Этой женщине подчинялся сам штирлиц

Этой женщине подчинялся сам штирлиц

Данной даме подчинялся сам Штирлиц

Режиссёр Татьяна Лиознова, отмечающая в июле-2004 собственный 80-летие, — это  «Три тополя на Плющихе», «Карнавал» и «Мы, нижеподписавшиеся». Большой уровень, крепкий профессионализм. на данный момент так не снимают.

Но в первую очередь — это «Семнадцать мгновений весны». Легендарный сериал, сделавший легендарной мелкую даму, которой подчинялся сам Штирлиц.

У каждого мгновенья собственный Кобзон Имела возможность ли поразмыслить Татьяна Михайловна, снимая собственные «Три тополя», что свет сойдется клином для неё на другой цифре — 17, на «Семнадцати мгновениях весны», и она отвоюет сценарий Юлиана Семенова у «Ленфильма» (создатель кроме того возвратит студии уже взятую ранее сумму, равную автомобилю), после этого заявит сценарий не сильный и создаст новый вариант? Конечно, она захочет стать в титрах соавтором сценария, а Семёнов этого не захочет, и все примет решение в пользу Семенова третейский судья композитор Таривердиев.

Да и Семенов, придумывая «Семнадцать мгновений весны» под шум теплого моря в Гаграх на пишущей машинке «Колибри», ежевечерне подпитывая воодушевление дюжиной бутылок шампанского, имел возможность ли он поразмыслить, что в виде Штирлица производит джинна из бутылки, формирует одного из самых популярных храбрецов-преданий, персонажа бессчётных смешных рассказов? Ни Лиознова, ни композитор Микаэл Таривердиев и додуматься не могли, что песни к фильму споет сначала сладкоголосый Муслим Магомаев, после этого его перепоет Иосиф Кобзон, что успеет войти кроме того в поговорки («у каждого мгновенья собственный Кобзон»), но не успеет войти в титры и попадет в том направлении позднее.

А Таривердиева «доброжелательные» сотрудники обвинят в плагиате — мол, музыку к фильму похитил он у француза Френсиса Лея. Приходилось оправдываться. А фильм приходилось снимать одной камерой, накрытой телогрейкой, дабы не тарахтела, поскольку последующего процесса озвучки фактически не было.

Кинематографическое руководство пожалело денег на зарубежные командировки, и в Берлине Лиознова снимала не так много. Цветочную улицу (Берн) нашли в Риге, границу между Швейцарией и Германией — на Кавказе, невыездного тогда Льва Дурова, взявшего по окончании роли провокатора Клауса кличку «основной преступник республики», было нужно пристрелить в подмосковном лесу — так дешевле.

  Да, не всегда совершенно верно соблюдались марки машин, и песня Эдит Пиаф была «перекинута» из 60-х годов в 40-е, и большое количество хроники было нужно додавать, по причине того, что высокие армейские чины возмущались: мол, что это получается — одна разведка войну победила?! Но в следствии вместо 9 серий взяли 12, взяли в следствии хорошее кино.

250 метров молчания Все-таки видно, что фильм снимала дама: любой женский образ в сериале, кроме того самый незначительный, сделан с таким пониманием, таковой тщательностью. Без дам жить запрещено на свете, нет. Кроме того аскету Штирлицу.

Исходя из этого они сопровождают его все 12 серий, и отбирала их Лиознова с величайшей требовательностью. Тут вам и женщина в лесу — милейшая фрау Заурих (Э. Мильтон), и женщина с лисой (И. Ульянова), и таинственная Габи (С. Светличная), и актриса Марика Рекк на экране, и идеологически чуждая нам черствая германская дама Барбара (но не Брыльска), у которой все сзади, и германская же крошка Урсула, дочка воина Хельмута, у которой все в первых рядах.

И, само собой разумеется, супруга Штирлица, верная подруга далекого приятеля — безымянная, онемевшая по заданию советской разведки, — какие конкретно глаза, утонуть возможно. «Я прошу, хоть ненадолго!» — умоляют эти глаза. Но Штирлиц непреклонен — работа превыше всего, конспирация, батенька, конспирация! Сыграла жену актриса Вахтанговского театра Элеонора Шашкова, учившаяся в свое время в 12-й школе города Симферополя. Сцены свидания не было в романе.

Ее придумала сама Татьяна Лиознова — вправду, сочинить такое имела возможность лишь дама. Сцена занимает мин. восемь экранного времени — целую вечность, 250 метров пленки. Руководство потребовало сократить, Лиознова категорически отказалась и верно сделала: чего уж мелочиться, в то время, когда имеется о чем помолчать. И, конечно же, радистка Кэт, Катя Козлова, Кэтрин Кин.

  Екатерина Градова, утвержденная Лиозновой на роль радистки Кэт, — личность любопытная. Чуть выйдя на театральные подмостки, пользовалась благосклонностью старого и известного актера Штрауха, что был уже в летах и большое количество игрался в кино Ленина. Любопытно, что кликали его Максим Максимович, совсем как Штирлица — Максима Максимовича Исаева.

После этого Градова стала, пускай ненадолго, женой Андрея Миронова, родила ему дочку Машу. На протяжении демонстрации «Мгновений» ходили слухи, что в роли ребенка Кэт снималась дочь Градовой и Миронова. Это сущая легенда — Машенька тогда еще не только не появилась, но и не планировалась — роман между Градовой и Мироновым начинался.

  Для съемок же брали крошек из близлежащего детского дома. Вспоминают, что малюток было шесть. В то время, когда Рольф свирепствовал, пробуя простудить советского ребенка, положив его голенького на морозе перед открытым окном, деткам холодно не было, а совсем напротив — софиты припекали, сквозняк отсутствовал совсем, крошки отказывались плакать, напротив — блаженно радовались, так что раздирающий душу крик было нужно записывать в соседнем роддоме.

Слезливые советские телезрители полюбили Кэт раз и окончательно. В то время, когда Градова на протяжении демонстрации «Семнадцати мгновений» в один раз зашла в магазин «Новоарбатский» со своей собачкой, ее мгновенно окружила масса людей, требуя поведать, чем же закончатся «Мгновения». Отпустили актрису часа через два. Собачку отпустили также. Прослезился над судьбой Леонид и Кэт Ильич Брежнев. Сентиментальный генсек звонил актрисе, желал встретиться. Не довелось.

на данный момент Градова стала солидной женщиной, ушла из театра в кино, но не снимается, живет в деревне, занимается хозяйством. Маша Миронова выросла, стала красивой леди. Градова со своим новым мужем, что на восемь лет младше ее, воспитывает приемного сына. Забрали они его в том самом детском доме, что в начале 70-х поставлял малюток для съемок «Семнадцати мгновений весны».

Ефильм Закадрович Красивый ленинградский актер, сыгравший много броских ролей в товстоноговском БДТ и, само собой разумеется, в кино (чего стоит один лишь батька Бурнаш в картинах о неуловимых!), в «Семнадцати мгновениях» Ефим Копелян наступил на горло собственной песне. В фильме его нет, не смотря на то, что Лиознова планировала дать ему какую-то роль. Но имеется его неповторимый необычный голос.

И в случае если Штирлиц Тихонова при всей проницательности и своей респектабельности мало зануда, то Копелян сводит это занудство на нет. Копелян — богатый внутренний мир Исаева-Штирлица, отточенная идея режиссера Лиозновой. Штирлиц курит — Копелян говорит. Штирлиц выпивает пиво — Копелян не тянется за кружкой, он говорит.

Штирлиц едет к Борману — Копелян никуда не едет и не идет, он так же, как и прежде говорит взвешенно и нормально, говорит, в то время, когда Штирлиц молчит, спит, бреется…  Сотрудники уговаривали Татьяну Лиознову убрать из фильма слащавую сцену, где Штирлиц мило встречает 23 февраля картошкой, собранной, возможно, на шести сотках, выделенных штандартенфюреру месткомом разведки Шелленберга. Режиссер не послушалась, покинула эпизод — возможно, считала, что выручит голос Копеляна.

Ефим Копелян ночью ехал на съемки из Ленинграда на «Красной Стреле», утром постоянно появлялся идеально выбритый, в белой как снег сорочке. Сказал всем: «Я у вас не Ефим Захарович, а Ефильм Закадрович — я же все время за кадром». Незабываемый Копелян.

100 белых рубах Тихонова Не устаем поражаться, как сумела Татьяна Михайловна Лиознова выбрать актера на ключевую роль. Была идея сделать Штирлицем необычного Иннокентия Смоктуновского, в роли штандартенфюрера имел возможность появляться и великий комбинатор — Арчил Гомиашвили, страстно хотевший сниматься, щедро водивший съе-мочную группу в рестораны а также закрутивший роман с одинокой Татьяной Лиозновой.

Но она, эта маленькая мужественная дама, пренебрегла сильным эмоцией и бессердечно извлекла из колоды козырного туза — экранного мужчину из мужчин Вячеслава Тихонова.  Самое тяжёлое дело — играться хорошего храбреца. Тихонову было не привыкать. Форму он умел носить еще со Войны «Мичмана и» времён «Панина и мира», многозначительно молчать также. Идеологическим соперникам СССР ничего не необходимо доказать, что Штирлиц не таковой уж и хороший.

Во-первых, курит везде где лишь возможно, да и где запрещено также, кроме того в поликлинике.  Во-вторых, как жестоко поступает он с тем же Плейшнером, отправляя на смертельно страшное задание полностью неподготовленного человека. Пастора, ветхого и толстого, не только вымогает ее детьми и сестрой, но и заставляет бить на лыжах рекорды зимней Олимпиады. С Холтоффом и Клаусом он и вовсе не церемонится: одному — бутылкой по голове, второму — пулю в сердце.

Но мы все ему прощаем — и в этом также победа Татьяны Лиозновой. Она сумела убедить народные веса, что Штирлиц совершает все эти поступки, как говорят в фильме «Подвиг разведчика», «за победу». За отечественную победу. Говорят, на съемках для Тихонова всегда были наготове 100 белых рубах. Ему идёт.

Пастор и Плейшнер  Ростислав Плятт был знаменитым и любимым актером задолго до «Семнадцати мгновений». Но как раз Татьяна Лиознова снова раскрыла нам не комедийного чудака, а человека, которого в полной мере возможно назвать знаком хороша, нравственным компасом фильма. Снявшись в «Семнадцати мгновениях», Плятт каждый день звонил Лиозновой к себе и задавал вопросы: «Хозяйка!

В то время, когда будем опять трудиться?» И в то время, когда тяжело больной артист, у которого отказывали ноги, еле поднимался на сцену театра им. Моссовета на особом лифте, он, возможно, вспоминал о том, что его пастор Шлаг совсем не умел ходить на лыжах, — вправду, со поясницы его подменял фотограф Аркадий Гольц, но постоянно умёл оставаться самим собой. А как ходит Евгений Евстигнеев — доктор наук Плейшнер, данный рассеянный с улицы Бассейной, вернее, Цветочной!

Его походка — предлог для особого изучения, глава в книжке актерской игры, игры, имя которой — жизнь. Евстигнеев предсказал в фильме собственную настоящую смерть, далеко от отчизны, в Лондоне, незадолго до операции на сердце. Два прекрасных старика — они не спички из глубокого коробка находчивого Штирлица, они вне партий, идеологий, хитроумных расчетов. Они просто люди. В этом их слабость и их великая сила. Кто, не считая умной дамы, может это так остро ощутить и передать?

Выпадающий из кадра Мюллер Самые обаятельные в этом сериале — нацисты. Не просто так для сериала сшили самые настоящие нацистские костюмы. Браво, Лиознова!

Это она распорядилась вложить милейшему барду Визбору тампоны в шнобель, поролон в мундир, да и голос ему поменяла — вот вам и Борман. Она попыталась на роль Гитлера прекрасного Лёню Куравлева, а позже перевязала ему один глаз, поменяла шнобель и слепила из него Айсмана. Это она злилась на актера Масоху (Шольц), что никак не имел возможности сказать словосочетание «штандартенфюрер Штирлиц» и в следствии так перенервничал, что погиб во время съемок.

Это Лиознова назначила на роль коварного Шелленберга обаяшку Олега Табакова, работой которого восхищались и германские родственники прототипа, и сам грозный Андропов. И, само собой разумеется, основное ее достижение — это Мюллер. Так предугадать с Броневым — неизвестным театральным артистом, ощущавшим себя на съемочной площадке беспомощно, неизменно выпадавшим из кадра и по окончании каждого дубля задающим вопросы: «Ну, как я сыграл?»! Гениально сыграл прекрасного гестаповца, ужасного и забавного в один момент.

Как неповторимо он потирает затылок, как подергивает шеей и головой из-за тесного мундира, сшитого на размер меньше, как наблюдает из-под очков. Наблюдает в упор на собственного первого настоящего режиссёра — Татьяну Лиознову, сделавшую из него звезду. Сейчас, 80-летней, ей имеется что отыскать в памяти. Её мгновения стали отечественными любимыми мгновениями. Мы производим перерасмотрение и вспоминаем их сейчас с хорошей ухмылкой. Кое-кто иногда и всплакнет.

А что, не грех, в случае если кроме того привезенный с дачи на юбилей режиссера Вячеслав Тихонов — непоколебимый Штирлиц, выглядящий сейчас старичком-одуванчиком с бородой, также разрешил себе сентиментально всплакнуть, поздравляя с 80-летием собственную дорогую Танечку Лиознову. Сергей Пальчиковский

Консультант. 10 серия


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • Тильда суинтон : «потому, что я несомненно являюсь дамой…»

    Тильда Суинтон : Потому, что я несомненно являюсь дамой… Кирилл Разлогов: Тильда, с чего начались и как развивались ваши взаимоотношения с Дереком…

  • Игорь верник: «мне весьма интересно, о чем дама молчит»

    Игорь Верник: «Мне весьма интересно, о чем дама молчит» В МХТ имени Чехова, где актер помогает больше 25 лет, его обожают гримеры, костюмеры, ассистенты…

  • Эмбер хёрд: «дамы-героини должны…

    Эмбер Хёрд: «Дамы-героини должны быть сильными, неординарными» «Три дня на убийство» — новый продюсерский проект от Люка Бессона, свежий экшн с…

  • Сильная дама

    Сильная дама Англичанка Рэйчел Вайс терпеть не имеет возможности хороших героинь и уверен в том, что умение рисковать делает жизнь надёжнее. Сообщи, а ты до сих…

  • Карнавал

    Карнавал в один раз увенчанный лаврами король кинокомедии Эльдар Рязанов согласился Татьяне Лиозновой: «Знаешь, Таня, а я так как тебе по-хорошему питаю зависть к….

  • «8 Дам»: франсуа озон вычисляет…

    «8 дам»: Франсуа Озон вычисляет лесбийскую сцену с Катрин Денев и Фанни Ардан собственной успехом. О новом фильме культового французского режиссера Франсуа…

  • Пять фильмов о дамах в годы ВОВ

    Пять фильмов о дамах в годы ВОВ Отечественные храбрецы выстояли. Дошли до Берлина, в значительно меньшем числе возвратившись назад. В то время…

  • Натали портман: «целоваться с дамой было весьма интересно»

    Натали Портман: Целоваться с дамой было весьма интересно В Венеции начал собственную работу 67-й Интернациональный кинофестиваль. Открытие выдалось совсем не пафосное –…