Михаил погоржельский.

Михаил погоржельский.

Михаил Погоржельский.

 Во второй половине пятидесятых годов, в начале «оттепели», на смену рабочим и крестьянам, революции и героям войны, на экране показался новый тип храбреца – храбрец-интеллигент. У актёров, которым ранее приходилось воплощать на экране уроженцев народа, людей несложных и неграмотных, стало возмможно попытаться себя в новом амплуа.

Таким мы заметили Бориса Чиркова в незабываемых «Верных приятелях», Василия Меркурьева во многих фильмах 50-60-х годов, Михаила Названова, воплотившего на экране в 50-е годы сходу нескольких русских царей. В ряды старшего поколения влилась гениальная молодёжь, создавшая потом целую галерею интеллигентов. Среди них хочется назвать Олега Стриженова, Алексея Баталова, Василия Ланового, Вячеслава Тихонова, Михаила Ульянова.

  Очень хочется поведать о превосходном актёре, заслуженном артисте РСФСР – Михаиле Бонифациевиче Погоржельском, чьё имя занимает почетное место среди мастеров отечественного кино и театра. Михаил Бонифациевич запомнился как человек культурный, хорошей души, обаятельный и отзывчивый, отец и прекрасный семьянин.

  Он ярко заявил о себе в одной из первых собственных работ, фильме Константина Воинова «Трое вышли из леса», где создал сложный психотерапевтический образ Павла Строганова, человека, что занял в обществе высокое положение и которого по прошествии многих лет подозревают в предательстве. В многосерийном фильме Сергея Колосова «Операция “Трест”» в первый раз в советском кино Погоржельский создал образ генерала Врангеля не карикатурно, как это показывалось раньше, а наделил его людскими качествами, создав увлекательный психотерапевтический рисунок известного исторического деятеля.

в течении творческого пути в кино Погоржельскому частенько приходилось воплощать на экране чужестранцев. Тому располагали броские внешние эти актёра, высокий рост и стройная фигура. Значительно увлекательнее и насыщеннее Михаил Бонифациевич трудился в Театре имени Моссовета, в котором преданно прослужил сорок шесть лет.

Всю жизнь рядом с Михаилом Бонифациевичем была любящая супруга, актриса Театра имени Моссовета Ирина Павловна Карташёва. Совместно они счастливо прожили сорок шесть лет, родили красивого сына Дмитрия, что потом стал известным обозревателем телекомпании НТВ в Германии.

 Появился Михаил Бонифациевич 21 июля 1922 года в городе Анчикрак Одесской области. Потом родители Михаила переехали на постоянное место жительства в Ленинград. Мама, Клавдия Михайловна Воронковская, была доктором-психиатром, трудилась помощником главного врача в известной неврологической клинике в Ленинграде. Отец, Бонифаций Михайлович Погоржельский, поляк по национальности, трудился главбухом на одном из фирм Ленинграда. Михаил рос спортивным мальчиком.

Он был большой, исходя из этого занимался баскетболом, являлся членом баскетбольной сборной Ленинграда.

  Окончив школу, Михаил решил пойти получать образование строительный университет. Но так как его с детства постоянно привлекала актёрская профессия, исходя из этого, отучившись год в строительном, Погоржельский подал документы в Ленинградский театральный университет и поступил. Это случилось в сентябре 1940 года. Как раз тогда и случилась Ирины и встреча Михаила.

Это была любовь с первого взора.

  Но война всё спутала. 22 июня, в первоначальный сутки войны, все юноши с курса подали заявление на фронт, среди них и Михаил. Но его кандидатуру отклонили, по причине того, что он не был ещё приписан ни к одной из воинских частей. Сейчас Ирине безотлагательно было нужно уехать из Ленинграда, и практически через месяц затем Михаила призвали на фронт.

Сражался он в Вышнем Волочке под Ленинградом. Но вести войну было нужно недолго, поскольку в первой половине 40-ых годов XX века Погоржельский был не легко ранен в ногу. Какой-то молоденький солдатик под шквальным огнём вытащил Михаила Бонифациевича с поля боя на плащ-палатке, но сам, к сожалению, погиб. Погоржельского подобрали и послали в больницу. Ранение было таким серьёзным, что ему внесли предложение отрезать ногу, но Михаил категорически отказался.

Сейчас один из докторов подошёл к нему и начал расспрашивать, кто он, откуда и кто его родители. Выяснив, что Клавдия Михайловна Воронковская – мама Михаила, он весьма удивился. Оказалось, что данный доктор был её учеником. «Дайте этого парня мне» — сообщил он сёстрам. Погоржельского перевели в второй госпиталь, и данный доктор смог вылечить ногу Михаила Бонифациевича довольно часто практиковавшимся в то время методом – американскими червями.

На рану наложили червей и загипсовали. Через пара дней Погоржельский проснулся от ужасного зуда под гипсом. В то время, когда его сняли, то заметили, что на месте раны осталась чистая кость, все поражённые участки съели черви.

  После этого Погоржельского перевели в Москву, а его маме отправили в Ленинград весточку о том, что её сын ранен. По штампу на ней Клавдия Михайловна смогла выяснить, что Михаил находится в Москве, недалеко от Сокола, и срочно выехала к нему. На протяжении заболевания Погоржельский так изменился, что мать, зайдя в палату, не определила его. «Мама!» — крикнул Михаил, заметив мать. Она ринулась к нему…

  Михаил Бонифациевич взял белый билет и был списан с фронта. По окончании ранения у него на всегда остался остромелит, что позднее очень сильно появился. Отвоевав на фронте всего год, Погоржельский однако стал полным кавалером Ордена Славы.   Оправившись, наконец, по окончании ранения, в первой половине 40-ых годов XX века Погоржельский возвратился в университет, что в то время пребывал в Томске, а после этого в Новосибирске.

В том месте Ирина и Михаил опять встретились и совместно, в мае 1944 года, одним из первых эшелонов возвратились в Ленинград. Ирина Павловна тогда уже была актрисой Александринского театра. Михаил продолжал учёбу в театральном университете.

Во второй половине 40-ых годов двадцатого века Погоржельский его закончил и сразу же был принят в Ленинградский Новый театр.

  В этом же году Ирина Карташёва была приглашена Завадским в Театр Моссовета и уехала в Москву. Скоро Михаил Бонифациевич женился, но брак был недолгим, поскольку он как и раньше обожал Ирину и не имел возможности её забыть. Ирина Павловна со своей стороны в Москве также вышла замуж, но она кроме этого обожала Михаила, он был ей дорог.

Во второй половине 40-ых годов XX века Театр Моссовета был на гастролях в Ленинграде, и в Доме работников искусств была устроена встреча ленинградских и столичных артистов. В том месте Михаил Ирина и Бонифациевич Павловна опять встретились и сейчас уже ни при каких обстоятельствах не расставались.

Возвратившись в Москву, Карташёва отправилась к Завадскому прося взглянуть Погоржельского. Михаил Бонифациевич понравился Юрию Александровичу, и Погоржельский был зачислен в театр, где его отлично приняли. Он сразу же был введён на роль любимого в спектакль по пьесе Лопе де Вега «Хитроумная влюбленная» и с того времени весьма хорошо был занят в репертуаре театра.

  В середине пятидесятых Михаил Бонифациевич был увиден кинематографом. Одной из первых работ стала роль правителя Александра Второго в фильме М. Бегалина «Его время придёт», говорящего о известном просветителе девятнадцатого века Чокане Валиханове. После этого была маленькая роль в фильме С. Самсонова «Огненные вёрсты», до тех пор пока, наконец, Погоржельский не сыграл одну из центральных ролей в фильме Константина Воинова «Трое вышли из леса».

Как раз по окончании данной картины актёра стали довольно часто приглашать сниматься. Погоржельский владел представительной наружностью, исходя из этого в кино его чаще применяли в ролях чужестранцев, исторических деятелей, ученых либо власти: фон Зальц в «мече и Щите» В. Басова, Раскольцев в «Меченом атоме» И. Гостева, Деласси в детективе А. Файнциммера «Пятьдесят на пятьдесят», Кознаков в публицистической драме В. Трегубовича «Обратная сообщение», Борисов в историко-приключенческом фильме «Провал операции “Террор”» А. Бобровского. Одной из последних работ Михаила Бонифациевича в кино стала роль Советчика в постперестроечном детективе Анатолия Иванова «Телохранитель».

  Во второй половине 60-ых годов двадцатого века Погоржельскому было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР. В театра такие события в большинстве случаев постоянно отмечались. Именно сейчас Театр Моссовета был на гастролях в Свердловске, где должен был играться спектакль «Клеопатра и Цезарь», в котором Михаил Бонифациевич выполнял роль Руфия.

Придя на спектакль, Погоржельский почувствовал, что среди актеров что-то затевается. По ходу спектакля была сцена, в то время, когда из оркестра поднималась лестница, наверху стоял Цезарь-Плятт, к нему забирался Руфий-Погоржельский и сказал: «Слава Цезарю!». Ощущая готовящийся подвох, Михаил Бонифациевич быстро встал на лестницу и вскрикнул: «Слава Руфию!».

На что Плятт без промедлений ответил: «И заслуженно!».

  Михаил Бонифациевич был весьма скромным человеком, ни при каких обстоятельствах не вмешивался ни в какие конкретно конфликты. Владел громадным юмором, большое количество просматривал. Весьма обожал природу. в течении тридцати лет ездил отдыхать лишь в одно место – Щелыково, известное имение Островского под Костромой. Погоржельский был весьма элегантным человеком, обожал красиво наряжаться. Бывая в заграничных экспедициях, Михаил Бонифациевич постоянно находил время, дабы купить какую-нибудь хорошую вещь, и обязательно дорогую.

  В театре у Погоржельского было трое друзей – Аркадий Рубцов, Борис Иванов и Михаил Львов. Все они были фронтовиками. Девятого мая каждого года, в Сутки Победы, у них была традиция планировать совместно и отмечать данный великий праздник. В данный сутки они никого к себе не допускали, кроме того жён.

И только лишь последние пара лет данной чести удостоились Ирина Ольга и Павловна Владимировна Якунина, супруга Бориса Иванова.

  6 декабря 1951 года у Ирины Павловны и Михаила Бонифациевича появился сын Дмитрий. Так как они всегда были заняты в театре и кино, исходя из этого воспитанием сына, по большей части, занималась бабушка, мама Ирины Павловны. Михаил Бонифациевич был достаточно строгим отцом, но ни при каких обстоятельствах не разрешал несправедливости по отношению к сыну. Дима получал образование германской спецшколе, которая пребывала в доме, где жили Погоржельские.

в один раз, получая образование восьмом классе, Дима задал вопрос своих родителей: «А что если я отправлюсь по вашим стопам?». На что Ирина Павловна ответила: «В отечественных стопах внезапно не бывает». Окончив школу, Дима поступил на филфак шведского отделения МГУ, окончив что трудился в «Комсомольской правде». После этого Дмитрий перешёл в издание «Новое время» и скоро стал редактором интернационального отдела.

Как обозреватель «Нового времени», в первой половине 90-ых годов XX века, он уехал в Германию и уже в том месте перешёл трудиться на телевидение. в течении практически пятнадцати лет Дмитрий с семьёй как и раньше живёт в Германии.

  В начале девяностых годов Погоржельский начал болеть, сказалась военная травма. Ему стало не легко двигаться, и без палочки он уже не имел возможности обходиться. В первой половине 90-ых годов двадцатого века Михаил Бонифациевич вместе с Ириной Павловной предприняли попытку съездить к сыну в Германию, где Погоржельский в последний раз заметил внука Сашу, которому в то время было семь лет.

  Последний год судьбы Михаил Бонифациевич не хорошо себя ощущал. Он выбыл из репертуара театра, поскольку больше не имел возможности выходить на сцену. 6 марта 1995 года ему стало весьма не хорошо, встала температура, бил ужасный озноб. Его увезли в реанимацию. 8 марта Ирине Павловне позвонили из поликлиники и заявили, что Михаилу Бонифациевичу хуже. Она сразу же приехала и отыскала мужа в полусознательном состоянии. Он попросил кисель, Ирина Павловна помчалась за ним к друзьям через дорогу.

Возвратившись, она заметила на мониторе прямую линию. Это случилось в половине второго дня. А вечером Ирина Павловна игралась премьеру, «Госпожа Бовари». Она была единственной исполнительницей и заменить её было некем…

  Ирина Павловна Карташёва пятьдесят восьмой год трудится в Театре имени Моссовета, где как и раньше хорошо занята в репертуаре. Единственное, что её огорчает, что в фойе театра, среди портретов выдающихся актеров, не нашлось места для Михаила Погоржельского, что дал сорок шесть лет собственной творческой жизни служению Театру Моссовета.  Алексей Тремасов, декабрь 2004 г., сайт «Характерные актёры российского кино»

Трое вышли из леса


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: