Лиза арзамасова полюбила инвалида

Лиза Арзамасова полюбила инвалида

Проект Первого канала «пламень и Лёд» вышел на финишную прямую. С ближайшего воскресенья начинается серия финалов. Участники больше не выбывают из соревнования, а получают себе баллы. Исходя из этого напряжение на площадке растет.

Около ТВ побывал на съемках программы, в этом случае посвященной песням, ставшим мировыми преданиями.

Усталость участников проекта заметна с первого взора: в общей гримерной, где выступающие в руках стилистов перевоплощаются в различные образы, тише, чем в большинстве случаев.

Сати Казанова, вся в тёмном (кроме того коньки обтянуты тёмным атласом), пристально следит за номером Екатерины Вилковой и Максима Шабалина. Сейчас Сати особенно взволнованна:

— Рома, не так долго осталось ждать мы, да? – обращается она к собственному партнеру Роману Костомарову. – Что-то мне страшно.

Фигурист пробует ободрить ее. Сам он выглядит спокойным и сладко зевает перед экраном.

А в данный моментТатьяна Тарасова, оценивая Шабалина и Вилкову, с обидой показывает, что о свадьбе актрисы и Максима Ирины Гриневой, которая состоялась 20 ноября, определила из изданий.

— Вы венчались. Это непростое ответ. У нас немногие на программе женились, — подмечает Татьяна Анатольевна. – Имели возможность бы хоть словом обмолвиться.

— У вас еще все в первых рядах, Татьяна Анатольевна, — отвечает ей Башаров, очевидно намекая на события в собственной личной жизни.

Но продолжение этого диалога участникам проекта не слышно: в помещение заходитАлексей Воробьев и начинает петь. Настроение у него немного поднятое: он обучился делать флип (прыжок) и сейчас желает стремительнее показать его судьям. Его нетерпение так очень сильно, что он прыгает на полу, показывая всем собственный умение.

— Я также в один раз так прыгнул и улетел в бортик, — дразнит его Антон Сихарулидзе.

— У меня уже выработана траектория, — отвечает Воробьев и опять прыгает.

Сихарулидзе начинает говорить различные байки о соревнованиях и фигуристах, вспоминает спортсмена, что делал сложные прыжки лишь по окончании визита пивного бара.

— Он делает классный флип, — поднимается на защиту ВоробьеваИлья Авербух.

Кстати, данный прыжок считается вторым по сложности среди зубцовых, и чтобы его выучить, нужно настойчиво тренироваться.

Лиза арзамасова полюбила инвалида

Перед выступлением Сати Казановой и Романа Костомарова в гримерке отключается экран, на котором транслируется все происходящее на льду. По комнате проносится разочарованное «ах!»: пара катается под песню группы Metallica — Unforgiven, и всем весьма интересно заметить, как выглядит тяжелый рок на льду.  Лиза Арзамасова подходит к телевизору и пробует исправить провода, но изображение не появляется.

— Переключите на «Россию», — шутит Сихарулидзе, — на «Стиляг». Посмотрим, как нужно танцевать.

Сейчас в жюри возвратился Цекало. Оценивая, Казанову и Костомарова, он оказывается благосклоннее остальных судей, чем удивляет и зрителей, и ведущих.

— По-моему, было все яростно! – растолковывает он собственную оценку.

В коридоре появляется кто-то наполовину седой, а наполовину лысый. Не сходу определишь в этом плешивом старике красавца Петра Чернышева. Но его партнершаНадежда Мейхер хвастает броским платьем, открывающим грудь.

Поддержать певицу пришла соратница по «ВИА Гре» Альбина Джанабаева, а Чернышева – его партнерша по громадному спорту Наоми Ланг.

— Как словно бы совсем второй человек катается! – восхищаются Надеждой Мейхер ее соперники. – Отлично!

За сценой подмечают: в случае если на проект приходит кто-то из родных либо привычных участников, пара в обязательном порядке показывает прекрасный результат.

— Я поражена… — это все, что может сообщить Надежда, покидая лед. 

Но в первых рядах  зрителей ожидает еще один броский номер – танец Светланы Светиковой и Алексея Тихонова под песню Мирей Матье «История любви». Фигурист катается в чёрных очках, изображая слепого. Но это не мешает ему делать сложные помощи, среди них и на вытянутых руках.

Ожидая оценок, Светикова переживает так, что подаренные цветы дрожат в ее руках. А определив вердикт судей, не имеет возможности сдержать слез.

Номер про любовь зрячей женщины и слепого мужчины уже был в проекте: его показывалиАлександр Ингеборга и Жулин Дапкунайте.

— У меня такое чувство, что самое увлекательное в проекте лишь начинается, – вслух думает Татьяна Тарасова.

Алексей Мария и ягудин Кожевникова показывают на льду, что будет происходить с людьми незадолго до Армагеддона. Номер заканчивается тем, что двое влюбленных, обнявшись,  гибнут от космического взрыва.

— Так их и нашли археологи, — заключает Ставиский.

Ягудин срывает помощь. Заметив оценки Тарасовой, за кулисами никто не имеет возможности удержаться от хохота.

— Татьяна Анатольевна, тяжело ли оставаться объективной, в то время, когда на льду Алексей? – интересуется Башаров, уловив общее настроение.

До тех пор пока Кожевникова и ягудин пробуют пережить Армагеддон, стилисты окружают Линду Нигматулину. У нее сейчас самый сложный грим, делать что приходится «всем миром». Ей предстоит превратиться в жительницу планеты Пандора (по мотивам фильма «Аватар»), исходя из этого добрая половина гримеров раскрашивают кожу актрисы в светло синий цвет, держа перед собой картину с изображением Нейтири, а вторая добрая половина плетет косички на накладных волосах, решая, кому же из стилистов позже нужно будет задержаться по окончании съемки, дабы все это расплести.

— Может, мало конопушек? Может, еще светло синий? Может, припудрить белым? – советуются гримеры с другими участниками проекта, покрывая краской не только лицо, но и тело Линды.

А на льду сейчас катаются Агния Дитковските и Повилас Ванагас. Шепелев именует несколько «штучным товаром»:

— Это товар не для всех, а лишь для ценителей, для тех, кто способен верно его осознать. Я бы желал заметить эту несколько в числе победителей.

Но с ним не соглашается Цекало и предлагает наказать Шепелева за пристрастность:

— Давайте дадим его в гримерку артистов на растерзание.

— В прошедший раз на вашем месте сидел Пельш, — увидел Башаров, — а на данный момент не сидит как раз вследствие того что Татьяна Анатольевна его дала … артистам.

До тех пор пока судьи решают, как наказать Шепелева, Агния Дитковските согласится, что утром накормила всех острым салатом, и исходя из этого все участники сейчас пахнут чесноком. Но, им это не мешает изображать любовь, так что чеснок эмоциям не помеха.

В гримерку заходит Анастасия Заворотнюк специально для того, чтобы поддержать Ирину Лобачеву, которую судьи не довольно часто балуют хорошими оценками. До тех пор пока ведущая ободряет фигуристку теплыми словами, Илья Авербух говорит о новых электричках, разрешённых войти до столичных аэропортов. В метро звезды, быть может, и не ездят, а вот в электричках встретить их, выясняется, в полной мере вероятно.

На лед готова выйтиТатьяна Навка.

— Таня, ты такая прекрасная! – восхищается Светикова и удирает на каток, дабы заметить номер вживую.

Навка и Воробьев изображают страсть в лифте с раздеванием.

Все ожидают прыжка. Певец делает элемент, но…

— Линия, на две ноги приземлился, а не на одну, — подмечают внимательные спортсмены за сценой.

Уже по окончании номера Воробьев демонстрирует прыжок еще раз, а позже еще и еще.

— Это его эмоции заставляют отрываться ото льда, — делает вывод  Тарасова.

— Вы бы желали вот кроме этого проехать в лифте? – обращается Башаров к судьям.

— Марат, для чего вы перекидываете на жюри собственные эротические фантазии? – отвечает ему Цекало.

— Я бы желал появляться в этом лифте, но не с Алексеем Воробьевым, — не успокаивается Башаров.

— А из-за чего, Марат? – подключается Ингеборга Дапкунайте.

— По причине того, что я Алексей и мальчик — мальчик.

— А разве дружбы в лифте быть не имеет возможности? – продолжает Цекало.

За кулисами данный разговор не приводит к: участники переживают, что время тратится впустую.

Градус напряжения все время растет,  а в коридоре начинает вонять корвалолом. Сложнее всего приходится тем, кто катается в конце, в то время, когда уже известно, в каком настроении находятся судьи и какие конкретно оценки взяли другие участники. Как неизменно, очень сильно переживает Лиза Арзамасова, а ее мама вслух рассуждает о том, что осталось продержаться очень мало.

Пятнадцатилетняя девочка сейчас играется весьма взрослое чувство —  любовь к парализованному калеке.

По окончании номера кроме того Максим Ставиский, которому было нужно выкатиться на лед в инвалидной коляске, не стыдится скупых мужских слез.

А вот о том, растрогала ли эта история судей, возможно будет определить в это воскресенье в 18.00 на Первом канале.

Юлия Шершакова

Фото Первого  канала

Лиза Арзамасова — Предвкушение


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: