О всех созданиях, прекрасных и удивительных

О всех созданиях, прекрасных и удивительных

О всех созданиях, красивых и необычных

Фото: twitter.com/SimonAmstell

В то время, когда сатирик Саймон Амстелл взялся за реализацию собственной давешней грезы, отражающей его личные этические и идеологические пищевые установки, не совсем было ясно, чего стоит ожидать — трагикомедии, фарса, утопии (никак не связанной с действительностью) либо очередной алармистской агитки. Разнообразные памфлетов в наши дни создается так много, что зрители, подвергающиеся бомбардировке разного рода катастрофическими сценариями будущего, становятся все циничнее и черствее, сторицей платя режиссерам для того чтобы рода защитной реакцией за попытки выдавить скупую слезу либо выжать их как лимон. Но в этом случае все обстоит совсем в противном случае, что не имеет возможности не радовать.

Кровавая бойня: Поглощая прошлое (Carnage: Swallowing The Past) говорит о жизни западного (по крайней мере, английского) общества во второй половине 60-ых годов XXI века, в то время, когда последнее поколение, еще не забывающее вкус мяса, молочных и рыбы продуктов, достигло достаточно преклонного возраста. Переместив повествование в будущее, Амстелл предлагает ретроспективно взглянуть на сегодняшний мир через призму отношения окружающих к такому, в неспециализированном-то, достаточно тривиальному вопросу, как пищевые привычки.

просматривайте кроме этого О любви: как Бортко Чиповской эротично пятку натер

В фильме причудливым образом перемежается правда и вымысел, нарезка рекламных роликов, фрагментов телепередач, новостных сюжетов и музыкальных клипов как послевоенного прошлого, так и недавнего настоящего — благо скандалов, от эпидемии коровьего неистовства до птичьего гриппа и ящура за последние три десятилетия было достаточно. Безупречно снятые в том же духе художественные отрывки, иллюстрирующие постепенное изменение публичного мнения по отношению к феномену веганства и справедливости пожирания одним животным, вычисляющим себя царем природы, множества вторых, как ни необычно, не покупают абсурдистские формы.

Хитро, полунамеками, ведя отсчет от сороковых к нулевым, Амстелл говорит о втором: в конце восьмидесятых случился большой сдвиг в западной медиаиндустрии, совсем стерший границы между потребительским и духовным, начавший враждебно продвигать консьюмеризм и гедонизм как образ судьбы. Нескончаемые программы о еде, перевоплотившие приготовление пищи в культ и одно из основных хобби, бесстыжая эротизация рекламируемых продуктов (до сих пор в данной категории лидируют шоколад и йогурты), демонстрация карамельных и других потоков, аппетитно-тошнотворно покрывающих очередной батончик, повсеместная экспансия фаст-фуда по низким стоимостям — все это без шуток воздействует на людскую восприятие. Потому и неудивительно, что разного рода болезненная разборчивость и пищевые расстройства в выборе продуктов стали бичом современного общества.

Безотносительно отношения к самому веганству, фильм окажется по вкусу тем, кому весьма интересно заметить мастерски сделанную картину, нещадно пародирующую пара придурковатый пафос современного телевидения, его неприкрытую манипуляцию аудиторией, повторение одних и тех же мантр независимо от предмета дискуссии, возрастающее влияние для того чтобы феномена как активизм, и нещадное эксплуатирование психологии для бедных и замечательнейшее действие на психику подрастающего поколения через разные тв-шоу.

неприкрытая ирония и Блистательный юмор брызжут во все стороны с каждой репликой: участники психотерапевтической группы помощи справляются с травмой от поедания сыра в далеком прошлом, с большим трудом, через слезы выдавливая из себя такие ужасные заглавия как моцарелла, камамбер, пармезан и чеддар. Молочную индустрию подкашивает мюзикл с буренкой в ключевой роли, и ее разрывающая сердце ария Какое животное может насиловать, для получения молока. Психиатры говорят о подавленной тревоге и о том, что с наложением табу на дискуссию мясо- и рыбоедства многие люди были покинуты наедине со чувством вины и своими страхами: Пришло время забыть обиду друг друга и сообщить: это не твоя вина, все это в прошлом, но ты можешь открыто сказать об этом.

просматривайте кроме этого Скрижали судьбы: драма Джима Шеридана об Ирландии недавнего прошлого

Отдельного упоминания стоит актерский состав: на экране возможно мельком заметить превосходного Мартина Фримена, гениальную актрису Саманту Спиро (как выяснилось, владеющую вдобавок к таланту, явленному в разнообразных ролях в кино и шекспировских постановках, приличными певческими данными), и легендарных в определенных кругах Оливера и поваров и Гордона Рамзи.

Может привести к удивлению тот факт, что данный утопичный в собственном отсутствии иллюзий фильм был снят в то время, в то время, когда большинство человечества живет на грани голода. Само собой разумеется, без шуток принимать таковой фильм запрещено, к этому, фактически, и призвал сам Амстелл, сообщив: Я приношу собственные извинения, это фильм о веганстве. И в этом он также слукавил.

Это фильм о современном обществе, его проблемах, на большом растоянии выходящих за тему, заявленную в заглавии, миллионах немых вопросов к себе и вторым, о глобальном страдании от неосуществимости сформулировать безответственности и коллективный смысл жизни. И в данном разрезе не так уж и принципиально важно, нужно ли вычислять себя животным либо кем-то вторым.

5.0

Дж. Хэрриот О всех созданиях — красивых и необычных


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: