Любовь казарновская: «мы нашли чудовище. и какое!»

Любовь Казарновская: «Мы нашли Чудовище. И какое!»

Более двух месяцев оперная дива Любовь Казарновская управляла жюри кастинг-проекта канала ТВ Центр «Отыщи Чудовище». Гениальных парней экзаменовали на предмет вокала, драматического искусства и танцев с одной целью – дабы утвердить одного из них на роль Принца( он же Чудовище) в мюзикле «Чудовище и Красавица». В итоге в этом опробовании победил Виктор Добронравов, актер, которого зрители запомнили по сериалам «Не появись прекрасной» и «Чемпион» (СТС). Итак, из-за чего все-таки он?

Данный вопрос мы направили Любови Юрьевне.

—  Честно скажу: Виктора Добронравова никто из нас, участников жюри, не принимал как настоящего претендента  на роль Чудовища. Но юноша от тура к туру так рос, раскрывался  и набирал, что это нереально было не отметить… Он выдержал данный дикий, напряженнейший и весьма нервный марафон на все 100 процентов и заслуженно победил.

— А мне все-таки показалось, что член жюри Роман Виктюк заставил собственного ученика Ростислава Колпакова отказаться от роли Чудовища, чем упростил Добронравову задачу.

— Это неприятности ТВ-монтажа. Очень многое осталось за кадром. Ростик сам осознал, что он не соответствует образу Принца и Чудовища — тут же все строго -шаг влево-вправо — и ты уже не Принц, и ты уже не Чудовище.

У Ростика в этом мюзикле имеется роль Гастона, и он предпочел отточить до безупречности этот образ.

— Еще одного финалиста — Дмитрия Ермака пожалели вы…

-Ой, что вы! Это не жалость. Я с огромным наслаждением заберу Диму в собственный шоу «Моя красивая леди», работу над которым начинаю.

  Дима – вылитый Фредди — и по пластике, и по вокалу – я никого на эту роль  искать не буду!

— Это будет ТВ-проект?

— Да, и интерес к нему уже проявляют два канала, но тут нужно прекрасно поразмыслить. Нам в этом проекте нужна свобода творчества, в том месте должны быть высококлассные артисты, одна – западная звезда. Бал Элизы будет складываться из вставных номеров. И мне весьма не хочется услышать от начальников федеральных ТВ-каналов: заберите в проект это медийное лицо, либо это…

— Возвращаясь к ТВ-шоу «Отыщи чудовище», у вас в том месте был явный любимчик – Игорь Балалаев – артист, которого обожает вся музыкальная Москва. Из-за чего все-таки он – самый опытный из участников — не стал Чудовищем?

Любовь казарновская: «мы нашли чудовище. и какое!»

— Игорь вправду был моим фаворитом. Он тонкий, рефлексирующий актер… Возможно, у него нервы — он сам отказался участвовать в финале. Не скрою, мы все были обескуражены его поступком, но продюсеры шоу сделали для себя серьёзный вывод: Игорь может не выдержать марафона в 34 спектакля – из-за узкой нервной организации. Исходя из этого никто не стал настаивать на его участии. А по большому счету данный ТВ-проект — превосходный.

 Он открыл стране таких артистов!  Синтетических – могущих и петь, и танцевать, и драматически играться! Знаю,  многих из ребят  уже пригласили в сериалы, в шоу… Хоть мало разбавят собой тот кошмар, что царит на эстраде.

— Любовь Юрьевна, давайте сейчас  от ребят перейдем к вам. Вы стали довольно часто появлвяться на отечественном телевидении… Вы наконец возвратились в Россию ?

— Что свидетельствует «возвратилась»? Я неизменно большое количество ездила, а база оставалась тут. У меня два дома — в Вене и в Москве, но так же, как и прежде солидную часть времени провожу в самолетах. У артистов имеется поговорка: где ваши вещи — в том месте и дом.

Сейчас у меня главные вещи находятся в Москве. Тут я снимаюсь в кино, тут записываю телепрограмму «Романтика романса», выходящую на канале «Культура» и за границей на РТР+. И наконец, тут обучается мой сын — в школе экономики и права, а также в колледже при Столичной консерватории.

— Какая вы мама?

— Воспитываю «пряником и кнутом». За все хорошее, за жажду обучаться я сына в различных формах поощряю. Но в то время, когда вижу, что он начинает валять дурака, — ему прочно достается, не смотря на то, что рукоприкладством не занимаюсь.

 

Мой супруг  (на фото) запирается с ним в помещении и часами говорит как мужик с мужиком. Сыну 16, и он талантливый мальчик, но он тинейджер, а это тяжелый возраст.

 

— В столь жёстком воспитании чувствуются последствия вашего собственного детства?  

— Я росла в успешной семье: папа — генерал, храбрец войны. Меня за глаза в школе так и кликали: генеральская дочка. Но никакой роскоши в доме не было! На содержании у этого генерала было 6 человек. С нами жили обе бабушки, родители всегда помогали всем родственникам.

какое количество себя не забываю — дремала на диване. Но мама была очень способной хозяйкой. В войну она обучалась и трудилась, воспитывала детей, у которых на протяжении бомбежек были убиты родители. Дабы прокормить голодающих ребятишек, выкапывала в полях гнилую картошку, из очисток делала картофельную муку и пекла пирожки, а оставшийся картофель варила.

И данный армейский опыт маме в жизни весьма понадобился: привыкшая выживать, она обучилась выкраивать из домашнего бюджета деньги на какие-то эйфории. К примеру, перелицовывала собственный старенькое драповое пальто, которое я именовала «помойным», и я приобретала такую обновку, на которую все завистливо оглядывались. Мама экономила копеечки и давала мне их на кафе «Космос», где я угощала девочек мороженым. Подружки, с одной стороны, это принимали, а с другой, осуждали: дескать, выходки генеральской дочки.

Мама была поразительно женственной, но и весьма сильной. Она прожила тяжёлую судьбу. Ее папа был большим партийным работником, соратником Калинина, главой областного исполнительного комитета в Новосибирске и Омске, в 37-м его посадили как врага народа.

Маму выгнали из школы, бабушку — с работы, и мама, дабы прокормить двоих мелких братьев, в 15 лет начала подрабатывать… Увлекательный это был народ — душевный, цельный, и опытный, что в жизни почем.

— Не  то, что нынешнее племя?

— Не то слово! Я вспоминаю собственную молодость… Мама жизнь положила, дабы дать нам с сестрой хорошее образование. Отказывала себе в куске хлеба, не имела лишней пары чулок, по причине того, что думала, что лучше заберёт мне лишний урок фортепиано.

Мама погибла, в то время, когда я была на Западе уже легендарной певицей, она заметила то, для чего так надрывалась. Воспитывая сына,  я пробую во многом направляться примеру бабушек и родителей.

— А для чего вашему сыну экономика и право? Разве он не отправится по музыкальным стопам?

— Он многим интересуется и все время говорит нам с мужем: лишь не растите меня ботаником! Мы с Андрюшей и на лыжах катаемся, и на коньках. Но в музыке он в собственной стихии, сам придумывает в различных стилях. Мы с детства его водим на пьесы.

Как-то случился забавный случай.

В «Метрополитен-опера» мы с Лучано Паваротти репетировали «Паяцы», я — Коломбина, он — Канио-Паяц, убивающий мою героиню из ревности. Супруг Роберт привел тогда еще мелкого сына Андрюшу на репетицию, мы с Паваротти вошли в раж, и Лучано так яростно замахнулся на меня стулом, что Андрюша, как сумасшедший, завопил, на целый зал: «Не тлогай мою маму!»

 Паваротти подошел к нему, всхлипывающему, и начал утешать: мелкий, это всего лишь театр! Вот так, постигая чудесную силу мастерства, и рос мой сын!

— А вы сами не опасаетесь столь глубоких погружений в роли?

— Еще как опасаюсь! В то время, когда пою, к примеру, партию Саломеи Рихарда Штрауса, так «влезаю в ее шкуру», что мне делается страшно: а не стану ли я таковой! В нас всех имеется и беленькое, и черненькое, и внезапно мне начинает нравиться это черненькое, и я пугаюсь саму себя.

— Каково приходить к себе с этим грузом?

— Супруг Роберт все время меня задаёт вопросы: ты сейчас кто у меня — Саломея? Тоска? Либо Кармен? Чего мне ожидать — голову отрежешь либо укусишь?.. Я советовалась с од ним умнейшим священником в Париже, задавала вопросы его: возможно ли по большому счету играться Саломею?

Дьявольский же персонаж. Либо Кармен, которая в случае если желает заполучить какого-либо мужчину, идет на все? Батюшка сообщил: а вы себя с ними не отождествляйте до таковой степени.

Приходите к себе — и все стирайте с себя.

— Вы большое количество трудились с западными звездами. Какие конкретно они в быту?

— С ними весьма комфортно, они простые, коллегиальные. не забываю первое потрясение, испытанное на протяжении работы в «Метрополитен-опера»: вхожу в кафе поблизости от театра, а в том месте Френи, Доминго — в каких-то фуфаечках, кроссовках, смеются, и все — артисты хора, оркестра — подходят к ним и свободно общаются. Они адекватные люди, не смотря на то, что и звезды.

— Неужто со всеми партнерами по сцене ладили ?

— Вспоминается эпизод: я  пела Саломею с одним итальянцем, жившим в Германии. Была остросовременная постановка, я выходила на сцену в мини-юбке, у меня был паричок с множеством косичек. Дреды крепили на шпильки. Была в спектакле сцена, в то время, когда храбрец бросал на пол Саломею и прижимал к себе ее голову. Я предотвратила сотрудника: будь осмотрителен, в голове острые шпильки — больно. На премьере у меня сумасшедший успех, крики «браво», аплодисменты, а у него — более робко.

И вот мы доходим до данной сцены, и он со всей силы вцепляется в мой парик и начинает давить на него так, что шпильки вонзаются мне в голову. Я пробую собственной рукой убрать его ладонь, а он давит еще сильней. За кулисами я набросилась на него: ты меня оцарапал до крови, а он невозмутимо так: «Я вхожу в собственную роль, и мне не до нежностей».

— О сложной жизни оперной дивы вы поведали в художественном фильме «Анна». Что-то общее с судьбой героини  у вас имеется?

— Фильм частично напомнил мне события моей жизни. В картине имеется эпизод: у героини стычка с властями, по окончании чего ее не впускают в страну и говорят, что ее сын мертв. В моей жизни была малоприятная история, которая связана с американским послом.

Он слушал меня на аспирантском кон¬церте в консерватории, и ему так понравилось, что он официально позвонил в Министерство культуры и заказал билеты на мой ближайший спектакль. В первый раз в истории театра Станиславского машина с американским флажком стояла перед входом. По окончании спектакля посол с женой ожидали меня на служебном входе с букетом.

Тут же пошло неизвестное письмо в Минкульт, и меня не разрешили войти на интернациональный конкурс. В то время, когда дирекция театра по-интересовалась в Минкульте о обстоятельствах запрета, в том месте ответили: ее не пропускает ЦК, по причине того, что она — любовница американского посла. В скандал вмешался Тихон Хренников, что заявил: «Ручаюсь, это чистейшая девочка».

И лишь затем мне разрешили петь перед Горбачевым, что лишь пришел к власти.

— В то время, когда вы вышли замуж за австрийского импресарио, это также многим не пришлось по нраву?

 

— Да, около твердили: она постоянно хотела уехать за границу. Позже стали говорить: лишь благодаря мужу у нее появились такие договора на Западе. Было жалко, по причине того, что я была по-настоящему влюблена!

С первого взора! Мы взглянули друг другу в глаза и осознали, что пропали. Через два дня по окончании знакомства он позвонил мне из Вены, и мы проговорили 1,5 часа.

Он превосходно уже тогда владел русским языком, получил диплом Венского университет как переводчик славянских языков. Мы поняли, что на все вещи наблюдаем одинаково, что мы полностью похожи.

Мне не было нужно приспособить собственный сознание к зарубежному менталитету. Многие мои подруги, вышедшие замуж за чужестранцев, страдают: с мужем по душам не поболтаешь. А мой Роберт — родной, все осознающий. Во-первых, он русские книги просматривал, во-вторых, трудился в Российской Федерации — директором весьма большой фармацевтической компании — перед тем, как начал заниматься деятельностью импресарио. Он знал Россию, СССР лучше, чем я, он осознавал отечественную ментальность, отечественных людей, обожал отечественную музыку.

К русскому языку он пришел через Шаляпина, по причине того, что отец Роберта слушал пластинки.  Мы уже практически двадцать лет совместно и весьма редко ругаемся, по большей части по быту — на пять мин.. Он весьма сильный человек, в то время, когда я буйствую, отходит в сторону, позволяет мне прийти в себя.

По большому счету я пологаю, что с мужчиной, что намного посильнее меня, я бы всегда грызлась. А с Робертом мы на равных. Сильным дамам нужен умный, узкий, чувствительный мужчина.

— Вы так как довольно часто оставляете собственных мужчин, уезжая на гастроли?

— Семье по большому счету приходится многим для меня жертвовать. Мы весьма любим принимать друзей, трепаться, сидеть за полночь, но не можем довольно часто себе это разрешать — у меня режим! К кухне мы никого не подпускаем.

И в то время, когда я уезжаю, Роберт готовит сам, делает это по-мужски — легко, но весьма вкусно — салаты, жареное мясо либо рыба, отварной рис, такое меню холостяка. А я могу готовить все (не смотря на то, что и не очень-то обожаю) — прошла у мамы и бабушки хорошую школу.

— Оперные певцы, в большинстве случаев, тучные, а вы стройная. Особые диеты?

— В то время, когда родила Андрюшу – весьма поправилась. Я так себя злила! Не имела возможности влезть ни в одно из любимейших концертных платьев. И  я сообщила: «Стоп!» Мы жили тогда в Америке, а эта страна помешана на беге.

У нас был элитный район, в моем окне был виден Центральный парк, где бегали Шер, Мишель Пфайффер, дикторы Си-эн-эн — в леггинсах, маечках, в 8 утра чешут, аж пятки блещут. И я также начала бегать. Параллельно села на раздельное питание, все ела с салатами — мясо, рыбу. И скинула 10 кг, каковые мне мешали.

Сейчас держусь в одном и том же весе.

— И смело участвуете в опытах. В фильме «Чёрный инстинкт», что время от времени показывают по телевидению, вы играетесь любовницу молодого человека. Каково это было играться?

И как реагировал Роберт?

— (Смеется.)Режиссер Михаил Туманишвили настаивал на том, дабы в картине была откровенная постельная сцена — я попросила ограничиться поцелуями. Но целовались, как говорит мой супруг, мы страстно. Это еще что!

В спектакле «Саломея» имеется танец семи покрывал, где героиня, скидывая последнее покрывало, остается обнажённая. Я так и не смогла всецело обнажиться на сцене. Экстремальный режиссер, что делал весьма современную постановку, задумался: что делать? Я попросила заказать мне боди телесного цвета.

Смотрелось оно полной обнаженкой, на нем все, что необходимо, нарисовали, но психологически я не была напряжена.

Да, зрителю в зале казалось, что я обнажённая, но я-то знала, что на мне одежда! И понимаете, что сообщил супруг? «Ты была на сцене, как будто бы Венера, из воды вышедшая».

Роберт лишен идиотических предрассудков. Он все осознаёт, все время будоражит мою фантазию. Это человек, в котором живут немыслимые источники творческой энергии.

Мне с ним не скучно, а ему — со мной!

 

Разговаривала Илона Егиазарова

The Forest — Мы Убили Монстра! Дайвинг в Пещере


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: