Мэл гибсон: «я готов делать джоди фостер педикюр»

Мэл Гибсон: Я готов делать Джоди Фостер педикюр

Комедийная драма «Бобер», выходящая в российский прокат, говорит о необыкновенных методах борьбы с депрессией. Ее храбрец, Уолтер Блэк (Мэл Гибсон), увязший в психотерапевтических проблемах и практически потерявший свойство к общению, формирует себе альтер эго – игрушечного бобра, что живет, общается и действует вместо него.

Режиссером фильма стала основная интеллектуалка Голливуда Джоди Фостер, которая вычисляет «индустрию психотерапии» одним громадным надувательством, а затравленного таблоидами Мэла Гибсона – верным, идеальным мужчиной и надёжным человеком.

Мы воображаем читателям Около ТВ высказывания Мэла Гибсона и Джоди Фостер об этом киноприключении.

Из интервью с Джоди Фостер

– Джоди, что заинтересовало вас в сценарии? Из-за чего вы захотели снять фильм об данной необычной, раздробленной семье?

– Меня прикоснулся драматический конфликт, что был в этом сценарии. Мне думается, остальные просматривали его совсем вторыми глазами: они просто игнорировали драму и думали, что это легко нестандартная комедия.

– В том варианте, что вошел в «тёмный перечень», было больше от комедии?

– В нем было больше агрессивного тёмного юмора, более явные выговоры и более схематичное воздействие. Он не был таким узким.

– Вы переписывали его вместе с Кайлом?

– Да. Неизменно лучше задать необходимый тон заблаговременно, перед тем, как начались съемки. Но во время пост-продакшн также было большое количество работы.

Говорить две параллельные истории неизменно сложно. Следовало отыскать баланс между ними, дабы зрителю было весьма интересно возвращаться к линии Антона Ельчина и Дженнифер Лоуренс. Но история о первой любви 18-летних ни при каких обстоятельствах не будет иметь тот же вес, что история немолодого человека, что пережил нервный срыв…

– Вы сначала знали, что Уолтера Блэка сыграет Мэл Гибсон?

– Само собой разумеется. Правильнее, в то время, когда проект лишь передали мне, в нем был заинтересован Стив Карелл. Но я поразмыслила «Хмм… Стив?

И что это будет?» – и практически сразу же решила пригласить Мэла.

– Возможно, вам не терпелось опять занять режиссерское кресло?

– Я уже давно об этом грезила, но было сложно отыскать что-то подходящее и еще сложнее – начать функционировать. Я снимаю весьма индивидуальные фильмы, и по сей день решиться на первый ход кроме того тяжелее, чем раньше. 

Мэл гибсон: я готов делать джоди фостер педикюр

– В таких фильмах, как «Красота по-американски», храбрецов разламывает унылая и подавляющая воздух пригорода. Но в вашем фильме пригород выглядит очень симпатично…

– «Бобер» – фильм о человеке, что взял все, о чем грезил. У него имеется все, что сейчас необходимо ему для счастья. Но у него действительно настоящая депрессия… Дело не в том, что он богат, и не в том, что у него совершенно верно такой же дом, как у соседей.

Обстоятельство депрессии – химические процессы в организме, каковые он не имеет возможности осуществлять контроль.

– Но все попытки храбреца решить проблему посредством книг и лекарств по самосовершенствованию терпят провал. Вы вправду вычисляете, что все это не оказывает помощь?

– Это неприятность современного американского общества, и я решила ее прокомментировать. Бобер говорит: «Прочти книгу, съешь пилюлю и обратись к специалистам, каковые разведут тебя на деньги». Но в действительности нам необходимо совсем второе! Нужна буря, обновление, перемены… Время от времени необходимо убить часть собственной личности, для получения возможности двигаться дальше.

Жестоко – но это оправданная жестокость, которая, по сути, и имеется настоящее милосердие. И как раз этого жаждет Уолтер.

– Вы не только стали режиссером фильма, но и сыграли жену главного храбреца. Так было задумано сначала?

– Нет, я не планировала сниматься, но по окончании того как в проект пришел Мэл, задумалась о том, кто бы имел возможность сыграть его жену. Нужен был кто-то, с кем будет идентифицировать себя зритель, по причине того, что поделить точку зрения сумасшедшего юноши с куклой на руке он не сможет.

Отношение жены Уолтера к его странностям изменяется: сперва она принимает Уолтера-Бобра, по причине того, что это прекрасно для сына, позже решает, что это превосходно, по причине того, что дает Уолтеру новую судьбу, и лишь позже до нее начинает доходить, что личность мужа распадается и – это последняя капля – страдают дети… Совершенно верно такой же путь проходит и зритель. Я искала актрису, которую не «унесет» в комедию за Мэлом. А потому, что я уже трудилась с ним и прекрасно его знаю, то сделала вывод, что сыграю эту героиню сама.

– Было тяжело в один момент пребывать по обе стороны камеры?

– Нет, на удивление легко. Само собой разумеется, что-то наряду с этим теряется, приходится идти на жертвы, отказываться от сюрпризов, от импровизации. Ты приобретаешь как раз то, что запланировал.

– В фильме имеется совсем абсурдные сцены, к примеру, та, в которой ваша героиня занимается сексом с Бобром. Но, не обращая внимания на абсурдность, история не стала смехотворной. Как вам это удалось?

– Необходимо было легко задавать себе верные вопросы: «Это честно? Это правдиво? Это конечно?». И ни при каких обстоятельствах не задаваться неправильными: «Зрителю это понравится?

Ему будет смешно?».

– Вы желаете заявить, что, в то время, когда снимаете фильм, не ориентируетесь на вывод аудитории?

– Как раз так. Мне думается, это весьма страшно. Само собой разумеется, нельзя не учитывать зрителя, но самые ответственные вопросы неизменно связаны не с ним, а с храбрецами.

– фильмы и Какие режиссёры вас воодушевляли на протяжении работы?

– «Бобер» – необычный фильм. Помой-му имеется большое количество похожих картин, но я производила перерасмотрение их и осознавала, что мне необходимо совсем второе. К примеру, «очень холодный ветер».

Мне весьма нравится данный фильм, но он вправду ледяной, холодный, а отечественный фильм – теплый. «Красота по-американски» мне также нравится, но мы ушли мало дальше от мелодрамы. «Будучи в том месте» – прекрасное кино, но весьма медленное, «Бобер» – значительно более динамичный фильм. 

– Сейчас вы нечасто снимаетесь. Вы «отошли от дел» самостоятельно либо не видите увлекательных ролей?

– Я тружусь уже 45 лет. В то время, когда становишься старше, появляются дети, совсем конечно мало притормозить. К тому же, если ты что-то уже сделал, для чего делать то же самое еще раз?

Весьма многие вещи меня больше не интересуют. на данный момент для меня серьёзнее всего хорошие режиссеры – лишь они и держат меня в кино. Ежегодно выходит приблизительно пять фильмов, каковые мне хочется взглянуть. В случае если раз в несколько лет появляется фильм, в котором мне хочется сыграть, – легко превосходно. В случае если такие будут оказаться раз в четыре года – также прекрасно. Не пологаю, что в случае если я не снимаюсь, значит, я никто.

У меня много других заинтересованностей, кроме кино.

Из интервью с Мэлом Гибсоном

— Мэл, по окончании «Апокалипсиса» вы говорили, что, быть может, больше не станете сниматься. Что привлекло вас в фильме «Бобер»?

— Джоди! Это необычная дама, которой я готов хоть ежедневно делать педикюр. Время от времени мне думается, что лишь у нее одной имеется рассудок, а у многих людей – целые предрассудки… А сам фильм был совсем не похож на все то, что я делал раньше.

— Должно быть, многие желали его снять?

— Никто не желал его снимать! Это был лучший сценарий «тёмного перечня», но никто на него не претендовал.

— Из-за чего?

— Думаю, не было человека, кто знал, как к нему подойти. Его возможно было развить как минимум в трех различных направлениях. Я заметил сценарий совсем не так, как Джоди она!

Я склонялся к чему-то более несложному и очевидному, к комедии.

— Как вы приводили две точки зрения к неспециализированному знаменателю?

— Мы друг другу.

— В фильме вы играетесь сходу две Бобра – и роли Уолтера. Каково это – оказаться в кадре в один момент с куклой?

— Мысль была в том, что я обязан в некоем роде провалиться сквозь землю. Мои сцены по большей части складывались из средних замыслов, больших практически не было. И это было весьма смело со стороны Джоди! Время от времени я думал: «Ну, давайте же, сделайте большой замысел Бобра, дабы я имел возможность расслабиться!».

Но с куклой трудиться весьма забавно, не смотря на то, что время от времени я забывал о том, что она – кукла. Что в том месте творит данный Бобер? Наблюдает в камеру? (Смеется).

Нет, правда!

— Вы не опасались смотреться довольно глупо?

— Опасался, само собой разумеется. Но Джоди все время повторяла: «Все прекрасно, все превосходно».

— А вы репетировали дома, дабы проверить, не через чур ли довольно глупо это выглядит?

— Репетировал. И это смотрелось плохо довольно глупо! (Смеется).

— То, как семья Уолтера реагирует на появление Бобра, вправду задевает за живое…

— Это «костыль», что оказывает помощь ему пережить тяжёлые времена. Он ушел через чур на большом растоянии, осталась лишь кукла. Мне это показалось вправду увлекательным. Как на большом растоянии может зайти человек, пробуя пережить ужасную травму?

Что бы это ни было – посттравматическое нарушение, воспоминания о войне… Как все это пережили люди, каковые возвратились со Второй мировой войны либо из Вьетнама?..

— Но жене и сыну храбреца время от времени думается, что он впал в депрессию специально.

— Да, правильно. «Он над нами издевается, ему на нас плевать, он занят лишь собой…». Депрессия как раз так и выглядит! Ты зацикливаешься на самом себе, вычисляешь, что около тебя вращается всю землю.

Это заболевание.

Когда-то один человек поделился со мной весьма глубокой мыслью: депрессия постоянно лжёт, и лучшее, что ты можешь сделать, — это заткнуть лжецу рот. Необходимо из собственной скорлупы и сделать что-нибудь для других, это приносит практически мгновенное излечение. Неприятность в том, что человеку в таком состоянии не редкость не легко кроме того подняться с постели.

Я ни при каких обстоятельствах не доходил до для того чтобы, но у всех бывают падения и взлеты… Иногда видятся счастливчики, каковые идут по судьбе ровно, но я не из их числа.

— И вам приходилось с этим бороться?

— Само собой разумеется, как и практически всем людей. Это что-то, связаное со информационной передозировкой и скоростью жизни…

— У фильма «Бобер» имеется необычная изюминка – помой-му в нем имеется забавные моменты, но почему-то они совсем…

— Да, совсем не забавные. В то время, когда я просматривал сценарий, то смеялся через слезы. Данный юноша таковой милый, я осознаю все, что с ним происходит: пьянство, обсессивно-компульсивный синдром, попытки выбраться, поиски ответа… А ответ в обязательном порядке обязан найтись.

Все то, что заставляет людей мучиться, должно иметь противоядие.

— И вы с Джоди его нашли?

— В каком-то смысле, не до конца. Нереально излечиться в два счета. Нехорошее происходит неожиданно и скоро, а хорошее требует времени.

Но ответ имеется неизменно.

— В этом фильме у вас больной вид…

— Ну да, в кадре я легко обрюзгший, с землистым лицом. Мой храбрец принимает тяжелые лекарства, выпивает. Так и было задумано.

— А в действительности вы стараетесь оставаться в форме?

— Само собой разумеется. Мне не очень приятно наблюдать на людей, каковые превратились в гору сала, и вряд ли я сам понравлюсь кому-то в таком виде. Я пробую замедлить ход времени – хожу пешком, плаваю, пробую курить электронную сигарету…Но вообще-то, понимаете, жить вредно, от этого умирают.

Процесс окисления материи идет, его нельзя отменить, и в случае если вдуматься, все эти попытки оставаться всегда молодыми – легко цирк.

— Тяжело ли в вашем возрасте быть отцом младенца?

— Ничего тяжёлого. Дети – это лучшее, что может подарить жизнь. Одной моей дочери 30 лет, второй – 18 месяцев. Я опять наблюдаю, как ребенок начинается и открывает мир, но уже с другой точки зрения.

И это здорово, это превосходно!

Перевод Анастасии Воиновой

По данным сайта cinemas-online.co.uk

ошибки и Вопросы на протяжении беременности. Что необходимо знать беременным?


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: