Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Николай петров: и тогда я воскликнул: «свобода!»…

Николай петров: и тогда я воскликнул: «свобода!»…

Николай петров: и тогда я воскликнул: «свобода!»…

Николай Петров: и тогда я вскрикнул: «Свобода!»…

Ведущий программ «События» и «Столичная семь дней» на канале «ТВ Центр» Николай Петров  собственный первый телевизионный сюжет  сделал 25 лет назад. И был он очень уникальным… Чем не предлог для беседы по душам — тем более незадолго до дня рождения? Мы отыскали в памяти самые занимательные «сюжеты» из судьбы телеведущего, а заодно подглядели, какие конкретно фотографии он хранит в сотовом телефоне.

Сюжет 1: о сударыня Рогнеде и трех апельсинах

-Николай, знаю, что ваша любовь с телевидением началась 25 лет назад – на протяжении студенческой практики в Нижнем Новогороде, тогда еще Неприятном. Каким ветром вас в том направлении занесло? И из-за чего телевидение? Вы же обучались на журфаке МГУ  на интернациональном отделении, в радиогруппе…

— В Неприятном тогда жила двоюродная сестра моей бабушки – тетя Лёка. Дабы заодно и ее проведать, я и выбрал местом практики данный превосходный город на стрелке Волге и Оки. Появился я в Москве, а корни – из нижегородской и саратовской губерний. У нас в семье хранится  древний фотоальбом, в котором большое количество  карточек  на плотном картоне, сделанных на рубеже 19-20 столетий знаменитым нижегородским  фотографом   Максимом  Дмитриевым.

  Так что у меня давешняя тесная и, возможно сообщить, родственная  сообщение с Нижним Новгородом. А на телевидении был случайно – в то время, когда мы, трое практикантов,  явились к  помощнику главы Горьковского комитета по радиовещанию и телевидению Рогнеде Шабаровой, она заявила, что мест для студентов на радио нет, но возможно попытаться силы  на телевидении – в информационной программе. Нас тогда потрясло имя Шабаровой – не забываю, я писал письма собственному  приятелю на БАМ,  стилизуя их под древние летописи: «Сударыня  Рогнеда приняла нас  вельми нежно, токмо заметив лики отечественные босыя…» (смеется).

— Так с легкой руки «сударыни Рогнеды» вы попали в информацинную программу. Будущее!

— Да уж, попал… В то время шла уборочная, и моя практика заключалась в том, что по  справочнику я обзванивал  райкомы области, выяснял цифры намолота, уборки сенажа, заготовки силоса… И делал  маленькие информашки о ходе сельхозработ.  В то время, когда мне надоело писать про намолоты и  гектары, решил сделать независимый сюжет. Опытная камера Бетакам на всем нижегородском телевидении была одна,  на ней делали сюжеты для программы «Время»  и мне, студенту, ее, само собой разумеется, не дали.

Но материал я сделал!  Тогда местный ТЮЗ готовил  премьерную постановку – спектакль «Любовь к трем апельсинам».  Я приехал в театр, говорю: «Фотографии-то у вас имеется?» Мне дали какое-то количество фотографий, сделанных на репетициях,  и вот в информационной программе диктор говорит: «Прямо на данный момент, в эти 60 секунд в ТЮЗе идет спектакль «Любовь к трем апельсинам». На пюпитры под две камеры поочередно выставлялись по 6-8 фотографий со сценами из спектакля.

Вот таковой фотосюжет оказался! Меня за него, само собой разумеется, не похвалили… Но «заболел» телевидением я по окончании прямого эфира передачи, похожей на отечественную, ТВ-Центровскую программу «Лицом к городу».  Тогда, в первой половине 80-ых годов XX века  обитатели города Бор, что находится наоборот Нижнего, на другой стороне Волги, общались с властями – была достаточно острая дискуссия. В город была отправлена ПТС (мобильная телевизионная станция) и процесс прямого эфира меня, возможно сообщить, потряс.

  Пульты, кнопки,  камеры…  И над всем этим колдуют режиссер-демиурги….

 

Сюжет 2:  о чистой любви и перестройке

— И как развивался роман с телевидением?

— По окончании пятого курса я попал в Агентство печати «Новости». В том месте  именно создавалась маленькая телестудия, которая снимала фильмы и сюжеты для заграницы. Мы помогали зарубежным группам из различных государств снимать фильмы о отечественной стране. Почему-то все собственные фильмы именовали  одинаково —  «Перестройка в СССР».

  И заявки они составляли совсем однообразные: им в обязательном порядке нужен был Сахаров, в обязательном порядке — Горбачев и все громадные и малые прорабы перестройки… Однообразие скоро надоедает, и мы – трое ребят, один из которых на данный момент трудится в Правительстве Москвы, в туристическом департаменте, второй – в рекламе — придумали программу «Рабочий курьер». Именно в стране начинались экономические реформы.  Договорились с программой «Бизнес Брекфаст» на BBC об информационном обмене.

Говорили о законах рынка,  малом  бизнесе, как он функционирует… Но позже произошёл путч,  управление в АПН поменялось, и известные в узких телевизионных кругах Скворцов с Корчагиным одобрили еще одну идею — программу об машинах. «Авто Шоу» — это  была не коммерческая программа, в отличие от многих вторых, а культурологическая. Мы не ориентировались на людей, каковые торгуют машинами, обслуживают их, мы говорили об истории автомобильной цивилизации XX века.  Об инженерной, дизайнерской, технологической культуре, которая так очень сильно поменяла всю землю.

— Машины были вашим хобби? Так как вы, как я знаю, заядлый автолюбитель…

— У меня  тогда  и прав не было! Это была полностью благородная чистая любовь к машинам.  Первой в отечественной семье села за руль моя супруга в 93 году.

— Супруга также журналист?

 Нет, Лена окончила Столичный историко-архивный университет, но на данный момент занимается продюсерской деятельностью. 

— Сами в то время, когда за руль сели?

— Через год по окончании жены – по обстоятельству ее беременности. Она, само собой разумеется имела возможность водить, но легко на всякий случай нужен  был человек, что имел возможность бы довезти  ее до роддома! Другими словами я, но с правами. (смеется).

Сюжет 3: о всеядной Матильде и запахах Карелии

— И за рулем вам понравилось, если судить по тому, что вы кроме того отпуск предпочитаете  проводить на колесах…

— Я не устаю за рулем, а в окно автомобиля возможно заметить значительно больше, чем в иллюминатор самолета. Как-то я за год три раза съездил в  Заонежье, в Карелию, а это 1300 км  за сутки в одну сторону.

— Слышала, что именно Карелия – ваше любимое место отдыха.

— Да, с Карелией у меня связано множество еще детских воспоминаний – меня в том направлении папа возил.  Я бываю в том месте фактически каждое лето. Весьма своеобразное место. Тишина, покой. Я застал еще живые ветхие настоящие северные карельские сёла, сохранявшие дух, воздух. К примеру, Кулмукса под Кондопогой.

Это был заповедный край,  ветхие громадные почерневшие дома, рыбные сараи с развешанными сетями… Пара лет назад эта деревня стала уже дачным местом. Огромная часть культуры, часть судьбы уничтожается… Запахи в том месте совсем неординарные, дурманящие.  Особенно на местных болотах, где рядом морошкой  растет и еще какая-то дикая дурман-трава. 

— Путешествуете с семьей?

— Да, с женой, 15-летней дочкой Аней, с собакой.

— Какой породы собака?

— Такса, Матильда. По-домашнему – Мотя. Такса неповторимая, лопает все: соленые огурцы, яблоки, апельсины, мандарины…

— Повезло вам — неприятностей в путешествиях с таким зверем нет! Вы все время на колесах – а шофер вы примерный? Либо гаишники время от времени останавливают?

— Останавливают иногда, само собой разумеется, штрафуют за превышение скорости. Время от времени отпускают.

— Определят?

— Определят время от времени, но я этим не злоупотребляю. Меня систематично ловят на одном и том же месте, в то время, когда я по воскресеньям еду на эфир «Столичной семь дней» — автомобилей мало, хочется поскорее… И я время от времени говорю «Был неправ, на эфир опаздываю!». И меня отпускают.

Сюжет 4: о первом кастинге и опятах в… мобильнике

— Став ведущим «Событий и» Московской «недели» на канале «ТВ Центр», вы возвратились к информации, с которой начинали 25 лет назад…

— До «ТВ Центра» была еще  «Громадная политика» —  субботняя аналитическая программа в прайм-тайм на РЕН ТВ. В том месте собрался классный коллектив журналистов из только что закрытых на ТВ-6  «Прогнозов семь дней».  Развлекались  мы в том месте изрядно – больше всего мне запомнился воскресный не, посвященный выборам президента в 2000 году.  Мы продолжительно пологали, что сделать.

  Закрытие  участков для голосования, процент явки, включение из избиркомов – скучно как-то. И придумали следующее. Позвали в студию двух режиссеров – Хотиненко и Дыховичного.

Тогда только что вышел фильм бондианы «на следующий день не погибнет ни при каких обстоятельствах». И мы сделали монтаж кадров из новостных сюжетов и  этого фильма избирательной кампании Путина. Бонд в шлеме пилота – Путин  в шлеме пилота, Бонд за штурвалом истребителя, Путин за штурвалом… А в студии говорили о  режиссуре выборов.

Весьма радостная была программа.

— Сообщите, вас сходу закрыли либо нет?

— Нет. А из-за чего? (смеется) Выгнали с работы меня по окончании фильма о Горбачеве. К очередному его  юбилею Ирэна Лесневская   поставила перед нами  задачу  сделать такое поздравительное кино.

  Разоружение, реформы, народовластие, перестройка… Все как в большинстве случаев.  Но в то время, когда я приехал на интервью,   то осознал, что мне увлекательнее Горбачев как человек.  Мы говорили о его детстве,  жизни в оккупации, первых студенческих годах,  ухаживании  за  будущей женой.  А позже он  внезапно поведал  про то,  как им с Раисой Максимовной в один раз приснился одинаковый сон, с котором  они пробуют выбраться из какого-либо глубокого колодца… И я не стал с ним по большому счету о политике сказать.

Лучше человека продемонстрировать, чем политика. Вот затем меня весьма скоро попросили с РЕН ТВ.

— Пожалуй, не довольно часто журналист с таковой гордостью может сообщить  «меня выгнали с работы».

—  У сына и мамы Лесневских были  о-о-о-очень непростые характеры.  По окончании нескольких тяжелых споров  уволиться  было счастьем! Я вышел и чуть не закричал, как Мел Гибсон в «Храбром сердце» — не забывайте, он закричал «Freedom!», и ему отрубили голову.

Так и я закричал  «Freedom!» и ушел.

— Так как же вы попали на «ТВ Центр»?

— В 2002 году случайно определил про кастинг  ведущих программы «События» на канале «ТВ Центр». Это первенствовал кастинг в моей жизни, но прошел его я как-то весьма легко. Камеры-то я не опасался по окончании стольких лет работы.

Но в новостях так как совсем другие интонации необходимы, нежели в программах, каковые  я делал до этого.   Нужно осознавать специфику жанра.

— В последние годы вы ведете «События» вместе с Татьяной Ципляевой. Вдвоем сложнее трудиться, чем одному?

— Вдвоем сложнее. Нужно подстраиваться приятель под приятеля.

— «Накладки» случаются?

— Не редкость. Вот недавно хором простились (смеется). Случайно.  Как-то по-детски оказалось.

— Кроме этих программ, вы в сентябре-октябре вели еще программу «Лицом к городу», на «ТВ Центре» выходили ваши документальные циклы «Мифы о России», «Десять заповедей», вы пишете сценарий игрового фильма… На отдых, кроме отпуска, время остается?

— В лес довольно часто хожу. Я живу неподалеку от Москвы, под Нахабино. Вышел из дома – и в лес. Время от времени до работы успеваю корзину грибов собрать.

А зимний период – на лыжах пробежаться. Вот, смотрите (добывает сотовый телефон, показывает фото):  вот подберезовики. Это  также подберезовик – в различных видах я их наснимал.

  Это – непонятные для меня грибы… Это —  Мотя на заднем замысле… Вот опята… У нас еще рядом  клюквенное болото.  Клюквы большое количество, действительно, тех, кто проведал про клюкву, также большое количество. — дочь и Жена разделяют увлечение грибной охотой?

—  Время от времени… В то время, когда дочке было два года, я ее забрал в лес за грибами. Ей так понравилось, что в то время, когда мы зимний период отправились в Серебряный бор, и она заметила под соснами – в том месте, где слой снега был мелкий, — какие-то травинки, брусничные листья, то задала вопрос, в то время, когда же мы будем собирать грибы. И была расстроена, в то время, когда я растолковал, что зимний период грибов не бывает.

— Дочь планирует стать журналистом?

— Не знаю, пока ей нравится фотографировать. Но еще рано об этом сказать, нужно девятый класс пережить…

— Отдыхаете, лишь собирая грибы? А вот так на диване, телевизор взглянуть?

—  Наблюдаю время от времени. Предпочитаю «Евроньюс», «Дискавери», фильмы хорошие.

— И какое кино вам нравится?

— Весьма обожаю мюзикл «Звуки музыки». Его и моя мама обожала наблюдать. Мне весьма нравятся фактически все музыкальные фильмы второй половины 70-х годов. Отечественные. Типа «Соломенной шляпки» — с целой плеядой красивых актеров. Похабная история по сути.

Но из смешного рассказа сделали хороший, культурный, отличный фильм. Это парадокс поздней советской культуры — она из ерунды имела возможность что-то хорошее сделать. А на данный момент из хорошего смогут сделать ерунду…

— Еще раз отыскав в памяти ваш фильм «Мифы о России», спрошу вот о чем: какой, на ваш взор, самый громадный миф о телевидении?

— Многие телезрители уверены в том, что работа на телевидении несложна и необычна. Что достаточно попасть в «коробку» и слава тебе обеспечена. О, как же они ошибаются!

Ольга Драгунова

Разведопрос: Игорь Пыхалов о советских военнопленных


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Теги: , , ,

Комментарии закрыты.