Лед и пламя

Лед и пламя

пламя и Лёд

Незадолго до выхода фильма «Морис Ришар» Рой Дюпюи честно говорит о собственном статусе секс-знака, о собственной страсти к  мореходству, о смерти  отца и о смысле судьбы. Необычная встреча  с не самым разговорчивым актером.

    Самая первая роль, которую Рой сделал ставку на сцене, был  Лис в «Мелком принце», его любимой книге. «Это было в начальной школе, и  костюм мне сделала моя мама», — говорит он с очевидным наслаждением. «Я произносил слова: «Зорко одно только сердце. Самого главного глазами не заметишь. Приручи меня.»     Актер не изменился с годами.

Кроме того в случае если  его нередкая  недоверчивость может сбить вас с толку и вынудить поверить в обратное, в Рой Дюпюи все тот же мелкий мальчик, что говорит «приручи меня». При личном общении он создаёт чувство в один момент отстраненного пофигизма  и приводящей в замешательство непорочности. Он то один, то второй.

Причем так, что в его присутствии  все время ощущаешь, что идешь по узкой грани.        Усевшись в кресло  в апартаментах, расположенных  в районе Mont-Royal Plateau — необходимость для знаменитости, которая избегает публичных мест — он ожидает меня и курит сигарету. Он не таковой большой, как я воображала себе. Но его крепкое тело излучает силу, которая светло угадывается на экране.

Широкие поля его шляпы отбрасывают тень на  зеленые глаза. Песочного цвета хлопчато-бумажные штаны, выцветшая джинсовая рубаха, открывающая загорелую кожу, борода «как в аптеке» — он выглядит на 100% как ковбой Мальборо. Видно, что красивому мужчине из Квебека комфортно в собственном имидже. «У меня имеется харизма.

Но это только часть меня. Не целая картина». Секс-знак? Он кривится. «Это определение еще время от времени употребляют». Да нет, оно употребляется все время. В Квебеке.

Везде. В Соединенных Штатах, где ему посвящен фан-клуб «Royettes». А его выполнение роли таинственного Майкла в сериале La Femme Nikita, съемки которого «настойчиво попросили» от Роя практически все время жить в Торонто с 1997 до 2001, увеличили число его поклонниц в десятки раз во множестве государств.            Пауза.

Вздох. «Люди видят меня таким, каким им хочется меня видеть. Но все начинает проясняться, думаю, они начинают выяснять меня лучше. Возможно, из-за более личных фильмов, как к примеру, Manners of Dyingили  Mеmoires affectives(за что в 2005г. он в стал лауреатом премии Jutra  как лучший актер).

  По крайней мере,  я предпочитаю эти два фильма», — говорит ветеран около тридцати художественных фильмов,  двадцати сериалов, десяти театральных постановок, в которых он сыграл по окончании окончания Национальной театральной школы  в 1986г.,  и  что в собственные 42 года не так долго осталось ждать предстанет в образе ослепительного канадского хоккеиста Мориса Ришара по прозвищу «Ракета»(премьера назначена на 25 ноября).    Вопреки преданиям, каковые окружают его, месье Дюпюи говорит. Большое количество. И о многих вещах.

Начиная с рецепта игрального пирога, что он честно  печет на каждое Рождество, до смысла жизни. Но в собственной манере и в собственном ритме. В то время, когда говоришь с ним, не одна секунда пролетает между двумя предложениями, между двумя  мыслями.  Он наблюдает на вас, не видя вас  (он редко моргает, что делает его взор похожим на  лазер — его фирменная марка), погружается в себя, позже опять всплывает на поверхность.

Итог: несвязная беседа, в которой ваш новый вопрос приходится на окончание его ответа на прошлый. «Интроверты редко высказывают себя спонтанно.  Им необходимо время, дабы донести собственные мысли. На западе мы приветствуем стиль экстравертов. Весьма жаль, я так как второй», — заключает он, скрещивая руки. — «Таким был и Морис Ришар».

    Актер прекрасно знает,  о чем говорит. В фильме о Морисе Ришаре он надевает коньки легендарного «9-го номера»  уже в третий раз по окончании роли в  «Heritage Minutes» («60 секунд наследия»)в 1997 и в сериале, продемонстрированным  Radio-Canada  в 1999г.

Фильм режиссера Шарля Бонами говорит о жизни известного хоккеиста  впредь до его легендарного бунта на спортивной арене Форума в 1957г., события, которое многие историки довольно часто обрисовывают, как первое настоящее  проявление национального самосознания  населения украины.     Рой не играется Мориса Ришара. Он ощущает его. «Я подготовился к данной роли, основываясь, в основном, на собственных маленьких встречах  с ним во время съемок  «Мин. наследия».

Встречи были недолгими, он сказал мало, но я осознал этого человека. Я почувствовал, что  как словно бы уже давно знаю его».     Та же решительная линия скул,  тот же пламя в глубине глаз — короли экрана и льда, думается, высечены из одной породы.

Возможно ли вычислять «Ракету» его «альтер эго», вторым я?  Рой делает глубочайший вздох. «Морис больше напоминал моего отца». Пауза.  «У мужчин того времени была нелегкая жизнь. Они были в шрамах. Тогда детьми всецело занимались матери, и отцам было тяжело установить родительские  узы с ними…».     в течении многих лет Рой время от времени  с неохотой   затрагивает  тему собственных сложных взаимоотношений с отцом.

Как это было — иметь неизменно  отсутствующего  отца, что…?  «Мой папа всегда был рядом», — сходу отрезает  Рой. — «Его присутствие ощущалось неизменно, а в то время, когда он приезжал к себе, это было  воплощение этого присутствия! Он создавал чувство авторитарного отца, но перед тем, как отправиться дремать, мы должны были поцеловать его в обе щеки. Кроме того в то время, когда мы уже подросли. Еще он был хорошим спортсменом, как Морис.

Это он поощрял нас с братом заниматься хоккеем, в то время, когда мы были еще мелкими. Он поднимал нас в 5 утра, дабы идти тренироваться, а по дороге мы собирали и всех окрестных ребятишек». Молчание.  «По окончании того, как мои родители расстались, он все равно оставался  моим отцом. Он настаивал на этом».     В 2000 году, в то время, когда Рой был в Квебеке, он внезапно определил о смерти собственного отца от сердечного приступа в возрасте 70 лет. «В то время, когда я приехал в больницу, мне сообщили: «Уже поздно — вы не имеете возможность его видеть.

Он в морге».  Но я должен был  его заметить и предпринял все, что имел возможность. В итоге, я встретился с ним, и клянусь, он мне подмигнул. В то время, когда он просыпался в хорошем настроении, он постоянно подмигивал мне. И в том месте, в смерти, он был доволен…»  Его голос мало дрожит. В беседе наступает затишье…     Поиск себя — эта неприятность его отца не перешла к Рою.

Сомнения и переоценка сокровищ, с которыми сейчас сталкиваются многие юные люди, ни в коей мере не касается  актера.«У меня были собственные образцы для подражания, различные, но мужественные и сильные. Мой папа, и мой дядя, что был криминалистом — умный, проницательный, потрясающий человек.  Он также погиб через чур молодым».

    Рой уверен, что ни при каких обстоятельствах больше не встретится с ними. Никогда, ни в следующей. «Я не верующий.  Для меня быть религиозным — значит, сдаться.

Это все равно как верить продавцу подержанных автомобилей. Я прочел целый Новый завет, дабы определить, о чем он.  Христос был великим философом. Но не более того…» Рой Дюпюи не испытывает недостаток в загробном мире: «Линия, жизнь и без того достаточно  восхитительна. Мне этого достаточно».  Пауза. «Пока не доказано обратное, люди — это единственные живые существа, осознающие собственный нахождение во вселенной.

Это уже что-то значит, не так ли?»   На поверхность всплывает бывший студент, изучавший  естественные науки. Взолнованный, лихорадочный. «Я обожаю просматривать книги таких ученых как  Stephen Hawking,  Hubert Reeves  (авторы популярных книг о происхождении вселенной, о космосе, времени).  Я наблюдаю все документальные фильмы, каковые касаются  новых достижений в области знаний о процессах мироздания».

  Он достигает пика энтузиазма, жонглируя терминами «хаос», «квантовая механика», «вечно громадное» и «бесконечно малое»…  «Дома у меня имеется программа, которая разрешает заметить, дабы было 900 млн. лет назад. Любая точка на экране — галактика,  биллионы звезд.  В голове такое не умещается. Это чистая поэзия».     Звезды кроме этого интересуют эту звезду в связи  с курсом бесприборной навигации, что он на данный момент проходит, отдавая должное собственной последней страсти — яхте.

Они поладили  между собой мгновенно. «На протяжении моего первого морского путешествия я почувствовал, что во всех направлениях прикасаюсь к континентам. Что вода, по  которой я плыву, может доставить меня, куда угодно».     Так и произойдёт. Максимум через 4 года, в то время, когда Рой отправится в кругосветное плавание. «Я заберу камеру, и, возможно, сниму документальный фильм», — грезит он вслух.  Его подруга будет с ним. «Селин нравится мореплавание равно как и мне.

  На данной яхте мы уже пережили шторма — и практически, и фигурально.  У нас сложилась хорошая команда. В море с корабля не уйти, исходя из этого на борту  отношения либо укрепляются,  либо разрываются.  И мне это нравится».

    Но факт остается фактом, что до тех пор пока лучшее путешествие, которое совершил Рой Дюпюи, это было путешествие вовнутрь себя, в то время, когда пара лет назад он посещал психоаналитика.  Тогда он кинул наркотики, алкоголь — «не считая «направляться d’Yquem» под  фуа гра  на Новый год» — и рок-н-рольный образ судьбы. «Я позволил себе слишком много. Необходимо было выбирать — смерть либо жизнь.  И я сделал выбор».

  Терапия помогла ему определить собственные чёрные стороны. «То, что нам не нравится в самих себе, довольно часто имеет отношение к нашим страхам».  Каким?  «Эти страхи для меня через чур  сильны, дабы  говорить о них тут».

   Но, Рой без неприятностей готов сказать по секрету, что ему больше всего не нравилось на  съемках «Мориса Ришара». «Бриться каждое утро!»  И все же он доволен двумя семь дней, совершёнными в Квебеке на  съемках  хоккейных сцен. «Я неизменно прекрасно катался на коньках», — говорит Рой, что все еще играется центрового в лиге кинематографистов.  «Это был марафон! Все было снято в спешке,  так, что  мы трудились на льду кроме того на грани опасности и риска. Я обожаю опасность.

Она  заставляет меня ощущать себя более живым».  Продолжительное время Рой увлекался затяжными прыжками с парашютом. «Но больше нет. Мореходство дает все вероятные ощущения — от кошмара до полной безмятежности».    До отплытия по морям мирового океана Рой отделывает приобретённый в 1996г.  дом постройки 19 века, что находится на границе с Америкой.  «Я ни при каких обстоятельствах не реализую его.  Я бы желал, дабы мои дети, если они у меня будут, постоянно могли возвратиться ко мне и знать, откуда они родом».

  Кругосветное путешествие не поменяет ответ этого парня из Абитиби. Как раз тут он желает жить,  как раз тут он желает погибнуть. «Я уже достаточно попутешествовал, чтобы выяснить это. Я обожаю Квебек, я обожаю его обитателей.  Мне это необходимо».

    Быть может, эта глубокая привязанность явилась обстоятельством его отказа, по слухам, от ключевой роли в культовом сериале «24»? Так эти слухи верны?  «Я не желаю об этом сказать», — протестует он, ему очевидно не по себе. — «Это обман для всех».  Значит, об этом мы сказать не будем.        Так же,  как и о его замыслах в кино и на ТВ.  «Ничего не завизировано».

       И  о вероятном возвращении в театр, без оглядки на то, что  его последнюю  работу на сцене в  1994г. в пьесе Сэма Шеппарда «Настоящий Запад» превозносил  сам  безжалостный  критик  Робер Левеск: «Рой Дюпюи — настоящий ужасный актер».     На данный момент звезда наслаждается несложными эйфориями судьбы и занимается  кампанией  по защите рек от строительства  малых частных гидроэлектростанций —  «Rivers Foundation», учредителем которой он есть. «Яхта, загородный дом…  — на данный момент я довольно часто повторяю себе, что у меня чертовски хорошая судьба».

    Последний раз в беседе появляется призрак Мориса Ришара.  «Мне нравится данный человек.  Имеется люди, каковые грезят о том, что им не подходит.  У них нет того, что нужно, с целью достижения  данной  грезы.

  А он осознавал, в чем  был оптимален, и делал это.  Не произнося  громких слов,  он дал нам уверенность в себе.  Я обожаю его, по причине того, что он оставался верным собственному курсу».     По окончании долгих  блужданий  Рой Дюпюи, разумеется, также отыскал грезы, каковые ему соответствуют.

И, наконец, собственный место на земле. «Elle-Quebec» — декабрь 2005г. Перевод  Bouquet

пламя и Лёд 1 серия


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: