Элеонора беляева: мой «киоск» работал 30 лет

Элеонора беляева: мой «киоск» работал 30 лет

Элеонора Беляева: Мой «Киоск» трудился 30 лет

Передача «Музыкальный киоск» — из немногих долгожителей отечественного телевидения. «Киоск» выходил в эфир тридцать два года — он закрылся десять лет назад, но однако миллионы телезрителей до сих пор не забывают и передачу, и ее бессменную     «Не отказалась бы подработать»  — Элеонора Валериановна, как складывается сутки звезды на заслуженном отдыхе?  — Как и у большинства вторых пенсионеров: гуляю, просматриваю, говорю по телефону. Кстати, не отказалась бы подработать — так так как не могу же! Имя не разрешает: я Беляева.

— Определят?  — Еще как! И на улицах подходят, и в магазинах. Причем так по-хорошему обращаются — легко чудо.

Безумно приятно.

— Ваши самые родные люди на сегодняшний момент — это кто?  — Дочь Маша и внучка Настенька. Дочь — опытный живописец, график, а внучка — стилист, сравнительно не так давно закончила театральный колледж.

— Из-за чего никто из них не захотел пойти по вашим стопам?  — Это был их выбор. Не смотря на то, что в чем-то и Маша, и Настя повторили мою судьбу. В то время, когда я окончила школу на одни пятерки и заявила папе с мамой, что отправлюсь из родного Воронежа в Москву, в Гнесинский университет, семья была в шоке: но я поступила по-своему. Совершенно верно так же по окончании восьмого класса, не сообщив никому ни слова, моя Маша перевелась из общеобразовательной школы в художественную.

И совершенно верно так же, вопреки уговорам, по окончании восьмого Настя перешла из школы в колледж… Но сейчас все мы имеем яркое отношение к мастерству.

— Годом ранее на одной из респектабельных столичных сцен ваш первый муж, известный баянист, заслуженый артист России Анатолий Владимирович Беляев, дал концерт в честь собственного семидесятилетия. И вы дали согласие вести это мероприятие…  — Да. Боль от разрыва давным-давно прошла, страсти улеглись, обиды простились. Мы дружим, кроме того Новый год иногда встречаем совместно.

Время стирает из памяти мелочи, все расставляет по местам.  «По окончании диплома утратила голос»  — Мало кто знает, что вы грезили о карьере певицы, а не теледивы. Мало кто знает, что сначала Москва стоила вам больших слез.  — Моя специальность по диплому — концертно-камерная и оперная певица. Но, должно быть, не отлично нас учили: различные эмоциональные события сложились так, что я спела диплом — и утратила голос. Окончательно. В следствии осталась без работы.

Уже с мелким ребенком на руках… Начала переписывать ноты, преподавать уроки игры на фортепиано…

— В этот самый момент произошло чудо: вас пригласили на ТВ?  — Меня представили главреду музыкальных программ Владимиру Михайловичу Меркулову и зачислили в редакцию массовых жанров. Опоздала приступить к работе, как пошли сплетни: Меркулов был человеком потрясающим, гениальным начальником, да и мужчиной известный, я также была ничего себе… Ну вот и стали гадать: пассия — не пассия? Трудиться не давали.

А в итоге — вызывает меня Меркулов и говорит: «Эх ты, Элеонора, подводишь, толку от тебя никакого!» По счастью, дали второй шанс: перевели в редакцию народного творчества — в этот самый момент я развернулась. Материал-то прекрасно знала: Анатолий Беляев, Машенькин папа, уже в ту пору был известным баянистом, лауреатом интернациональных конкурсов… Начала делать передачу «аккордеон и Баян в Российской Федерации и за границей». Передача состоялась.

Позже перевели в редакцию классики, а это считалось высшим пилотажем.

— Напомните, в то время, когда показался ваш известный «Киоск»?  — В 1960-м. Сначала он вспоминал как один из элементов «Голубого огонька». Саму форму подачи: киоск — ведущую-киоскершу — витрину с пластинками и различными книгами придумал превосходный режиссер Алеша Габрилович. Форма разрешала представить все: от Баха до Оффенбаха, от классики до эстрады.

Полгода я трудилась на «Киоск» в качестве редактора, после этого стала ведущей.

— Полчаса эфира еженедельно в течение тридцати лет…  — В то время, когда «Киоск» закрыли, как будто бы глыба упала с плеч. Но это — с одной стороны. А с другой — стало известно, что жить без «Киоска» я фактически не могу.

Я тогда очень сильно заболела — и, как ни необычно это раздастся, заболевание помогла отстраниться, пережить шок от утраты любимой работы… Да, возможно, на данный момент очень многое покажется необычным: трудились не поднимая головы, наряду с этим денег не скопили, звездностью собственной не кичились… Да я ни при каких обстоятельствах неуважительного тона к зрителю себе не разрешила! Бывало, говорю о каком-то исполнителе и всегда подчёркиваю: дескать, вы, само собой разумеется, понимаете, но я вам все-таки напомню, уж простите… Не то что в наше время, да?

В случае если честно, меня злит агрессивность нынешнего телевидения, а также развлекательно-музыкального, я этого не приемлю.  «Рекомендовала Валерию Леонтьеву не сдаваться»  — Цензура очень сильно доставала?  — В общем, нет, я же не занималась политикой. Но кое-какие ограничения, конечно, были. К примеру, одно время «не советовали» упоминать Рахманинова и Шаляпина — эмигранты!

Да и материала по ним не было… После этого начались нападки на русский романс — воображаете, кому-то из правящей элиты показалось, что романс «расслабляет волю советского человека»!.. Духовная музыка была в опале, это ясно. Помнится, я возразила управлению: даем же мы Генделя и Баха, из-за чего запрещено Калинникова! «Прекрасно, — сообщили мне, — давай, но «Господи, помилуй!» затирай, как желаешь…»

— Говорят, нынешних акул шоубизнеса Макаревича с Леонтьевым также запрещали?  — И довольно продолжительное время. «Машину времени» резали впредь до 1982-го. Валера Леонтьев пробился чуть раньше, но в опале походил сполна. Я сходу ему сообщила: «Приготовьтесь к долгой осаде, вас продолжительно будут вырезать, но все равно участвуйте во всех записях, в итоге одолеете!» Позднее он поблагодарил меня за данный совет, выяснилось, он может быть благодарным.

— Так или иначе, одолели всех. А правильнее — всё. Не считая безденежья. Так как ваш «Музыкальный киоск» закрыли не вследствие того что иссякла мысль, и не вследствие того что устала команда, но вследствие того что не стало денег.  — «Киоск» закрыли из-за рекламы. В условиях того рынка, что развернулся под лозунгом «рыночной экономики», нас посчитали чисто рекламной программой — и предписали брать деньги.

С нищих редакций изданий, каковые мы цитируем. С компаний звукозаписи, продукцию которых мы демонстрируем… После этого «настойчиво попросили» плату за аренду студии и, не обращая внимания на то, что «Киоск» был передачей довольно недорогой по затратам, мы не выдержали. В какой-то момент не выяснилось финансов кроме того для настройки студийного рояля! Мне было нужно безотлагательно искать спонсоров.

Отыскала. Ездила за ними аж в Сибирь. Но в то время, когда возвратилась, выяснила, что мы должны платить еще и за эфир, а это немыслимые деньги.

И все, передачи не стало.

— Вероятна ли реанимация самой идеи «Киоска»?  — Не думаю. Не смотря на то, что, как мне известно, форму подачи отечественной «музыкально-образовательной программы с элементами развлекательности» так никто и не запатентовал…  Всех мужей кликали Анатолиями  — Говорят, в то время, когда через пара лет по окончании закрытия «Киоска» вы в первый раз вышли на сцену в качестве концертной ведущей, зал устроил вам настоящую овацию…  — Это было в Театре имени Вахтангова.

На моем первом вечере из цикла «Ведущие мастера хорошего балета»… Я лишь показалась на сцене — и внезапно люди начали хлопать в ладоши, целый зал встал. Я чуть не расплакалась… Эти вечера продюсировал Валерий Сергеев. Мы трудились на различных столичных (и не только столичных) сценах, воображали лучших мастеров отечественного балета. Я получила второе дыхание, и внезапно всему пришел финиш.

Меня пригласили в одну телепередачу, попросили поведать о том, чем и как живу, — я честно обо всем рассказала, но в следствии кусок про Сергеева попросту вырезали. Он обиделся, и балета в моей жизни больше не стало.

— Но имеется так как и другие концерты?  — Да, само собой разумеется, у меня остался Фестиваль детских музыкальных школ имени Глиэра — он проходит раз в год в Москве, я по традиции веду закрытие и открытие. И Фестиваль молодых исполнителей под управлением Ирины Константиновны Архиповой, что проводится в Осташкове, на Селигере. Я трепетно отношусь к этим выступлениям, шепетильно подготавливаюсь, ориентируюсь на таких мастеров, как Бэлза, Виноградова, Доброхотова.

Освоила новый жанр эстрадной деятельности — конферанс.

— Элеонора Валериановна, вы были примадонной отечественного телеэфира тридцать лет. Питали зависть к многие?  — Не знаю. Не чувствовала.

Быть может, времена тогда были вторыми.

— Поклонники, возможно, прохода не давали?  — Письма приобретала мешками, это правда. Кое-какие до сих пор пишут. В эмоциях признавались и в симпатиях — но дальше не заходило.

Меня все время что-то сдерживало: работа, семья, ребенок.

— И однако, трижды выйдя замуж, вы трижды развелись. Что мешало стабильному личному счастью, если не ревность?  — Простое человеческое хамство. Ни один мужчина не выдерживает опробования на популярность собственной жены.

А по большому счету, понимаете, это печальная закономерность: в случае если супружеская судьба сходу не заладится, позже хороша не ожидай — все равно будешь брать куски от одного и того же пирога… Одиночество? Но возможно быть полностью одинокой в доме, полном народа… Нет, я не опасаюсь одиночества — у меня большое количество друзей, к тому же я полностью самодостаточный человек. Мои любимые дочка и внучка живут раздельно. Маша замужем за дипломатом.

Настеньке девятнадцать — также сравнительно не так давно стала замужней женщиной. Надеюсь, в личной судьбе они будут радостнее меня.

— Всех ваших супругов кликали Анатолиями — действительно, что это событие было предсказано еще в молодости?  — Правда. В шестнадцать лет, на протяжении крещенских гаданий, было мне такое предвестие. Сейчас, в то время, когда пробуют знакомить с Анатолиями, отказываюсь сходу: нет, лишь не это!

Второй и третий супруг не имели никакого отношения к мастерству, трудились инженерами. Оба они были в принципе хорошими людьми — ну просто не сложилось у нас, и все, я не обожаю сказать об этом. Считаю, в жизни имеется вещи значительно более увлекательные и значимые, чем суета около мужчин.

— Какие конкретно, к примеру?  — Воспитание детей. Творчество. Будущее не отсыпает успех щедрыми кулями — в большинстве случаев, везет в чем-то одном. Мне повезло с работой — разве этого мало? Я удостоена титулов и разнообразных наград. Зрители «настойчиво попросили» дать мне звание заслуженной артистки — и я стала заслуженной.

Но дело, само собой разумеется, не в этом. Тридцать лет с телеэкрана я сказала с людьми о том, что обожаю сама, исходя из этого считаю себя человеком вечно радостным и состоявшимся.  Разговаривала Рита Болотская, «Собеседник»

Скончалась ведущая «Музыкального киоска» Элеонора Беляева


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: