Как неелова с гафтом целовалась

Как неелова с гафтом целовалась

Как Неелова с Гафтом целовалась

Марине Нееловой — 65. В это тяжело поверить, глядя на красивую, актуальную даму. Но, не всегда она была таковой… О собственных комплексах, партнёрах и ролях по сцене Неелова поведала на творческом вечере.

В большинстве случаев подобные встречи с актерами проходят пафосно. На вечере Марины Нееловой беспрерывно смеялись и зрители, и сама актриса. Такое чувство, что на сцене был кто-то из актуальных пародистов. А Марина Неелова и имеется гениальный пародист: она может подделывать мужчин и голоса, и дам — Валентина Гафта, Никиты Михалкова, Фаины Раневской… А уж как она показывает Галину Волчек — с ее неизменной сигаретой и прищуром в зубах!..

Но, не это на вечере было главным.

— Я желаю разрешить войти вас в закулисье. Это не совсем верно, но это очень интересно!.. — заинтриговала Марина Неелова.

А дальше понеслось…  Оказывается, росла Марина в полной убежденности, что она — гениальнейшая и артистичная девочка. К творчеству будущих сотрудников особенного интереса не проявляла.

— Все девочки около брали фотографии артистов, а я нет. И вот как-то мы с мамой проходим мимо киоска, я завороженно останавливаюсь и прошу приобрести мне снимок. Иду по улице, прижимаю картину к груди, целую ее… Понимаете, кто это был?

Не красивые мужчины Тихонов, Лановой, Яковлев… Это был Василий Меркурьев!

Забавная влюбленность девятилетней девочки в солидного толстого дядьку объяснилась спустя десятилетия: Неелова поступила на курс к Меркурьеву (вот он, символ судьбы!) и  до сих пор уверен в том, что лучшего учителя было не сыскать. Кстати, в то время, когда пришла пора подавать документы в театральный университет (а в Ленинграде он был всего один), Марина никак не переживала — уверена была в собственной неотразимости.

— И вот прихожу я на первый тур и вижу: красавицы и сплошные красавцы: с огромными глазищами, шикарными волосами, высокие, нарядные, фигуристые. А у меня фигура… Ее не было совсем. Была я такая дистрофичная, что, в то время, когда входила в лифт и нажимала на кнопку, агрегат на меня не реагировал. Ему казалось, что в кабине никого нет. Мне приходилось подпрыгивать, и тогда лифт осознавал, что кто-то все-таки имеется.

Но дело кроме того не в этом.

— Ноги у меня были тонюсенькие и без того необычно извивались. Позже, в то время, когда много лет спустя мы с Костей Райкиным плакались друг другу в жилетку, и он сказал: «Мне пишут, что с таким лицом не то что артистом быть запрещено — из дома выходить не рекомендуется», я ему отвечала: «А у меня ноги, как руки»… Он внезапно встрепенулся и говорит: «А ты знаешь, мне нравится, они у тебя так занятно извиваются, заплетаются, что я думаю, а попадают ли они наверху в необходимое место?»

— В общем, заметив  в университете настоящих красоток, я страшно закомплексовала, — продолжает Неелова, — и осознала: красотой забрать не окажется, нужно чем-то вторым. На первом туре поставила перед собой стул, закрыв тщедушную фигурку, заплела по привычке ноги в немыслимую позицию и как гаркну басом: «Марья Павловна приехала на бал к Ростовым с дочерью…» Рабочая группа аж подпрыгнула от несоответствия физических показателей — басовитого голоса и худосочного тельца. Так я пролетела во второй тур.

В каждом туре Марина придумывала что-то необыкновенное. Но в то время, когда ситуация согрела для продемонстрировать пластику и прийти в купальниках, юное создание впало в отчаяние: ну как демонстрировать всякое отсутствие форм?  

— Нас, человек 10, выставили в шеренгу. Рядом со мной — ногастая и грудастая соперница. Я ей шиплю: «Отойди!» Весьма уж контраст не в мою пользу кидался в глаза. А она, оценив обстановку, достаточно так: «Да мне и без того прекрасно». В общем, дали нам задание: продемонстрировать, как протирают окно.

В случае если все девочки стеснительно протирали «форточку», я протирала… «витрину»: извивалась всем телом, нагибалась, бегала – лишь бы меня запомнили!

Ее запомнили, приняли. Действительно, на последнем курсе, в то время, когда игрались дипломный спектакль, Марина… упала в зрительный зал.

— У всех зажим проявляется в скованности перемещений, а я, напротив, начинаю мельтешить, нервничать. Вот и упала прямо перед рабочей группой. Да как некрасиво: юбка задралась на голову. Лежу и думаю: «Ну что возможно ужаснее, чем упасть на дипломном спектакле?! Ничего!» Осознав это, расслабилась и доиграла в собственный наслаждение.

Поставили «четверку», что на отечественном языке свидетельствует профнепригодность.

Действительно, в ее профнепригодность мало кто поверил. К тому времени она уже сыграла в «Ветхой, ветхой сказке» с самим Олегом Далем!

— Все около твердили: «Лишь не влюбись» и до того меня стращали, что я возненавидела будущего партнера. А встретилась с ним — синеглазого, узкого, с гениальной походкой, с принудительным обаянием — и растаяла. Да что я! Сама Волчек от него таяла и, глядя из зала на него, играющего спектакль, расплываясь в ухмылке, сказала: «Ну Олег, ну идиот! Совсем не то играется!..»

Неелова позже будет таять от многих партнеров, от Андрея Миронова к примеру. А  вот Константин Райкин ее испугал.

— В Москве гремел спектакль «Валентин и Валентина». Актриса, играющая роль  основной  героини, ушла в декрет. Ей искали замену, и Костя (Валентин) позвонил мне и пригласил на свою квартиру поболтать о роли.

Я не видела Костю до этого, но прекрасно знала его отца — Аркадия Исааковича, что приезжал время от времени к нам в университет. Девочек парализовывала красота Райкина-старшего: большой, статный, с  шикарной гривой, с седой прядью, падающей на лоб… Мне казалось, что Костя — правильная копия отца, лишь не седой. И еще мне казалось, что дома он ходит в шелковом стеганом халате. Выхожу из лифта и осознаю, что совершила ошибку этажом.

По причине того, что на лестничной площадке стоит мелкий человечек в джинсах, майке, зубы враскорячку, шнобель в пол-лица, прическа необычная — а-ля паж, лишь какой-то неестественный. Человек лыбится и говорит: «Здравствуй, а я тебя ожидаю!» Я пугаюсь, начинаю сказать, что совершила ошибку дверью, а человек, схватив меня за руку, заталкивает в квартиру. Ну, думаю, возможно, денщик Райкиных, прислуга… Мы проносимся через череду помещений, увешанных картинами, и плюхаемся на диван в кабинете. «Денщик» был Костей!

Мы проговорили восемь часов кряду, совпали во всем: все, что мне нравилось, нравилось и ему; все, что он ненавидел, — отвращало и меня. Мне казалось, что я отыскала брата, лишь… Его женская прическа да и то, что он, приседая, ойкал и потирал попу, казалось мне необычным. на данный момент я известно что поразмыслила бы. А тогда : необычный. В ходе беседы Костя внезапно как рванет волосы с головы, и бац — предстает с обнажённым черепом. Говорит: «Забудь обиду, в парике через чур жарко».

Стало известно, что для фильма «Собственный среди чужих, чужой среди собственных»  Михалков попросил Костю обриться наголо и прыгнуть с утеса в холодную бурную реку. Костя обрился и прыгал — до тех пор, пока не схлопотал фурункулез. Позже продолжительно делал уколы.

Вот из-за чего, присаживаясь, ойкал от боли. Я в то время, когда в михалковском фильме заметила эту трехминутную роль, Костиной самоотверженности. Вот таким он остался и по сию пору — готовым для роли на все…

Театральные казусы, курьезы на сцене… Об этом Неелова может говорить часами. О том, как  Нина Дорошина способна на сцене багроветь, бледнеть и без того истошно сказать о сердечной боли, что все около кидаются вызывать скорую, а она, выясняется, «придуривается» по роли…

— А вот Галина Борисовна Волчек как актриса постоянно слушается режиссеров, старательно все делает на сцене, но жутко смешлива. в один раз игрались мы в спектакле «Всегда живые». В том месте, по задумке режиссера, мы выезжали на столе на сцену (как воспоминания), говорили что-то и кроме этого отъезжали. И вот выезжаем на сцену я, Гафт и Волчек.

Галина Борисовна говорит фразу: «В то время, когда мы были в эвакукации…» Сообщила, испугалась, прикрылась ладошкой и как затрясется от хохота. Я за ней следом — трясусь, закрываюсь руками, но пробую изобразить рыдание… Лишь мы успокаиваемся, как Гафт оживленно задаёт вопросы: «Так что было, в то время, когда вы были в эвакукации?» Ну, тут нас прорвало: захохотали истерически. Нас увезли за кулисы, а недоуменный зритель сидел и думал: «Что же свидетельствует эта нелепая сцена?».

Валентин Гафт — отдельная глава в жизни Марины Нееловой. У них давешние и непростые партнерские отношения. На сцене он иногда засандаливает  такую импровизацию, что у сотрудника челюсть отвисает.

 Ему может, например, не понравиться интонация вопроса, с которым он обратился к партнеру по сцене, и Гафт будет задавать собственный вопрос до тех пор, пока не примет решение, что играется правильно. в один раз, к примеру, в одном спектакле Неелова должна была сказать фразу: «Я поведаю вам о том, как жила в войну…». Гафту не пришлось по нраву, как это сообщила Марина. И прямо на сцене он ее огорошил: «Да не нужно, не говорите!» Она ошарашенно начала выкручиваться: « Нет, я поведаю, хоть мне и будет не легко».

Гафт настаивал : «Да не говорите, раз не легко…» Так длилось 60 секунд три. Неелова осознавала, что в случае если так и не поведает ту самую заветную историю, спектакль рассыпется, и отправилась ва-банк: «Хорошо, ничего я не буду вам говорить». Гафт тут же встрепенулся: «Как это не станете?! Нет уж, вы, прошу вас, поведайте…»

— Но самая громадная мука играться с Гафтом в любовь. В спектакле «Три сестры» у отечественных храбрецов отношения. Волчек, которая режиссировала постановку, придумала такую сцену: моя героиня садится на рояль, а храбрец Гафта ее целует и страстно на этом рояле обнимает.

Гафт постоянно стесняется разъясняться в любви. На репетиции, в то время, когда дошли до данной сцены, он категорически отказался ее играться. Галина Борисовна упорствовала. Тогда Гафт сообщил ей: «Выйди и продемонстрируй, как нужно». Тут уж заупрямилась я: «Нет уж, о нас с Волчек и без того неизвестно что пишут, а тут войдет посторонний и внезапно заметит, как она меня целует на рояле…» Оказать помощь вызвался юный актер, и без того у него это умело оказалось! Гафт, скрупулезно рассматривая отечественный поцелуй, внезапно заявил: «Ну прекрасно, я тебя поцелую.

Лишь на премьере».  Весь месяц он меня стращал, сказал: «Не так долго осталось ждать премьера, уж я тебя поцелую…» Я кроме того переживать стала. Но того шока, что мне предстояло пережить, кроме того представить не имела возможности.

Идет премьера, мы приближаемся к сцене на рояле, я приготовилась, в этот самый момент Гафт сгребает меня в охапку так, что я некрасиво и звучно крякаю от боли. Дальше — больше. Он открывает рот и… засасывает мои губы, шнобель, глаза… В общем, все мое лицо, как вантузом засосало…

— А позже он мне кашлянул. Прямо в рот. И я сообщила: «Ты как желаешь, но я больше с тобой целоваться не буду.

Само собой разумеется, театральные будни не складываются из одних лишь радостных баек.

— Мы довольно часто плачем, страдаем, болеем, — говорит Марина Неелова. — Лишь для чего зрителю знать об этом? В это закулисье я вас не разрешу войти!

Илона Егиазарова

Фото Юрия Самолыго

Первый поцелуй с языком. Как целоваться верно


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: