Любовь казарновская: «мужу-аристократу…

Любовь Казарновская: «Мужу-аристократу я готова забыть обиду все что угодно»

Любовь Казарновская, одна из самых привлекательных женщинна оперной сцене, пела на подмостках всех известных театров мира. великолепный вокал и яркая внешность сочетаются в ней с силой характера, потрясающим очаровательной непосредственностью и чувством юмора, за что ее особенно ценят зрители шоу «Точь-в-точь» на Первом канале.

Совет, а не решение суда

– Любовь, вы бессменный член жюри проекта. Каковы ваши впечатления от съемок нового сезона?

– Замечательно продемонстрировала себя Лена Максимова из прошлого сезона «Голоса»: какой вокал, кураж! Мне думается, она по натуре победитель. Обожаю Полиночку Гагарину, которая уже звучно заявила о себе.

Данила Дунаев, что в прошлые годы был учителем актерского мастерства в отечественном проекте, легко феноменально перевоплотился в Джо Кокера. Аглая Шиловская здорово сделала Анне Вески. Сама Анне поразилась сходству!

Младший Газманов – перспективный юноша, поразительно смешно сделал Галкина.

– У вас со всеми участниками жюри ровные отношения либо вы кого-то выделяете?

– С Геннадием Викторовичем Леней и Хазановым Ярмольниковым у меня страно ласковые человеческие и творческие отношения, не смотря на то, что мы полностью различные. Кроме того в случае если мы не согласны между собой, то высказываем это доброжелательно, деликатно и с долей иронии. Из-за чего они занимательны мне, а я им?

Думаю, по причине того, что у нас за плечами творческая будущее. Не смотря на то, что, непременно, присутствуют субъективные ощущения – это же не математика. Не редкость, им нравится выступление, а я вижу певческие либо интонационные погрешности.

И напротив: мне может нравиться, как участник поет, а они видят актерские проколы. И Анна Ардова, и Максим Аверин – превосходные сотрудники, с которыми весьма интересно и приятно трудиться.

– В этом сезоне судейство в шоу более строгое?

– Попытаемся быть максимально объективными. В случае если участник продемонстрирует себя отлично, то на похвалы не поскупимся. А вдруг не хорошо, подберем слова, дабы не обидеть. Мы не имеем права уничтожать людей, тем более с биографией. Запрещено на всю многомиллионную аудиторию сказать артисту: «Дорогой мой, ты соображаешь, что делаешь?!

Это плохо! Куда ты пришел?!» А уже в кулуарах возможно сообщить что-то более жестко и прямо, но дабы оказать помощь, а не стереть с лица земли артиста.

– Роберт (Роберт Росцик, супруг певицы. – Ред.) так же, как и прежде приезжает на запись всех выпусков шоу?

– В случае если у него имеется возможность. Во-первых, ему весьма нравится шоу, а во-вторых, он обращает мое внимание на кое-какие конструктивные вещи. К примеру, говорит: «Этого участника возможно попытаться в таком-то репертуаре.

Посоветуй ему». Так у нас вышло с Глебом на данный момент. Намедни он сказал мне, что включил в собственные концерты большое количество хороших произведений: и оперу, и оперетту, и неаполитанские песни. Шоу «Точь-в-точь» поменяло формат его выступлений!

И публика приняла это превосходно.

Любовь казарновская: «мужу-аристократу...

Хороший пример

– Вы с мужем всегда «варитесь» в этом проекте. Придя к себе, творческие вопросы и рабочие проблемы оставляете за дверью?

– Это нереально! Мы продолжаем все обсуждать, советуемся. Так как Роберт слышал живьем многих великих, он узнаваемый импресарио.

– Вы уже больше 20 лет совместно. Не появлялось жажды отдохнуть друг от друга какое-то время?

– У нас такая насыщенная судьба, что, не редкость, мы не видимся целый сутки. Но мы довольно часто созваниваемся и вечером, в то время, когда видимся, не можем наговориться.

– Вы когда-нибудь отдыхали раздельно?

– Нет, мы вправду как две половинки (смеется).

– Мне показалось, что у австрийца Роберта уже отечественный менталитет…

– У чужестранцев ни при каких обстоятельствах не будет отечественного менталитета. Они смогут приспособиться к месту, где живут либо довольно часто бывают. Роберт в деле, да и в быту, полный австриец.

Он меня ругает нещадно за мою недисциплинированность. Вот он утром поднимается, скоро завтракает, а у меня еще чаепитие в Мытищах… Он постоянно составляет замысел на сутки совершает все скоро и как следует. А что касается профессии, то суперкачественно! Это чисто европейский стиль.

А мы такие мало разлюли-малинистые (смеется).

– Неужто Роберт не пробовал вас перевоспитывать?

– Нет. Ни ему, ни мне это не требуется. Время от времени он кроме того поддается мне: «Ну, ты меня сейчас разленила. Посижу дома, почитаем книжки». За рулем он стопроцентный австриец: всем уступает на дороге, тем более даме.

Действительно, в Москве с нашим хамским перемещением он сам не ездит и мне не разрешает. Соглашусь, на первых порах европейские привычки Роберта вызывали у меня раздражение. Но со временем в профессии я также стала поразительно дисциплинированна и правильна, ненавижу отечественное российское разгильдяйство.

А раньше относилась спокойнее.

– Но ваша мама, познакомившись с Робертом, заявила, что он «весьма отечественный»…

– По причине того, что у него был хороший русский язык и он цитировал маме, филологу по образованию, Пушкина, Тургенева… Все-таки за плечами Венский и Столичный университеты. Помимо этого, по отцовской линии Роберт принадлежит к древнему аристократическому роду. Он взял красивое воспитание.

Исходя из этого, даже в том случае, если я не права, он просто без звучно отойдет, а позже сообщит: «Ну, ты успокоилась?» И за это я готова забыть обиду ему все что угодно.

– Ваш сын Андрей уже студент Столичной консерватории. А в чем проявляется его «взрослость»?

– Он уже совсем дядька, а в чем-то еще громадный ребенок, по причине того, что живет в семье. Время от времени задает весьма наивные вопросы. Но по формированию, по музыкальной подготовке и уровню рассуждений это взрослый человек.

Не смотря на то, что мы рекомендуем больше внимания обращать на художественную литературу, ему безумно весьма интересно все о музыке. Он просматривает монографии о Бахе, Вивальди, Ойстрахе… Пару дней назад прилетел из Вены – с мастер-класса легендарного доктора наук. Да и то, с каким упоением он писал мне, что «он осознал, как это играться», меня не имеет возможности не радовать.

– При таковой увлеченности музыкой у Андрея остается время на друзей, кино, девушек?

– Конечно! Он систематично видится с приятелями, совместно они ходят на концерты, в кино. И с девушками общаются, а также в дискотеки заглядывают.

Не смотря на то, что, честно скажу, мы не весьма это поощряем, по причине того, что Москва в этом смысле не самый хороший город.

Опера – моя боль и радость

– Сейчас вас не видно на оперной сцене. Вам ничего стоящего не предлагают?

– Да, я сознательно отказалась от выступлений, потому, что могу себе позволить сообщить нет. Это юные певцы должны заглядывать в глаза дирижёрам и режиссёрам, для получения работы. Но для дирижеров, режиссеров, певцов во главе угла обязана находиться опытная совесть, а не мысли конъюнктуры.

Мне весьма повезло в начале творческой судьбе трудиться с великими Евгением юрием и Светлановым Темиркановым. Я пела в спектаклях, каковые ставили Борис Покровский, Лев Михайлов, другими словами с младых ногтей мне привили хороший оперный вкус. В сегодняшнем оперном бизнесе, в этом балагане, принимать участия не желаю.

В другом случае мне будет стыдно, как написал Темирканов в свежем интервью о положении в опере, в мыслях здороваться с Чайковским, Рахманиновым, Верди.

– Кроме того с уже дирижёрами и известными режиссёрами, с которыми неоднократно сотрудничали?

– Не редкость, что и человек с именем ставит полную дребедень. Оперный рынок весьма раздут, по­этому мы имеем то, что имеем: посредственные пьесы. Отвратительно дирижируют, не хорошо ставят. Конечно, что певцы в таких событиях не смогут показать собственный талант.

И по большому счету, в отечественной культуре происходят необычные вещи. К примеру, во многих музыкальных учебных заведениях сняли гранты. Другими словами пианисты-концертмейстеры сейчас приобретают вдвое меньше – 10 тысяч рублей. В то время как тренерам и спортсменам платят платы, равные бюджету, выделенному на всю культуру в Российской Федерации.

Это моя боль. И я готова стучаться во все двери, дабы гранты –  а это копейки! – вернули, позволили отечественным детям заниматься у хороших педагогов.

– Любовь, вы великолепно выглядите, но возраст не скрываете… Как вы поддерживаете такую форму?

– Дабы прекрасно смотреться и ощущать себя в тонусе, я стараюсь как возможно больше ходить пешком! Посещаю и спортивный клуб, делаю комплекс упражнений. Еда – несложная и легкая: каши, спагетти, ризотто, салаты.

Итальянские певцы в обязательном порядке за два часа перед спектаклем съедают тарелку спагетти, но без соусов, лишь с оливковым маслом. Я это блюдо! У меня дома огромные запасы оливкового масла, которое мы привозим из Италии.

По окончании спектакля я в обязательном порядке ужинаю, по причине того, что расходую большое количество энергии. Я исключила из собственного рациона кое-какие продукты (для профессии необходимо чем-то жертвовать), но ем то, что мне нравится.

Основное – наслаждаться от того, что делаешь. Так как человеку так мало нужно, все материальное – деньги, слава, власть, наслаждения – преходяще… Время от времени я кроме того не определю некоторых людей – так изменилось выражение их глаз, на лицах – гримасы злости и морщины тщеславия. Деньги – главное слово в жизни этих несчастных… Обожаю лица, на которых отражена работа души: мимические морщинки около ясных глаз, в которых читается тонкость и ум натуры, а не кукольно-глуповатые, обработанные ботоксом «фасады»!

Разговаривала Марина Зельцер

В.ПОЗНЕР: Я весьма желал стать русским, но… не получилось


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: