Любовь тихомирова: не могу без театра, и не могу без кино!

Любовь тихомирова: не могу без театра, и не могу без кино!

Любовь Тихомирова: Не могу без театра, и не могу без кино!

Напряженный график работы у артистов — съемки, пьесы… И вот, наконец, мы смогли встретиться с Любовью Тихомировой — артисткой театра «Сатирикон» и кино, «медсестрой Любочкой» из программы «Армейский магазин».

— Люба, давайте сперва поболтаем о театре? Поведайте о Ваших работах в театре «Сатирикон».

— Одним из первых моих пьес стал «Сеньор Тодеро хозяин» в постановке Роберта Стуруа. В ключевой роли ( прим. -Тодеро, старик торговец) — Константин Аркадьевич Райкин, а я игралась служанку Чечилию. Это пьеса Карло Гальдони, а он образы слуг обожал, и выписывал колоритно. С этим спектаклем мы объездили фактически всю Россию, да и полмира! «Тодеро» существовал в театре четыре года, в этом сезоне его, к сожалению, сняли, у нас по большому счету каждые пьесы больше определённого времени не идут.

Ещё я игралась в спектакле «Маскарад», постановка Владимира Агеева. У него собственный особенный взор на классику, это был необычный, весьма мистический спектакль. Я сыграла в нём целых четыре роли.

— А с чего Вы начали в театре?

— Участие в спектакле «Шантеклер», это моя первая работа в театре. Красочная, музыкальная постановка, красивая хореография, броские драматические образы, сюжет. Все актёры игрались по паре ролей: совы, птички, утки, куры… У меня, к примеру, их было шесть.

Одна из них — роль Кукушки. На голове у меня был домик, я открывала дверки, звучно откашливалась, информировала, сколько время. Весьма забавная роль. Хорошее было время! (радуется)

— Как я знаю, Вас приглашали сходу в два театра.

— Да, меня приглашали в Театр им.Вахтангова и в «Сатирикон», в один момент. Будучи ещё студенткой Щукинского училища, я была занята в пяти спектаклях театра Вахтангова! Среди них «Левша», «За двумя зайцами», «дама пик». В большинстве случаев, студенты лишь со второго — третьего направлений начинают проходить практику в театре, а я, благодаря собственной танцевальной подготовке, ещё на первом курсе попала в превосходный спектакль «Цилиндр», где танцевала зажигательную тарантеллу в роли Девчонки.

Но по окончании училища выбрала однако «Сатирикон».

— Страшно, возможно, на первом курсе играться было?

— Само собой разумеется! Представьте себе, первый прогон спектакля, в зале все мои однокурсники, педагоги училища, корифеи и актёры театра. Я стою в кулисах и трясусь перед выходом. Выхожу, и лишь начинаю танцевать, как мой каблук отламывается и отлетает Василию Семёновичу Лановому прямо в руки! Он поймал, и захохотал: «Хорошая девочка, на большом растоянии отправится!» Я, само собой разумеется, испугалась, кое-как, прихрамывая на одном каблуке, дотанцевала.

Позже, за кулисами задаю вопросы артистов: «Имеется какая-нибудь примета, связанная со сломанным каблуком?» Оказалось, что имеется — это всё равняется что «пометить» собственное место, покинув собственный след. И действительно, у меня позже было большое количество случаев на съёмках, на пробах, в то время, когда я разламывала каблуки и всё получалось, как хотелось. Хорошая примета была!

— Люба, а Вы по большому счету суеверный человек, верите в приметы?

— Я верю в театральные приметы. В случае если упадёт текст, значит, на него нужно сесть, дабы не утратить роль. Либо, в случае если находишь гвоздь со сцены, его нужно забрать и сохранить на успех.

У меня таковой гвоздь имеется! Я отыскала его на развалинах первого в Российской Федерации императорского театра под Санкт-Петербургом.

— У Вас имеется любимый спектакль?

— Один из моих любимых пьес, музкомедия «Аршин мелок Алан», в нём я играю роль Телли. Живая музыка, красивая хореография, искромётный юмор, восточный колорит — всё собрано воедино умелой рукой превосходного режиссёра Михаила Борисова. К сожалению, мы его редко играем — все артисты весьма заняты, сложно собрать всех совместно.

В то время, когда обучалась на первом курсе Щукинского училища, «Аршин мелок Алан» был дипломным спектаклем у четверокурсников, а позже, спустя восемь, либо кроме того десять лет, уже узнаваемые артисты, Маша Порошина, Миша Владимиров, Антон Макарский, решили его вернуть и пригласили меня на одну из ролей. Я была счастлива — для меня это стало необычным знаком.

— Поведайте, прошу вас, о Вашем участии в телевизионных передачах.

— На данный момент, тружусь на канале СТС, в новой развлекательной программе «Слава всевышнему, ты пришёл». Передача ещё лишь набирает популярность и темп. Пологаю, что будет хорошая программа, по причине того, что в ней большое количество юмора, самые неожиданные обстановки, образы, большое количество импровизации. Помимо этого, я единственная актриса в Российской Федерации, фактически прошедшая военную службу — шесть лет тружусь в программе «Армейский магазин» в роли медсестры Любочки.

Могу заявить, что эта передача стала для меня хорошей школой, я объездила множество войсковых частей, принимала участие в работе по военно-пропаганде почётности и патриотическому воспитанию работы в вооруженных силах. Отечественную передачу кроме того Президент Российской Федерации наблюдает, он же человек армейский (смеётся). Вся съёмочная несколько, фактически семья, планируем пара раз в тридцать дней, и снимаем эту передачу.

— Возможно, у Вас толпы поклонников среди военных!

— Да, письма в Останкино, на имя медсестры Любочки, приходят мешками! У меня имеется собственная аудитория, они наблюдают, пишут отзывы. Я в данной передаче перевидала огромное количество боевой техники! (смеётся) Бывала в поле зимний период, ездила на танке, летала на вертолёте, стреляла из всех видов оружия, лишь вот с парашютом не прыгала.

Но всё поправимо (радуется).

— Люба, у Вас имеется любимая либо нелюбимая роль?

— Ко всем своим ролям я отношусь весьма аккуратно. Играя роль, отдаёшь себя всю, без остатка, живёшь как жизнь, и относится к этому без любви не могу. Но иногда, в следствии монтажа и редакции, видишь конечный итог, и остаёшься обиженной собой и сыгранной ролью.

Не редкость больно и жалко, не обожаю, в то время, когда ожидания не оправдываются.

— Имеется ли у Вас работа, которую Вы любите?

— Особенное отношение к сериалу «Сёстры». Возможно вследствие того что снимался в родном для меня Санкт-Петербурге, красивым режиссёром Антоном Сиверсом. У нас была необычная «киносемья»: мои «киносёстры» — сейчас уже Заслуженная актриса Галина Бокашевская и Татьяна Калганова, и «кинородители» — заслуженый артисты Светлана Немоляева и Александр Лазарев. С моими «киносёстрами» мы в действительности фактически «посестрились», что, к сожалению, весьма редко бывает в кино.

Мы весьма дружим, они частенько приезжают ко мне к себе домой и знают, что я обижусь, если они остановятся где-то в другом месте, я также бываю у них в Питере. С Галей мы особенно подружились… Понимаете, говорят, что во взрослом возрасте весьма сложно отыскать друзей. А это, именно тот редкий случай!

Мы близки, как сёстры, и я счастлива, что данный фильм подарил мне Галю.

— А сама роль чем-то запомнилась?

— Я играюсь молодую журналистку, которая трудится на телевидении, ведёт прогноз погоды, но ей это скучно, она желает делать настоящие репортажи, и исходя из этого, всегда попадает в разные истории, то перегоняет автомобили, то собирает беспризорных детей по всему городу, то выясняется в руках маньяка. Мне близок её темперамент. Энергия, радость судьбы, поиск новых возможностей, несгибаемость перед трудностями и проблемами.

Да и позже, мне весьма хотелось ощутить себя чьей-то сестрой . Не могу эту роль принимать раздельно от всего фильма. Это история домашняя, про трёх сестёр, с которыми всё время что-то происходит. Любая героиня живёт собственную, сложную судьбу. В то время, когда они совместно, то ругаются как свора ворон, но, в то время, когда случается беда, приходят на помощь друг другу.

Нас кроме того покрасили всех одинаково для большего сходства, — одна была блондинка, вторая шатенка, я — брюнетка, — но нам всем добавили мало рыжего оттенка.

— Легко идёте на опыты со наружностью?

— Легко, но не радикально! Другими словами, не обрезать волосы, а сделать парик, к примеру. А по большому счету, обожаю всё натуральное.

Моё лицо легко поменять при помощи грима, легко необходимо приложить мало сил.

— Как я не забываю, в сериале «Любовь моя» Вы представали во многих разных образах!

— Само собой разумеется, в том месте же сто пятьдесят серий, от которых все с ума сошли! (смеётся) Моя героиня Вера — владелица антикварного салона, подружка основной героини. А, как мы знаем, на подружках держится целый сюжет! Я успела в сериале выносить и родить двойню, была бандиткой, монашкой и нищенкой, по большому счету все образы не перечислишь… К тому же, взяла обширный опыт работы в таком достаточно своеобразном ходе, как съёмки долгоиграющего сериала.

Двадцать четыре часа перед камерой — это тренинг, что не возьмёшь ни в одном театральном университете. Это марафон на выносливость, и тренировка памяти, так что с позиций техники, я прошла огромную школу. Само собой разумеется, все отдают себе отчёт в том, что такие сериалы, это не то, о чём грезит любой актёр, но имеется и большое количество плюсов, включая материальную сторону судьбы.

Да и посчастливилось поработать с этими прекрасными артистами, как Татьяна Васильева, Борис Клюев, Ольга Волкова. Данный проект длился восемь месяцев, и, как ни необычно, при занятости пять дней в неделю, я умудрилась поработать ещё в трёх картинах! Причём, одна из них с выездом за границу, в Германию и Францию.

— Раскажите о Ваших новых проектах поподробнее, пожалуйста!

— С наслаждением (радуется). Одна из моих работ, которой я весьма дорожу — картина «Взрослая судьба девчонки Полины Субботиной». Это восьмисерийный телевизионный фильм, у меня ключевая роль — учительница старших классов, которая первый год преподаёт в школе.

Полина — девочка с детдомовским прошлым, у неё всё непросто складывается в жизни. Моими партнёрами по фильму были Алексей Кравченко, Александр Пашутин, он игрался директора школы. Снимал картину Александр Владимирович Сурин, корифей русского кино.

— Как Вы вычисляете, в каком жанре снят данный фильм?

— (вспоминает) Возможно, социальная мелодрама. Не смотря на то, что я бы назвала данный жанр «сама жизнь» — в том месте имеется всё. У нас были весьма увлекательные съёмки, я скакала верхом на лошадях, управляла автомобилем, говорила про цемент и про бетон, потому, что я экологии и учительница биологии.

У нас кроме того настоящий пожар был! Взяла огромное наслаждение от работы.

— Люба, у Вас происходили какие-нибудь запоминающиеся случаи на съёмочной площадке?

— Да, именно на данной картине у нас не удался трюк с пожаром. По сценарию, я должна была вбежать в горящий сарай, и вывести оттуда лошадей. Но при постройке сарая, перестарались, и в то время, когда его подожгли, рубероид, которым была покрыта крыша, начал плавиться и капать на пояснице лошадей, да ещё и задымление было такое, что легко нереально было дышать.

Лошади, каковые, по большому счету, не должны были видеть огня, перепугались, и начали топтать каскадёров…, а тут я вбегаю! Мне кричат: «Беги из этого!», а я ничего не могу осознать. Позже, что-то во мне сработало, и я отскочила в сторону, а лошади, в страхе пронеслись мимо меня, чудесным образом не затоптав.

Страшно было, пара лошадей поранилось, кто-то обжегся. Позже эту сцену переснимали, в то время, когда всё было более подготовлено.

— А с детьми легко было трудиться?

— Ну, это же не совсем дети! Большей частью студенты театральных университетов, люди горящие и творящие.

— А что за другие проекты, в которых Вы снимались параллельно?

— Третья часть детектива «Виола Тараканова. В мире преступных страстей». Честно говоря, меня прельстила роль девятнадцатилетней художницы, получающей себе на судьбу тем, что грабит могилы и живёт на кладбище, по причине того, что больше негде.

Мы снимали три ночи, натерпелись страху… это говорить смешно, но в то время, когда ночью на кладбище попадаешь, делается жутко. В общем, весьма увлекательная роль. Трудилась с Ильей Шакуновым, Даниилом Спиваковским и Ириной Рахмановой.

— Как Вы всё успеваете?

— Я до сих пор не знаю, для меня это осталось тайной! (смеётся) Возможно, в случае если это твоё, то само всё сложится. Да, дремала по два-три часа в день, но всё оказалось. Это же работа!

Это моя жизнь! А в то время, когда нет работы, я сижу и мучаюсь, по причине того, что не знаю куда время девать.

— Так что же за Ваш таинственный четвёртый проект?

— Это документальный фильм по заказу Первого канала, про Лилю Брик и Владимира Маяковского. Могу сообщить, мне весьма повезло, что я попала в данный проект. Режиссёром фильма был превосходный мастер документального кино, обладатель двух «Тэфи», и множества интернациональных призов, Сергей Львович Браверман, легко кладезь интеллекта и мудрости. Я сыграла Актрису, которой поручено собрать образ Лили Брик, осознать её жизнь, дабы после этого сыграть её на сцене.

И дабы эту задачу выполнить, я вижусь с людьми, знавшими её при жизни, общавшимися с ней, писавшие о ней книги. На меня счастье общения с этими преданиями, как Родион Щедрин, Валерий Плотников, Михаил Ливитин, Жан-Мари Банье, Пьер Берже, Юрий Любимов и многими вторыми. Снимали в Берлине и Париже.

Весьма занимательный проект, и по большому счету, занимательный был год!

— У Вас имеется любимые артисты? Артисты, с которыми Вам хотелось бы поработать?

— Любимые артисты, это те, у которых возможно многому обучиться. Это, конечно же, актёры старой гвардии, прошедшие настоящую русскую актерскую школу. Весьма хочется поработать с Инной Чуриковой, Александром Збруевым, снова с Татьяной Васильевой, Эммануилом Виторганом и многими вторыми.

Я обожаю Глен Клоуз, Изабель Аджани… Барбару Стрейзанд обожаю, в особенности в фильме «Какими мы были»… Перечислять — это как энциклопедию просматривать.

— У Вас имеется любимый режиссёр?

— Для меня имеется понятие «мой режиссёр», тот кто находит ко мне верный подход. Мне понравилось трудиться с Александром Суриным, Антоном Сиверсом.

— А с кем хотелось бы поработать?

— Хотелось бы поработать с режиссёрами, каковые, опытом и своими работами заслужили право именоваться мастерами кино. Это конечно же и Михалков, и Кончаловский, и Митта, и Тодоровские, и Хотиненко. И, само собой разумеется, весьма интересно поработать с молодыми, гениальными режиссерами, это неизменно новый взор, живые нервы.

По большому счету, я обожаю экспериментировать, исходя из этого мне хочется встретиться с режиссёром, что помог бы мне раскрыться всецело, а не просто использовал мой типаж. Режиссёр обязан по хорошему, по «творчески» души не в актёра, дабы отыскать в нём что-то новое. Возможность экспериментировать не редкость лишь в университете, позже тебя применяют как типаж и это страшно.

Страшно вследствие того что сперва тебе это нравится, позже ты втягиваешься, позже нарабатываешь штампы и теряешь широту и амплитуду собственного амплуа. Делается скучно — начинаешь отказываться, отказываешься — перестают приглашать. Замкнутый круг получается.

— Довольно часто отказываетесь от ролей? Что может вынудить Вас отказаться?

— Было пара раз. Отказываюсь от повторений уже сыгранного, это не весьма интересно. Отказываюсь от проектов, так сообщить, некачественных, в случае если вижу, что работа окажется скучная, да ещё и с маленькой ролью. Не смотря на то, что, бывает и напротив! К примеру, дала согласие на эпизодическую роль фанатки-рокерши, с проколотыми ушами в фильме «Попса».

Это некоторый опыт, на что я отправилась, дабы попытаться себя в новом характере и образе. В принципе, не требуется отказываться от работы, имеется такая фраза: «Сцена не прощает измены». Отступаешь на ход, поезд уходит без тебя и ты его уже не догонишь.

Само собой разумеется, хотелось бы иметь богатый выбор, но для этого необходимо большое количество трудиться.

— Где бы больше желали трудиться, в кино либо в театре?

— Я не могу ни без того, ни без другого! Адреналин, что ты приобретаешь, выходя на сцену, ощущая энергию зала — это ни с чем не сравнимо… В театре, ты тот самый драгоценный кусочек целого, без которого ничего не окажется. Тут всё на одном дыхании, сфальшивил — ничего не поменяешь, зритель всё видит.

И это полезно! В кино ты часть процесса, и создание целостного образа зависит не только от тебя, но и от всей съёмочной группы, всех цехов. Возможно повторить дубль, что-то доиграть подробностями, музыкой, цветом, большими замыслами и без того потом. И в также время, в кино имеется интрига, не осознаёшь — какая ты, до выхода работы на экран.

Это чувство ожидания держит тебя в напряжении до самого последнего момента. Это здорово! Не могу без театра, и не могу без кино.

— А в театре у Вас имеется роль-мечта?

— Само собой разумеется! Сыграть Джульетту и Пеппи Долгий Чулок! Но на данный момент осознаю, что уже сыграла собирательный образ Пеппи в разных вторых ролях, в сказке «Буратино», «Снежная королева» и без того потом.

Я сыграла трёх Джульетт в собственной жизни, но не на громадной сцене, а в студенческих работах. Хороший вопрос, в далеком прошлом об этом не вспоминала! Весьма желаю сыграть глухонемую девочку в пьесе Гибсона «Сотворившая чудо», немую Катрин в «Мамаше Кураж». на данный момент мне занимательна та роль, в которой персонаж лишен возможности сказать и нужно выразить собственные эмоции пластикой.

И, конкретно, мой жанр — это оперетта и мюзикл, хотелось бы какое-нибудь водевильное представление. И имеется ещё одна пьеса, которую я практически держу у сердца — это «Святая кровь» Зинаиды Гиппиус, это маленькая символистская пьеса, весьма психотерапевтическая и драматичная. У меня бы оказалось. (радуется)

— Люба, а Вы бы не желали попытаться себя в роли режиссёра?

— В случае если это возможно так сообщить, я была режиссёром! В 13 — 14 лет я сама ставила в школе пьесы, праздничные дни, ярмарки, и без того потом. Мне это было безумно весьма интересно. на данный момент, параллельно с актёрской профессией, занимаюсь организацией разных мероприятий, где участвую и как режиссёр, и как сценарист, и как организатор. У меня всегда была организаторская жилка!

Но я считаю, что лучше быть специалистом в одном деле, чем любителем в нескольких. Режиссёр — это большая ответственность, пологаю, что я к этому не готова. Да и актёром быть существенно занимательнее, по крайней мере, для меня.

— А вдруг снять фильм для себя?

— Вы понимаете, я на данный момент именно этим и занимаюсь! Мне весьма хочется сыграть в громадном кино, но я не готова сидеть и ожидать, в то время, когда это в моей жизни произойдёт и произойдёт ли по большому счету. И без того сложилось, что будущее меня свела с людьми, готовыми снять фильм и положить в него деньги.

Одним словом, я занялась мало продюсированием, и по сей день, в случае если всё окажется, в ноябре — декабре запускается отечественный проект. Мне хотелось бы собрать рядом тех, с кем я удачно трудилась — операторы, гримёры, костюмеры, актёры, и без того потом, всех тех людей, с которыми мне хочется видеться на работе опять и опять. Даст Всевышний, окажется хорошее кино!

— Кем бы Вы желали стать, если бы не стали актрисой?

— Теоретически — большое количество кем! Инструктором по аэробике, балериной, организатором праздничных дней, наконец! Фактически, актёрская профессия вбирает в себя всё, разрешает прожить огромное количество судеб. Медсестра, учительница, художница, монахиня — я сыграла очень многое из того, что имело возможность бы быть со мной в жизни и я приобретаю от этого наслаждение. Я в профессии и в «материале».

Нет, я ничего не желаю поменять!

— Люба, напоследок захотите что-нибудь своим поклонникам.

— Во-первых, веры в себя, по причине того, что у нас в имеется потенциал, о котором мы сами время от времени не подозреваем! Во-вторых, удачи всем! И любви, само собой разумеется, — это принципиально важно.

Она даёт крылья!

Разговаривала Марина Троянова

Самая обаятельная и привлекательная


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: