«Я думаю, это недоразумение — считать меня режиссером»

Я думаю, это недоразумение - считать меня режиссером

Я думаю, это недоразумение — вычислять меня режиссером

Японский комик, режиссёр и актёр Такеши Китано начал собственную карьеру в громадном кино ровно пятнадцать лет назад, в то время, когда в японский прокат вышла его картина «Ожесточённый милицейский». Уже тогда определились характерные изюминки «стиля Китано»: поэтизация сцен насилия, статичная камера, любовь к твёрдым и ожесточённым историям из гангстеров и жизни полицейских. Ну и само собой разумеется, привычка выступать в один момент в роли режиссера и ведущего актера.

В интервью, которое Такеши Китано дал обозревателю GZT Антону Равнину, режиссер поведал о подробностях, касающихся собственных последних проектов. — Сейчас вы – живой классик. Подмечаете собственный влияние в работах более молодых сотрудников? — В текущем году я взглянул фильм «Го», взявший пара японских кинопризов. Наблюдал и думал: свет и операторская работа весьма похожи на мои фильмы, они просто копируют мои фильмы!

Но в конце, в то время, когда пошли титры, я заметил, что осветитель и оператор – те самые люди, каковые трудились со мной на моих картинах. Было смешно, в то время, когда я осознал, что попросту совершил ошибку. Но, смотря кое-какие фильмы молодых японских режиссеров, я иногда ощущаю сходство с моей собственной стилистикой – к примеру, монтаж либо бессчётные умолчания в развитии сюжета. — Самой ожесточённой собственной работой вы назвали собственную предпоследнюю картину – ласковый и поэтичный фильм о любви «Куклы».

Из-за чего? — В собственных фильмах о гангстерах я показывал специалистов, каковые неизменно готовы погибнуть: если ты преступник либо милицейский, то смерть ожидает тебя за каждым углом, это все знают. Но в «Куклах» я говорю об простых людях, и смерть приходит к ним нежданно, именно в тот момент, в то время, когда они уже начали сохранять надежду на хеппи-энд.

Влюбленные храбрецы «Кукол» умирают именно тогда, в то время, когда жизнь стала для них улучшаться, проясняться; тогда смерть и причиняет собственный неожиданный удар, еще более могущественная и ужасная, чем неизменно. Это не сравнится с моими ранними работами, храбрецами которых были люди, привычные к смертной казни. — В этом фильме имеется сцена, напоминающая об аварии, в которую вы попали перед съемками «Фейерверка» и которая стоила вам нескольких операций… — Я вообще-то не принимаю действительно аварию, которая произошла со мной, не смотря на то, что в «Куклах» вправду имеется похожий эпизод.

Поклонник певицы видит ее лежащей на проезжей части с окровавленным лицом, но сцену, в которой ее сбивает машина либо мотоцикл, я в фильм не включил. Может, ее постарался убить второй фэн! В случае если сказать о том, что случилось со мной… Необычным образом я сохранял надежду радикально измениться, стать более свободным, превратиться в другого человека по окончании для того чтобы травматического опыта.

Но в следствии во мне изменилось одно: показался шрам на лице. — Какой была реакция японской публики на фильм? — Реакция японцев, как я знаю, подобна реакции международного зрителя, видевшего «Кукол» на премьере в Венеции. Четкое разделение на две группы: одни обожают, а другие ненавидят. Вот что необычно с этим фильмом: любым зрителям весьма тяжело растолковать словами, что именно им понравилось в нем, какой нюанс, какая конкретно сцена.

Им нравится скорее то, как фильм действует на них, а логически растолковать, за что они обожают либо ненавидят его, нереально. Разве что сообщат: прекрасные цвета, пейзажи и все такое… — Как соотносится стилистика «Кукол» с традициями японской культуры? — Содержание фильма, его сюжет – очень традиционны. Персонажи ведут себя в моем фильме сродни тому, как они себя ведут в пьесах Сикамацу.

Конечно и логично, что в конце и начале картины появляются куклы театра Бунраку. Помимо этого, в начале продемонстрирован отрывок из спектакля Бунраку и звучит песня… кроме того не песня, а речитатив, рассказ. рассказчик и Кукловоды находятся на сцене, под сопровождение сямисэна они говорят о персонажах, применяя либо монолог, либо диалог.

Одна кукла говорит второй: «Нам некуда бежать, но мы удираем совместно и, быть может, погибнем совместно – из-за чего нет?» — Столько классического для режиссера, что, как полагают, всю жизнь традиции нарушал и разрушал! — Я думаю, это огромное недоразумение – вычислять меня режиссером. До тех пор пока я не начал сам снимать фильмы, я по большому счету не был знаком с кинематографом.

Моей целью ни при каких обстоятельствах не было уничтожить традицию японского кино, по причине того, что я с данной традицией не знаком. — Ваши фильмы чаще ценят западные зрители, чем японцы. Поменяли ли обстановку «Куклы»? — В этом случае я, честно говоря, опасался утратить и западного зрителя. Мне переводили европейские рецензии, и похоже, что критики разделились на две однообразные группы: одни в восхищении от фильма, другие его.

Такое в моей жизни происходило в первый раз. Продюсеры говорят, что ничего лучше не бывает: но представьте себя на моем месте – сперва совершить десять мин. под холодным душем, а позже сходу попасть в раскаленную баню… Я осознал, что снял собственный самый противоречивый фильм. — Вы все чаще предстаете лицом японского кинематографа за границей. Ощущаете какую-то особенную ответственность? — Я не думаю об этом – в Венеции, к примеру, я ощущал себя как дома.

Мне все равно, где я показываю собственный фильм. Но быть представителем кого бы то ни было я не желаю. Я через чур прямолинеен и откровенен, постоянно говорю правду обо всем, что творится в японском обществе, и исходя из этого, кстати, японцам не нравится, как довольно часто я езжу за границу. — Какую как раз правду вы рассказываете? — К примеру, о коррупции японской правительственной совокупности, об эксплуатации населения, о налогах.

Им это не нравится, они и относятся ко мне соответствующе. Забрать мой фильм «Сонатина». Он был отправной точкой моей интернациональной карьеры.

В то время, когда «Сонатина» была выпущена в Японии, она шла на широком экране чуть ли пара недель. Лишь спустя десятилетия я выяснил, что какой-то европейский фестиваль дал «Сонатине» собственный основной приз. Японские дистрибьюторы фильма не сказали мне об этом: им весьма не пришлось по нраву, что фильм, что они практически оставили без внимания в Японии, был так прекрасно принят в Европе. И они просто не сообщили мне, что фильм был награжден! — Вы в далеком прошлом говорили, что грезите снять фильм о самураях.

Ваша мечта осуществлена? — Мой последний фильм, «Затойчи», – не совсем тот самурайский проект, что я имел в виду еще четыре года назад. Та мысль до сих пор не реализована, но я продолжаю над ней трудиться. «Затойчи» не имеет никакого отношения к тому давешнему проекту. Его не так , у меня имеется другие обязательства, каковые не разрешают мне завершить задуманное. К тому же мне требуется время, дабы пристально изучить материал.

Это будет более масштабная картина о настоящем, а не мифологическом храбрец, одном из известных японских сегунов. И само собой разумеется, на это нужно израсходовать довольно много денег. Самураи – давешняя моя любовь, еще с детства. Тогда я, помнится, с наслаждением наблюдал телевизионный сериал, храбрец которого был, грубо говоря, японским вариантом Зорро.

Как же он мне нравился! В маске ходил и был весьма хорошим юношей. — Как вам понравилось играться слепого самурая? — Я желал бы заявить, что мне удалось развить шестое чувство, раз уж я играюсь слепого, но этого не случилось. Я закрывал глаза при словах «мотор» и открывал, в то время, когда мне говорили «стоп», так что я не ходил целый сутки с закрытыми глазами, входя в образ.

Одна из самых громадных неприятностей для меня была в том, что я весьма не хорошо запоминаю собственный текст, исходя из этого постоянно прошу помощников писать мне слова на громадных плакатах и держать перед глазами, дабы я имел возможность подглядывать. В этом отношении роль слепого для меня легко губительна. К тому же с закрытыми глазами мне было сложно уворачиваться от ударов соперника.

Так что частенько его клинок выяснялся в сантиметре от моего лица. — Возможно, сейчас вам было нужно больше заплатить собственному помощнику, по причине того, что с закрытыми глазами вы не могли видеть, что происходит на съемочной площадке? — Нет. Он хороший человек. — А из-за чего вы решили сделаться блондином и что заставляет вас ходить с выбеленными волосами до сих пор, в то время, когда работа над картиной в далеком прошлом окончена? – Волосы я покрасил специально для этого фильма – мне казалось, что блондином Заточи будет смотреться более уникально.

Кстати, покрасился я в сутки японской премьеры моей прошлой картины, «Кукол», дабы на протяжении семь дней-компании показываться перед публикой лишь в таком виде. Мне было необходимо, дабы все привыкли к моему новому имиджу и не удивлялись, заметив блондина Заточи. Сейчас же рекламный агент фильма требует, дабы я оставался блондином , пока «Заточи» не выйдет в Японии. В сутки премьеры я мгновенно перекрашусь обратно в тёмный.

Это мне нужно для съемок в паре телевизионных фильмов. — Но вам идут яркие волосы… — Что вы рассказываете! Хорошо, тогда по окончании съемок снова перекрашусь в блондина. — Ориентировались ли вы на работы Акиры Куросавы, с которыми многие сравнивают ваш новый фильм? — Я желал стилизовать две сцены под ветхие фильмы Куросавы. Вообще-то костюмером на моей картине была Кадзуко Куросава, дочь режиссера.

Так вот, в то время, когда я снимал сцену сражения под дождем, стараясь сделать ее «под Куросаву», она стояла прямо за моей спиной, и мы совместно наблюдали на монитор. Я тогда ей сообщил: «Кадзуко-сан, эту сцену я посвящаю вашему отцу, его фильму „Семь самураев“. И понимаете, что она ответила? „Совсем не похоже“.

Позже я снимал другую сцену, в то время, когда деревенский дурачок бегает около дома крестьянки и изображает самурая, я подозвал ее и задал вопрос: „Кадзуко-сан, а как вам это?“ Но, увы, она заявила, что я снова совершил ошибку. Так что я-то желал сделать как Куросава, но уж в случае если его личная дочь считает, что оказалось барахло, мне ответить нечего. — А вы не опасались, что сравнение с Куросавой будет не в вашу пользу? — Не могу заявить, что на меня во время съемок так уж давил авторитет Куросавы.

Я делал совсем другие вещи, я живу в другую эру и принадлежу к иному поколению. В его время было вероятно уделять куда больше времени работе над фильмом. Куросава имел возможность позволить себе быть весьма неотёсанным, кроме того ожесточённым с артистами.

Поступи я так же – актеры бы все разбежались. К тому же если бы я по его пути, то прекратил бы быть собой. — За „Фейерверк“ во второй половине 90-ых годов двадцатого века вы взяли венецианского „Золотого льва“. В прошедшем сезоне, также в Венеции, – пара призов за „Затойчи“.

Что для вас означают фестивальные призы? — Приз для меня ничего не означает – ничего, помимо этого факта, что я приобретаю приз.

Недоразумение — это ГИБДД…


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • «Терминатор: генезис»: как режиссер…

    «Терминатор: Генезис»: как режиссер «Игры престолов» перепридумал фильм «Терминатор» «Терминатор: Генезис» — это не римейк, не перезагрузка, не сиквел….

  • Высоцкий вычислял меня комсомольским холуем

    Высоцкий вычислял меня комсомольским холуем Собственный первое в жизни интервью Владимир КОНКИН дал «Комсомолке» 33 года назад. Инне РУДЕНКО, тогда — редактору…

  • Режиссер сумасшедшего макса…

    Режиссер Сумасшедшего Макса: США — несостоявшееся государство Фото: www.youtube.com/Talks at Гугл Режиссер Сумасшедшего Макса Джордж Миллер в собственной речи во…

  • Интервью с режиссером матье кассовицем

    Интервью с режиссером Матье Кассовицем В то время, когда вы открыли для себя роман Дантека «Дети Вавилона» (Babylon Babies)? Это было в 2002 году. Я неизменно…

  • «Без границ»: как три режиссера…

    «Без границ»: как три режиссера снимали четыре истории любви в Москве, Армении и Грузии В комедии «Без границ» переплетаются четыре сюжетные линии. Две…

  • Интервью со режиссёром и сценаристом…

    Интервью со режиссёром и сценаристом П. С. Лунгиным: необходимы ли людям психологи? Психотерапевтический Навигатор: Павел Семенович, как Вы думаете, необходимы ли людям…

  • режиссёр и Драматург виктор мережко…

    режиссёр и Драматург Виктор Мережко: Девочке показалось, что она властвует нужно мной… Известный драматург Виктор Мережко, по сценариям которого снято…

  • Якутский режиссер поведал о…

    Якутский режиссер поведал о мистике на съемках Реки Балабанова Более пятнадцати лет назад в автокатастрофе погибла якутская актриса Туйара Свинобоева,…