«Экипажу» — 30 лет

Экипажу — 30 лет

У первого и последнего советского фильма-трагедии — юбилей. К данной дате Первый канал приурочил показ — 28 февраля. Режиссёр ленты Александр Митта поделился с Около ТВ эксклюзивными подробностями съемок.

Все деньги сгорели до съемок

— Мало кто знает, что съемки фильма-трагедии «Экипаж» начались с таковой трагедии – хоть караул кричи! Картина фактически «сгорела», не успев начаться. Произошло вот что: я вбухал практически все деньги, отпущенные на съемку, в огромную декорацию, которую выстроил в Домодедове. По плану это был основной аттракцион картины – около Ту-114»(он больше всех отечественных самолетов похож на «Boeing») буквой «П» выстроили роскошный макет аэропорта.

Все это должно было рвануть и сгореть – вышел бы шикарный кадр (собирались спалить 6 тысячь киллограм горючего – тогда это было в новинку кроме того на Западе. А на данный момент для тех же американцев – норма). В то время, когда подготавливались к съемке, в самолет на ночь залили керосин, утром привезли еще горючее, дабы долить.

А при первой заправке в баки попал воздушное пространство, за ночь накопились пары керосина. И в то время, когда начали доливать, пары рванули! С 3 часов дня до вечера все выстроенное великолепие сгорело дотла.

не забываю, с каким отчаянием на это наблюдал: горит – слов нет, красиво, а снимать запрещено. Но, как говорится, не было бы счастья… Из чистой экономии я перешел от декораций «один в один» на макеты – и этим спас фильм

— До «Экипажа» я снял «Арапа Петра Великого» с Высоцким в ключевой роли – пожалуй, наилучшая моя картина. Но отечественные госслужащие от кино ее очень сильно порезали. Она оказалась радостной, имела успех… но снималась-то как трагикомическая, роль у Высоцкого была куда драматичнее! В то время, когда резали, я очень сильно ругался, но уступал. Тогдашний министр кино Сизов кроме того похвалил меня: «Митта говорит опрометчивые слова, но не совершает опрометчивых поступков».

А я по окончании «Арапа» решил: «Пошли они все! Что против них лезть? Сниму чисто технологическую картину – но так, дабы они обалдели!» Я же по образованию архитектор-строитель – неужто, думаю, мне слабо? Ну и сделал “Экипаж»… что снова же принес мне одни несчастья.

В те годы прокат любой картины шел 3 семь дней. Одну ленту прокрутили – отправилась следующая. А «Экипаж» задержался в прокате на 6 месяцев, причём немыслимым тиражом – 3600 копий. Этим картина «убила» ленты, каковые планировались в прокат по окончании неё.

У меня со многими режиссерами испортились отношения.

Экипажу — 30 лет

«Экипаж» продемонстрировали в 90 государствах мира, о фильме было много передач – ни на одну меня не пригласили. Из-за чего? Думали, что я неуправляем, могу сболтнуть лишнее. Власти так как именовали  «Экипаж» картиной о коллективном подвиге советских людей.

А я делал её в противном случае – хорошей сказкой: Жженов, Васильев и Филатов – три богатыря, пламя – дракон, самолет – ковер-самолет…  Какой тут подвиг советских людей – тем более что в действительности самолет имел возможность бы сгореть за секунды!

Как мы Брежнева напугали

— Главная моя успех – неповторимая команда мастеров, которую я собрал. К примеру, Саша Щебица, инженер от всевышнего, выстроил для съемок макет самолета с отрывающимся хвостом. Уйму ручной работы вбухал, вымерял до долей миллиметра. И хвост у самолета имел возможность по сто ежедневно отрываться, на чистой механике.

По окончании съемок были беседы в верхах: «В то время, когда будет музей «Мосфильма», самолет поставят центральным экспонатом». Дальше бесед не пошло: по окончании съемок изделие выяснилось никому не нужным – а человек в него год судьбы положил…

Второй пример. Для съемок в Москве нужен был хвост настоящего самолета. Мы выяснили, что в Омске на летном поле сгорел лайнер.

От нас в том направлении отправился Виталик Зимерчук, организовал погорельцу «отрезание», повез хвост в Москву: через пол-России, перецепляя с поезда на поезд, по мостам и через тоннели, обрезая части, каковые не пролезали, практически на ходу. Два месяца вез – эпопея, сама по себе хорошая фильма…  А капсулу астронавта – она всего секунду в фильме промелькнула – привез с Дальнего Востока Виталий Доценко, тот самый, что романы о «Свирепом» написал. А тогда он был дико азартный режиссер. И по большому счету картина для нас была прежде всего развлечением и приключением – исходя из этого с таким азартом добывали, везли, мастерили…

Площадку для комбинированных съемок нам дали в Ялте, другое снимали в павильоне на «Мосфильме». Исходя из этого каждую пятницу по окончании съемок в павильоне я летел в Ялту, в том месте снимал комбинированные, два дня у меня все горело-взрывалось, а в понедельник первым рейсом летел в Москву, в павильон. И без того – 14 раз туда-обратно.

На съемках в Ялте сожгли шесть 40-метровых макетов самолетов. А всего их соорудили десятка два. В то время, когда снимали, взрывали очень сильно, грохот был от души.

И в один раз на тёмных «Волгах» приехали жёсткие люди в штатском: «Что у вас такое!? Срочно прекратить!!!» Оказывается, под Ялтой на отдыхе расположился Брежнев. И отечественные взрывы его напугали.

Я растолковываю, что тут кино снимается. В ответ: «Никакого кино! Сворачивайтесь срочно!» Но я на ужасном взводе был и как-то их уломал.

И до тех пор пока все макеты не сжёг, съемку не свернул.

 

«Ребеночка – в пламя!»

на данный момент, в то время, когда наблюдаю «Экипаж», меня хватает лишь на первую серию – она живая, человечная. А вторую, где вся пиротехника, уже не могу. на данный момент такие эффекты делаются компьютерной графикой куда натуральней и без особенного труда.

А тогда была «китайская работа» – в сотню рук сделали громадный макет города: зажгли, опрокинули на него 2 тонны воды, сняли…  Но тогда нам все было в новинку и в первый раз. На то время во всем мире сняли про авиакатастрофы всего лишь 16 фильмов, ни одного я не видел. И снимал «методом проб и ошибок». Первый раз снял горящие макеты, взглянул пленку – ерунда, сходу видно, что горит игрушка.

Тогда стали снимать пламя ускоренно – не простые 25 кадров в секунду, а 120. И снятое прокручивать с простой скоростью. И пламя пошло, как нужно: тягучее, ужасное…

Выяснилось, пламя на макете нужно снимать лишь так: кроме того в случае если макет мелкий, пламя будет, как если бы горела громадина. С водой так не снимешь – одна случайная капля сходу выдает размер макета. Исходя из этого «Титаник» в известном фильме выстроили огромным – для съемок с водой в противном случае запрещено.

Съемки трюков были не очень рискованными – у меня же снимались каскадеры экстра-класса. Но нервы это дело мне потрепало. не забываю, для трюков на летящем самолете (снимали в Домодедове), дабы сымитировать встречный поток воздуха, забрали настоящую турбину, которой чистят летную полосу. Подняли повыше, состыковали с декорацией и запустили.

И задуло так, что каскадер пара раз кубарем вылетал из кадра. А я Всевышнему молился, дабы он остался цел».

Ни одного актера я в трюки не вставлял: считаю, что трюки – не актерское дело. Незадолго до съемок «Экипажа» глупейшим образом погиб великий Евгений Урбанский – вызвался выполнить трюк на мотоцикле, не справился, пропорол себе легкие. Исходя из этого я и в мыслях не допускал, дабы актер рискнул судьбой для успешного кадра.

Не смотря на то, что ходил слух, что я на съемках детей в пламя бросаю. Появился он так: в кадре на фоне огня должны были пробежать дама с ребенком. Съемкой руководил второй режиссер. Он дождался, в то время, когда ветер понесет языки огня в сторону камеры – и закричал в мегафон на всю площадку: «Ребеночка — в пламя!!!» Из этого и слух отправился…»

Я снял дебош, переходящий в оргию

— Ничего значительного для меня из «Экипажа» не вырезали – не считая двух сцен. Первая – смерть пилота, которого игрался Жженов. В случае если не забывайте, ему вся эти приключения бесплатно не прошли – запрет и сердечный приступ на полеты. А дальше я снял, как ему ночью звонят прося перегнать на Север мелкий самолетик. «Ну, ты согласен?» – «Да я на чем угодно полечу!» И вот он на аэропорте и видит, что его экипаж – парни, с которыми он сражался в Великую Отечественную. «Вы чего это такие юные?» – «Да ладно тебе, полезай!» В этот самый момент он осознаёт, что все это не наяву, приятели кладут ему руки на плечи, и он, как некоторый ангел, уходит в небо…

А перед «Экипажем», как специально, вышли пара картин, где в конце умирают пожилые храбрецы. Брежнева это так разозлило, что он наорал на киношное руководство: «Что вы мне все время показываете, как умирают старики?!» И на меня надавили: убирай данный фрагмент со смертью! Я уперся, но мне припугнули, что картину заморозят, и съемочная несколько утратит 40% премии. Деваться было некуда – вырезал…

Вторая сцена, которую покромсали – та самая, где Саши Лени яковлевой и герои Филатова занимались сексом. Снимали в ночную смену. Я уговорил Сашу снять трусики – и она, чуть сняв, стала дурака валять, прыгать и радоваться. Филатов остался в трусах, но Саша около него и попрыгала, и сплясала – в общем, живенько оказалось, по-человечески. Сцену сняли, пленку сдали в лабораторию – наутро дикий скандал!

Бабушки, сидевшие на контроле качества отснятого материала, сделали вывод, что я устроил ночью дебош, переходящий в оргию, и все это снял! Пошли с доносом к директору «Мосфильма» Седову – продемонстрировать эти кадры всей дирекции. А у Седова одни женщины сидели.

Он, к счастью, никаких мер принимать не стал, сообщил: «Митта смонтирует, а в том месте посмотрим!» Ну я и смонтировал… По окончании эту сцену 4 раза урезали, на экраны вышел жалкий остаток. По сегодняшним меркам наблюдать практически не на что…  Но, сейчас я бы эту сцену по-второму снял.

Но и тогда – везде, где шел «Экипаж», киномеханики вырезали кадры с Яковлевой и Филатовым, печатали с них фото и реализовывали как эротику. Такое было время!

 

Из огня да в воду

Был у меня план еще одного фильма-трагедии: на дне океана взрывается ядерная подводная лодка, океан сходит с ума, набрасывается на ближайший остров, и волна идет на город, расположенный на берегу, по его основной улице. Пять километров данной улицы накрывает у зрителя на глазах. Под воду уходят автомобили, дома, вертолеты, дома. А по окончании всю землю выручает данный остров.

Я и разработку придумал, как снять, но… не понадобилась. А по большому счету, пологаю, что бы я ни снял – все фильмы у меня похожи на «Экипаж» – лишь горят в них не самолёты, а человеческие души…

Записали Дмитрий Сергей и Филатов Амроян

пассажирам и Экипажу Вечная память


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: