдет мимо. Как в песне поется: «Будет буря, мы поспорим и поборемся мы с ней». Так вот, Мария – борец. А что касается еды, сообщу так: в случае если человек не обожает вкусно покушать, это настораживает (радуется).

Для меня еда – это чувство полноты судьбы. Необходимо мочь наслаждаться и радость от всего. Нет низменного и большого – это все жизнь! И дается она чтобы прожить ее набело.

Одноразово!

Разговаривала Марина Зельцер

Чёртова дюжина Михаила Пуговкина


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • Олег янковский: великий сказочник

    Олег Янковский: великий сказочник Олега Янковского именуют счастливчиком. И не напрасно. Одно его поступление в театральное училище чего стоит: как-то летним…

  • Жизнь уже не течет, а удирает

    Жизнь уже не течет, а удирает 20 июля Людмиле Чурсиной исполнилось 75. Она сыграла много ролей в театре и кино, многие из которых стали классикой и…

  • С риском для жизни

    С риском для жизни Звезда сериалов «Татьянин Общая» терапия «и день» Анна Снаткина в жизни была весьма обаятельной и общительной, без заморочек и…

  • Галина данилова: «в прошедшей судьбе была пиратом!»

    Галина Данилова: В прошедшей жизни была пиратом! Эта актриса , в отличие от многих, на экране ежедневно – в шоу «6 кадров» канала СТС. А в гостях у…

  • Ксения энтелис: «у меня похитили 10 лет судьбе»

    Ксения Энтелис: «У меня похитили 10 лет судьбе» Для звезды сериалов «Закрытая» школа « и Ефросинья » Ксении Энтелис слово «честь» не безлюдный звук: со собственными…

  • Николай костер-вальдау про личную судьбу в издании instyle

    Николай Костер-Вальдау про личную судьбу в издании InStyle В апреле 2014 года была напечатана статья в издании InStyle о Николае Костере-Вальдау. Издание…

  • Жизнь в утверждениях и ответах

    Жизнь в утверждениях и ответах Несколько дней назад друг-раввин пригласил меня на ужин в честь завершения денежного года, и в том месте, среди ветшайших…

  • Это жизнь, смиряйся!

    Это жизнь, смиряйся! Детская студия документального кино в Воронеже меньше чем за шесть месяцев выпустила целый сборник короткометражек. РГ определила, для чего…

Комментарии закрыты.