Макарский обещал, что больше не бросит меня

Макарский давал слово, что больше не бросит меня

Антон Макарский только что сыграл в сериале канала «Российская Федерация 1» «Женить Казанову» отчаянного развратника, кочующего из одной постели в другую. А какой Антон в жизни? И как с ним живется жене Виктории Морозовой? Об этом Около ТВ поведала сама Вика:

— Я приезжала на съемки фильма «Женить Казанову» в Одессу, но на площадку не ходила – дабы не смущать Антона.  У него так как в сериале большое количество амурных сцен…

— Неужто не ревновали к бессчётным красавицам-партнершам?

— Меня прабабушка научила: «Мужчина неизменно обязан переживать, где ты и с кем, а ты — ни при каких обстоятельствах. Будешь смотреть за мужиком — утратишь его». Вот я и не слежу, даю полную свободу.

Но это я на данный момент такая умная, а было время — плохо ревновала. В то время, когда Антон снимался в «Бедной Насте», мне не пришлось по нраву, как они с Ольгой Семеновой  натурально игрались любовь, как целовались. И я не преминула об этом сообщить.

А в то время, когда шла работа над мюзиклом «Нотр-Дам», приревновала Антошу к Свете Светиковой – да так, что кроме того со сковородкой за ним бегала – желала огреть… А сейчас мы со Светиковой дружим.

Макарский обещал, что больше не бросит меня 

Что касается съемок в сериале «Женить Казанову»,  то с них Антон приходил дико утомившимся. И пропахшим различными духами –  и я уже начинала выяснять, как пахнет любая из его партнерш по сценам. Отчитывался, с кем сейчас игрался в любовь – и я успокаивалась.

—  А ведь у Антона, знаю,  с запахами сложные отношения?

— У Антона гипертрофированное обоняние! И он сам не пахнет! Совсем! Простите за подробности, но не пахнут ни его майки, ни носки… Наряду с этим он совсем не пользуется парфюмерией и запрещает это делать мне.

Какие конкретно лишь духи я ни перепробовала на себе, реакция постоянно оставалась неизменной: «Морозова, ты та-а-к воняешь! Если бы ты знала, какой  вкусный  запах исходит от тебя по природе  — ни при каких обстоятельствах не душилась бы! Я на тебе и женился-то из-за запаха…». Мы кроме того думали обыграть эту Антошину особенность в мюзикле «Парфюмер», в котором я принимаю участие и что  написан Игорем Демариным.

Но пока времени на это не достаточно. А так Макарский – вылитый Парфюмер.

—  А действительно, что Антон был в шоке, в то время, когда вы  решили поучаствовать в этом мюзикле?

— Так оказалось, что я находилась при его создании. Мы с Антоном дружим с семьей композитора Игоря Демарина. О том, что такое «Парфюмер», мы определили задолго перед тем, как книга Патрика Зюскинда показалась у нас: еще в  1999 году Демарину отправили из зарубежа записанный на диске роман, и Игорь им заболел!

Фактически все свободное время мы с Антоном проводили на даче Демариных, мы грелись на солнышке, а  Игорь придумывал. В то время, когда рок-опера была закончена и все роли для премьерного концерта раздали, Демарин мне сообщил: как желаешь, а первую жертву будешь петь ты.

Антон вправду был в шоке: «Морозова, не позорься, играться девственницу в твои-то 34 года!» (Это было три года назад.)

Позже мало поостыл: «Давай так: на премьере споешь, а позже дашь роль какой-нибудь 16-летней девочке. И по большому счету, для чего тебе это необходимо? Ты же мой менеджер, преуспевающий в собственном бизнесе человек…» Но по окончании премьеры Антон подошел и при всех официально принес мне собственные извинения. Он сообщил: «Морозова, беру собственные слова обратно, по причине того, что я поверил, что передо мной на сцене девственница.

Можешь играться, пока не постареешь». Но я так глубоко загружена в фабрику называющиеся «Антон Макарский», что грубо говоря времени и сил на собственное творчество у меня уже нет.

—  Не коробит, в то время, когда кто-то говорит, что вы получаете на своем муже?

—  Никто для того чтобы не имеет возможности сообщить, по причине того, что по документам все в собственности  Антону. У него имеется собственная печать, право подписи, у него собственная компания, штат людей. Реально делами занимаюсь я, но по всем документам я — домохозяйка.

— Таковы условия вашего брачного договора?

—  Да нет у нас никакого брачного договора! Я так решила.

Как-то попросила Антона, дабы он оформил официально меня к себе на работу, хотя бы для стажа, налогов… Он задал вопрос: «А кем ты желаешь, дабы я тебя оформил?» Я говорю: «Директором». — «Ты что, с ума сошла?! Как же я буду спать с директором?!» Я растерялась: «А кем тогда?» Он: «Ну, могу забрать тебя секретаршей. По крайней мере, это эротично». — «Секретаршей не отправлюсь…» — захохотала я, и все ни капельки не изменилось.

Антон — восточный мужчина. В его жилах течет грузинская, иудейская кровь, у него в чем-то радикальные представления о роли дамы в обществе,  и он всем говорит: «Когда замечу, что Вика устала, посажу ее дома. Она — моя дама. Вот вся ее работа». Я ни при каких обстоятельствах дома не говорю о делах.

В случае если мне кто-то звонит, а Антон рядом, я прошу: перезвоните мне попозже. Для мужа я мягкая, пушистая, в меховых тапочках и большом халате.

 

— Успеваете вести быт, готовить? — Антон запрещает мне готовить. И я весьма расстраиваюсь по этому поводу, но он уверен в том, что лучше сходить в ресторан и пообщаться между собой, чем тратить время на готовку. Может, он и прав: мы фактически не бываем дома — все время в разъездах.

И вдобавок у Антона сложные отношения с продуктами. Он запрещает мне имеется колбасу, селедку, выпивать колу. Он по большому счету за мной всегда присматривает: контролирует, что я просматриваю, роется в сумочках, заглядывает в телефон…

 

— Ревнует?!

—  Я предлогов-то не даю, но он, возможно, думает так: «А что если Морозова задурила?» Время от времени звонит с гастролей:  «Ты где?» — «Я дома». — «Одна?» — «Одна». — «Ну хорошо, пока.  Утром буду».  И через десять мин. звонок в дверь: «Ну, где твой любовник?» А я смеюсь, по причине того, что соскучилась и плохо счастлива его видеть. Ой, а в один раз была легко безумный история!

Я уехала на гастроли, а Антон сейчас в мою квартиру привел ночевать друзей, и в частности Антона Дерова — артиста театра Моссовета. По всей видимости, они прочно выпили, и Деров уснул на моей кровати в одежде, а его паспорт выскользнул и завалился. Через пара дней я съезжаю с данной квартиры, привычные водители из Театра оперетты оказывают помощь таскать вещи, один из них подходит ко мне с заговорщицким видом, отдает паспорт Дерова и говорит: «За твоей кроватью отыскал, но я — могила, Макарскому не сообщу!»

— У вас с Антоном была любовь с первого взора?

 

 

— У него — да. Я пришла на кастинг мюзикла «Метро», на мне были ботинки на громадной платформе, штаны и маленькая маечка,  оголявшая пузо. Вот Антон, он утвержает, что сходу и обратил внимание на эту пикантную подробность.

Чем утвердил меня во мнении, что дамы все-таки умнее мужчин, поскольку ни одна дама не вышла замуж за мужчину, по причине того, что у него прекрасные ноги… Если бы Антон меня сам не выбрал, я бы на него внимания не обратила.

 

 

— И кто кого соблазнил?

— Очевидно, Антон меня. Я устроила вечеринку в огромной квартире, которая принадлежала моей учительнице и в которой я  тогда  жила. Пригласила практически всю труппу мюзикла «Метро». По окончании радости 17 человек остались у меня ночевать. Я всех разместила,  всем постелила.

 Себе  — с девчонками,  Светой   Светиковой  и Теоной Дольниковой. Сообщила им, что через 120 секунд приду, а сама отправилась напоследок проверить, вcе ли устроились. Антон — коварный! — выбрал комнатку, кроме того нет, — маленький чуланчик, где больше никто лечь не имел возможности.

Я посмотрела к нему захотеть спокойной ночи и… не возвратилась к девчонкам. Клянусь, ничего аналогичного не планировала! Более того, я была в шоке от собственного поведения и на следующий сутки заявила: «То, что между нами случилось, еще не предлог для… знакомства.

Твоей очередной женщиной я не буду!» Мне так как уже поведали, что он ловелас и что у него пухлая телефонная книжка с номерами девушек. А он в ответ сердце и руку мне внес предложение…

—   А та  телефонная  книжка — где сейчас?

— Воображаете, оказывается, он ее не выкинул, а просто спрятал! Я определила об этом, в то время, когда выбирала архивы. Говорю: «Не осознала, что ты с данной книжкой делаешь?» — «Ну, у меня же в том месте не только телефоны девушек, в том месте и телефоны педагогов», — выкрутился Антон.

— Вика, а из-за чего вы с Антоном сперва пошли венчаться в церковь и лишь через три года зарегистрировали отношения в ЗАГСе?

 

 

— Осознаёте, нам защищаться как-то необходимо было. Все было против нас. Я в то время была известной, прекрасно получающей певицей, и все говорили: «Ты что, с ума сошла?

Он останется нищим провинциальным мальчиком, неперспективным актером, будет всю жизнь 37-м справа в «Метро» прыгать…». Учительница — моя ближайшая подруга — поднялась на дыбы: «Я тебя не для того учила, дабы ты собственную жизнь положила к ногам этого мальчика, он тебя увезет в собственную Пензу, и из тебя ничего не окажется!» Давление на нас было сумасшедшее. Единственный человек, что меня поддержал, был декоратор Борис Краснов.

Он сообщил: «Морозова, твой жених — вот тот прекрасный накачанный еврейчик? Хороший юноша! Никого не слушай!

Я также когда-то был малоизвестным, никому не нужным… Из него будет толк!» Но Боря был единственным, кто так отреагировал на Антона, а все мое окружение твердило ему в лицо: «По какому праву ты с ней рядом находишься? Кто ты таковой?» Мне было нужно разрывать отношения со многими. Весьма жалею, что с того времени не общаюсь со своей учительницей.

Я ей обязана многим. Но слушать мерзости об Антоне — это было выше моих сил. Исходя из этого мы и пошли венчаться в церковь — дабы Всевышний нас защитил.

 

 

—  Сейчас, в то время, когда Антон «на коне», как себя ведет ваше окружение?

— Они говорят: «Ты знала, за кого выходить, знала, какой он гениальный…»

— Вправду знали?

— Я верила в него и обожала. Антон три раза уходил от меня. Он впадал в отчаяние: «У меня ни копейки денег, а рядом со мной такая дама! Он не ел дома, по причине того, что продукты были приобретены на мои деньги, принципиально кушал овсянку… Он со мной никуда не ходил.

Это был сверхтяжелый период судьбы, я не имела возможности кинуть работу и успокоить тем самым Антона, по причине того, что на мне был коллектив, что нужно было кормить.

—  А около крутились богатые поклонники?

— Крутились — с предложениями и подарками. Но я и до Антона не умела быть рядом с мужчиной без любви… Антон уходил от меня, а я его возвращала. Моя гордость наряду с этим нисколько не страдала. В то время, когда речь заходит о спасении любви, какая возможно гордость?! Я осознавала, что Антон будет в ужасном состоянии и что сам он ко мне не возвратится, я готова была на коленях находиться, тащить его к себе хитростью, чем угодно… У него все валилось из рук. Работа в мюзикле «Метро» закончилась.

Ни в один проект не утверждали, говорили, что через чур моложавое лицо, не поддается гриму… И внезапно утверждают в «Нотр-Дам де Пари»! Тогда-то он мне и сообщил: «Все, Морозова, больше я от тебя не уйду».

—  Скоро вы утратили голос и, как это жестоко ни звучит, Антон, возможно, совсем успокоился?

 

 

—  Скорее была рада я. По причине того, что осознала, что будущее наконец-то разрубила данный узел. Замолчала я — запел Антон. В утрата голоса была моя вина.

Я довольно много трудилась. В критические дни, что не разрещаеться. Трудилась с воспалением легких, с температурой.

В Харькове на концерте внезапно утратила сознание. Меня довезли до Москвы. Врач как взглянул меня, так и ахнул: «Вы понимаете, что у вас спайки в легких, что вы в далеком прошлом поете узлами и что у вас не сейчас-на следующий день кровоизлияние случится, вы порвете связки и не сможете не то что петь — сказать!» Воображаете, услышать такое человеку, что с пяти лет все время поет?!

Мне сделали операцию и запретили петь два года. Я выдержала не два, а семь. За это время голос не просто восстановился, а стал лучше, с ним сейчас возможно делать все что угодно, наслоился мой опытный, жизненный опыт. Но… за эти годы я осознала, что в жизни имеется значительно более ответственные вещи, чем пение: семья, мои родные.

За это время мы ни разу не поссорились с Антоном, а это, поверьте, дорогого стоит.

— Я осознаю, что взяла презент от судьбы: то, что мы с Антоном нашли в жизни друг друга, —  счастье, это нужно беречь, растить, холить и лелеять. Я постоянно рассчитывала лишь на себя, на собственную профессию, на собственные силы. Но будущее у меня сложилась намного лучше, чем я планировала.

— Говорят, вы все еще грезите о свадьбе?

 

 

—  У нас с Антоном было целых две свадьбы, но из-за отсутствия денег все прошло не так, как хотелось. В первоначальный раз мы по окончании венчания собрали друзей из «Метро» в лесу и отметили. Киркоров нас поздравлял!

Я наподобие кроме того по пьяни заявила, что сына назову Филиппом. А вторая свадьба была в сутки отечественной регистрации. Мы забрали напрокат фрак, платье, лимузин, сфотографировались на Красной площади и сразу же улетели в Париж — на съемки программы «Форт Байярд». А вот третья свадьба должна быть настоящей!

Я с 15 лет подрабатывала на свадьбах, пела песни Аллы Пугачевой и Лаймы Вайкуле, мне 140 рублей платили за вечер — неистовые деньги! И я для того чтобы насмотрелась! Ни разу не видела, дабы невеста выходила замуж не беременной!

Вот о таковой свадьбе — с белой фатой, круглым животом, песнями ансамбля «Лейся песня», столами, расставленными буквой «П», дракой, которую нам давали слово устроить Паша Майков и Леша Макаров, я и грежу…

— Вы когда-нибудь думаете о том, что будет с Антоном и вами через 4 десятилетия?

— Мы будем прикольно стареть. Будем большое количество путешествовать и без того же трепетно друг к другу относиться. Антоша говорит: «Если ты не сможешь ходить, я тебя буду на ручках носить.

В случае если я не смогу ходить, ты меня будешь возить на кресле-каталке, протирать мою лысину, по причине того, что я в обязательном порядке облысею. А я буду засматриваться на молодых девчонок». Нам будет не скучно совместно, это совершенно верно!

— Вика, возможно, пора поразмыслить о детях?

— Я о них думаю всю жизнь. Я еще ни при каких обстоятельствах в жизни не была беременна. И мы ни при каких обстоятельствах ничего не делали, дабы не стать родителями. Мы кроме того в церковь ходили с батюшкой советоваться, он нам запретил думать на эту тему, заявил, что чем больше мы желаем детей, тем больше на отечественном пути появляется препятствий. Уверена, детей Всевышний дает лишь тогда, в то время, когда они должны появиться. Я совершенно верно знаю, что дети у нас будут, знаю, кто и в то время, когда.

По крайней мере, рыба мне уже начала сниться…

Разговаривала Илона Егиазарова

Я тебя ни при каких обстоятельствах не забуду — Мелодрама | сериалы и Фильмы — Русские мелодрамы


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: