Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Лев толстой как зеркало русской шизофрении

Лев толстой как зеркало русской шизофрении

Лев Толстой как зеркало русской шизофрении

Наконец, и до телезрителей России добрался фильм «Последнее воскресение», прогремевший во всем мире.

Это экранизация  бестселлера Джея Юноши The  last station, почему-то переименованная в русском прокате в «Последнее воскресение». Фильм уже давно известен на Западе, был номинирован на «Вручения Оскара» (роли Хелен Миррен и Кристофера Палмера), взял премии «Золотой глобус» (они же) и приз Римского кинофестиваля. И вот наконец дошел до страны, которой, фактически говоря, и в собственности эта история.

Несколько лет назад воображать картину в Москву приезжал лично американский режиссер Майкл  Хоффман, и композитор Сергей Евтушенко, живущий в Петербурге, и  Андрей Кончаловский, чей фонд занимается продвижением фильма у нас. Выяснилась шокирующая подробность: кроме того американские режиссеры сталкиваются с тотальным безденежьем и вынуждены перекраивать сценарии под изменяющиеся денежные реалии…

Лев толстой как зеркало русской шизофрении

— Само собой разумеется, я грезил снимать фильм в Российской Федерации, в частности в Ясной Поляне, — говорит  Хоффман. — А также приезжал к вам и обо всем договорился с директором музея-усадьбы, потомком Льва Николаевича Владимиром Толстым… Но продюсеры не утвердили мне смету. Было нужно Россию снимать в Германии, в Саксонии-Анхальт… К сожалению.

— А Министерство культуры России не захотело оказать помощь режиссеру, не смотря на то, что ранее обещания поддержать проект давались, — запальчиво вступает в беседу Андрей Кончаловский. — Это поразительно! На всякую вызывающую большие сомнения ерунду Минкульт средства находит, а на экранизацию биографии великого русского писателя денег не нашлось!

Кроме того в канун 100-летия со дня смерти Толстого отечественные личные кинематографисты не озаботились идеей снять фильм — не то что поддержать зарубежного сотрудника.

Сказалось ли очень плохо неучастие России в этом проекте? 

— Ну, в случае если очень сильно придираться, продемонстрированные в картине «российские» леса неправдоподобны:  отечественные леса  — непроходимы, с  буреломами, — говорит Кончаловский. —  Германские же леса больше похожи на ухоженные, прибранные  парки. Такие и представлены в фильме. Помимо этого, октябрь-ноябрь, месяцы, в каковые разворачиваются главные события фильма, —  это достаточно холодное для России время года: уже появляется первый снег.

Съемки же велись в мае —  в это время Германия особенно цветет и пахнет, и совсем не хочется умирать… Но все это для меня не имеет значение. Ответственна та деликатность, уважение и любовь, с которыми режиссер Майкл Хоффман отнесся  к нашей истории, принципиально важно само его желание снять картину об одном из величайших людей —  первом, кто не испугался говорить с властью так, что власть считалась с ним.

Итак, о чем же фильм? Обращение в «Последнем воскресении» — о последнем, самом драматическом периоде судьбы Льва Толстого. Его окружают толпы верных учеников и последователей. Он провозглашен чуть ли не Иисусом, «по крайней мере пророком», как говорит один из храбрецов.

Сам же автор мучается от того, что проповедуемые им правила не сочетаются с его собственной судьбой — сытой, барской, обывательской. И он отваживается на последний и самый ответственный в собственной жизни бунт…

А около Толстого —  громадная семья, все заботы о которой на плечах жены Софьи Андреевны. О, сколько всего она вынесла в жизни! Одну лишь «мир и Войну» собственноручно переписывала шесть раз! И вдобавок нужно было рожать-кормить-выхаживать 13 детей (выжили восемь), сносить измены мужа, вести огромное хозяйство… И вот сейчас, вместо признательности, супруг отводит ей второстепенные роли, не обсуждает с ней ничего: ни издательские дела, ни литературные планы…

— Когда-то он зачитывал мне отрывки из «мира и Войны», а я сказала: «Нет, Наташа не имеет возможности так отвечать —  это не по-женски», — горюет Софья Андреевна…

А сейчас супруг меняет в собственном кабинете их домашнее фото на портрет Владимира Черткова — ассистента и упертого толстовца, а согласно точки зрения предателя Андреевны — «и Софьи интригана»…

Обстановка, которая царит в семье Толстого, напоминает  сюжет «Тартюфа»: Чертков пробует оказывать влияние на домашние дела  писателя, настраивает его против жены, подсылает в дом соглядатая — секретаря Валентина Булгакова и склоняет Льва Николаевича подписать завещание, задевающее интересы детей, но поддерживающее «интересы народа» (о литературном наследии)…

Конечно, такая обстановка не имеет возможности нравиться матери семейства, и она борется, причем самыми эксцентричными методами. Подслушивает, дерется, бьет посуду, закатывает скандалы… Прекрасной актрисе Хелен Миррен удается продемонстрировать все трагикомические грани этого замечательного характера.

При всей взбалмошности эту преданную и любящую даму жаль. На ее сторону переходит кроме того  секретарь Булгаков (актер Джеймс Макэвой), что решается на весьма вялый, интеллигентский протест против Черткова…

Ну а что Толстой? Он раздражается и уходит из дому.

В том, как продемонстрирован  данный исторический финал, мало биографической правды. Но эмоции, надрыв переданы впечатляюще. Толстой умирает на станции Астапово, а его верную Софью не пускают к мужу проститься. дочь и Чертков ТолстогоАлександра достаточно грубо выпихивают бедную даму и подпускают ее к смертному одру, лишь в то время, когда Толстой делает последний вздох…

— И из-за чего в числе моих погибших пятерых детей не было тебя?! — горестно адресует собственный вопрос Софья Андреевна дочери Александре.

Актер Кристофер Палмер сыграл роль великого русского писателя с внутренним трепетом  и достоинством, и все же Хелен  Миррен удалось в данной картине переиграть всех! Кстати, праправнучка Толстого Фекла, узнаваемая телеведущая, подтверждает: Софья Андреевна вправду отличалась громадной эксцентричностью: вываливалась в окно, пробуя подслушать, какие конкретно интриги плетутся за ее спиной, по окончании ухода мужа пробовала утопиться в пруду а также частенько бралась за револьвер. Все это продемонстрировано в фильме.

Любопытно, что изначально на роли его жёны и классика планировались совсем другие  лица — Энтони Хопкинс и Мерил Стрип. Заявка, что и сказать, увлекательнейшая: актеры — самые великие в собственном поколении…

— Но нам не удалось отрегулировать загруженные графики этих звезд в соответствии с нашим сложным расписаниям, — жалуется режиссер. —  Не смотря на то, что и Стрип, и Хопкинс показали к фильму громадный интерес и согласились на участие. В то время, когда показались сложности, я честно поведал обо всем Стрип, согласился, что подумываю о Хеллен Мирен, и Мерил, хорошая душа, ответила: «Делай, как будущее велит»… В следствии оказалось кроме того лучше, чем я ожидал: на съемочной площадке у Миррен и Палмера произошла такая химия! Она проскальзывала во всем — в том, как актеры наблюдали друг на друга, в том, как говорили, смеялись… Я наблюдал на них и думал: вот такая химия и была между Толстым и Софьей Андреевной.  Волновался лишь об одном: что на этом искрящем фоне отношения молодых его — невесты и героев Булгакова Маши — уже не будут смотреться страстно…

— Фигура Софьи Андреевны для меня не меньше дорога и значима, чем фигура Толстого, — согласится  праправнук писателя, директор Музея-усадьбы «Ясная Поляна» Владимир Толстой. —  Возможно, у кого-то и сложится  вывод о неустойчивой психике моей прапрабабки, но картина совсем не о об этом. Фильм — о любви, о том, как  все мы по-различному понимаем это чувство. Я ездил на съемки в Германию.

В один из эпизодов фильма кроме того попала моя дочь — так Майкл Хоффман решил передать преемственность поколений…  Мы большое количество  говорили с режиссером о личности Толстого и прочно подружились семьями. Я ездил на многие премьерные мероприятия, которые связаны с фильмом, и все отечественные Толстые — итальянские, американские, французские, — которым получалось взглянуть фильм, поддерживали меня во мнении: это  весьма правдивая история.

Да, Хелен Миррен совсем не похожа на Софью Андреевну. Да, моя прапрабабушка так и не взяла шанса увидеться с умирающим мужем. Да, Булгаков не находился при смерти Толстого — он был в то время в Москве, а сам Толстой, уйдя из Ясной Поляны, не сходу попал на станцию Астапово — его путь пролегал через Оптину пустынь, и это сыграло громадную роль в его последних мыслях. Да, кроме деятельной дочери Саши, продемонстрированной в фильме, и остальные дети Толстого активно учавствовали в жизни семьи, но все равно — по чувствам и эмоциям все передано верно…

— Могу сообщить в собственный оправдание, что вся сюжетная недостоверность делалась лишь из-за отсутствия денег, — смеется Хоффман. — Я, само собой разумеется, знал, что Булгаков не находился при смерти Толстого в Астапове, но оплатить его отъезд в тамошние съёмки и Москву мне отказались продюсеры… Да и что касается детей писателя, количество Толстых в фильме уменьшалось пропорционально урезанию бюджета. Одно меня утешает: сам Толстой был бы рад тому, как бедность заставляет напрягать мозги, изворачиваться, и как это содействует созданию проекта.

Любопытно, что сам режиссер определяет жанр собственного фильма как трагикомедию. Из-за чего?

— Я громадный поклонник Чехова, — говорит Хоффман. — Мне показалось, что очень многое из того, что происходило в семье Толстого, напоминает события пьес Антона Павловича. А собственные пьесы Чехов, как мы знаем, частенько именовал трагикомедиями.

И действительно, кроме того собственными костюмами — по большей части яркими, стильно украшенными то камеями, то сапфировыми сережками, то жемчугом, — Софья Андреевна напоминает сумасбродку Раневскую…

И вдобавок весьма русская в этом западном фильме музыка. В противном случае и не могло быть: писал ее питерский композиторСергей Евтушенко.

— Написал  я  ее всю, чуть прочёл сценарий, не видя ни одного кадра фильма, — говорит композитор. — Режиссеру это очень сильно не пришлось по нраву. Он настоял, дабы я начал писать новую музыку — покадровую  Но в ходе съемок Майкл осознал, что мой начальный порыв был такими искренним, что ничего замечательнее уже не окажется.

— Сожалею, что музыка Сергея не попала в номинацию на «Оскар» — она того хороша, легко мои продюсеры опоздали своевременно подсуетиться. «Оскар», понимаете ли, это такая бюрократия, стольким людям нужно успеть продемонстрировать картину! — горюет Майкл и заключает:

— Я прочёл книгу Джея Юноши The last station весьма в далеком прошлом, но тогда план фильма не появился. Возвратился к данной истории через 12 лет собственного брака — по всей видимости, искал ответы на собственные индивидуальные вопросы. Быть может, фильм окажет помощь и вам… в ответе домашних неприятностей.

Как в том месте у Толстого: «Любая семья несчастлива по-своему?» Возможно,  все мы, имеющие хоть какой-то жизненный опыт, сможем подписаться под этими словами. Соответственно, и под фильмом Хоффмана — весьма  бережным, милым и щекотливым…

Илона Егиазарова

Фото с презентации Юрия Самолыго и кадры из фильма

Л. Н. Толстой как зеркало русского … Часть 1


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Теги: , , , ,

Комментарии закрыты.