Иван жидков: «на любовные безумства больше не способен»

Иван Жидков: «На амурные безумства больше не может»

По окончании развода с актрисой Татьяной Арнтгольц Иван Жидков кардинально пересмотрел собственный отношение к браку. Исходя из этого с новой возлюбленной он предельно честен и ничего ей не обещает.

– Ваня, с некоторых пор вы живете за гороом. Сбылась ваша мечта?

– Возможно сообщить и без того. Я прожил в Москве 16 лет, десять из них – в центре. Но постоянно хотел уехать подальше от шума, безумной загазованности, от вездесущего Интернета… на данный момент я живу в необычном месте. Отечественный коттеджный поселок расположен весьма близко от города, но наряду с этим в том месте благодать и тишь.

Он утопает в зелени, окружен вековыми деревьями вместо заборов, не смотря на то, что прекрасно охраняется.

Юный человек из Екатеринбурга достаточно скоро сумел получить себе не только на хлеб с маслом, но и на жилье?

– Я копить (радуется).

– Вашей целеустремленности возможно позавидовать…

– Давным-давно я придумал понятие «векторности» – то, куда ты движешься. Человек с верным вектором, развивающийся, более приближен к счастью. Как говорится, если ты ничего не делаешь, то будущее упадёт на тебя.

– Основное – не растерять по дороге умение удивляться, честность и хотя бы в разумных пределах – честность и бескомпромиссность.

– С возрастом мы обрастаем панцирем жизненного опыта и цинизма, мы все понимаем и никому не верим. Условно говоря, я знаю, что небо голубое, а трава зеленая, и уже не придаю значения тому, что меня окружает. Для меня жизнь – это покой, гармония, радость, детский восхищение. Чем дальше мы от всего этого, тем дальше от самих себя.

К примеру, ты ставишь перед собой цель через год появляться в определенном месте. И как словно бы включаешь режим перемотки, перестаешь подмечать все, что не связано с целью этого. Человек проделал путь от точки А до точки Б, но, в случае если задать вопрос, что он видел по пути, он не имеет возможности ничего ответить. Мы неизменно мыслим, а не ощущаем. Говорим себе: «В случае если я возьму данный проект либо куплю данный дом, буду самым радостным».

Тут-то и кроется основная неточность. Счастье от того, что у тебя все оказалось, продолжается 10–15 мин., а позже появляются какие-то «но». Так что радостным возможно быть лишь тут и по сей день, другого времени нет и не будет!

Иван жидков: «на любовные безумства больше не способен»

Иван Лилия и Жидков Соловьева

– Вы производите чувство человека эмоционального…

– Эмоциональность эмоциональности рознь. В профессии – одна, в жизни – вторая. Кому не известно: «Ты радуешься, страдаешь – значит, ты живешь!», но мне лично ближе покой.

на данный момент я веду образ судьбы, больше характерный людям в возрасте, и испытываю от этого громадный кайф (смеётся).

– Что вы имеете в виду?

– К примеру, у меня строгий режим. В случае если выбираюсь на тусовки, стараюсь не задерживаться позднее десяти часов вечера. В то время, когда нет съемок, в одиннадцать мы с Лилей уже дремлем. Поднимаемся в семь-восемь утра. Это не вследствие того что я таковой «неинтересный кекс» – мне прекрасно себя ощущать.

К тому же чем раньше ты просы­паешься, тем больше успеваешь.

– Вашу девушку устраивает таковой образ судьбы?

– От Лили я по большому счету в шоке. Она моложе меня на восемь лет, но наряду с этим ни разу не потащила меня на дискотеку либо в клуб. Я вижу, что размеренный образ судьбы ее в полной мере устраивает. Она не треплет мне нервы, за что я ей весьма благодарен. Я даю все, что могу, но, в случае если почувствую, что из меня начнут тащить жилы, все закончится. Меня нужно принимать таким, какой имеется.

Дама обязана наполнять мою жизнь светом, исходя из этого от тех, кто склонен к депрессии, я бегу сломя голову.

– Ваша с Лилей история знакомства необычна…

– Полностью. Я не знаю, из-за чего мы встретились. Просто так оказалось.

Я ничего не обещаю, но ощущаю ответственность и стараюсь, дабы ей было прекрасно.

– Между вами сходу появилась симпатия?

– Нет, все случилось неспешно.

Иван Лилия и Жидков Соловьева

– Но через месяц вы уже жили совместно…

– Мне терять было нечего, и я решил: как будет, так и будет. Лиля – взрослая свободная девочка, к тому же с татуировками (смеется). Так что разрешение мамы на то, дабы жить со мной, ей не требовалось.

– Вы неоднократно говорили, что с Таней Арнтгольц вы весьма различные. А с Лилей?

– И с Лилей также.

– Значит, все-таки противоположности притягиваются?

– Фраза «Мы развелись, по причине того, что различные» – это очевидная отговорка. Легко любовь ушла, и в этом случае должен быть весьма важный стимул для сохранения семьи.

– Вы очень сильно изменились за последние несколько лет?

– Я совершенно верно стал спокойнее. И осознал одно: в то время, когда у тебя весьма сильная, самодостаточная женщина, которая все время трудится, у нее ни при каких обстоятельствах не будет времени на тебя и семью. Я говорю не столько о Тане, сколько о формате взаимоотношений в целом.

Приятно возвращаться к себе, где тебя окружат теплом и заботой. Прошло три года, как мы расстались. У Тани собственная жизнь, у меня собственная. Но самым громадным потрясением было не то, что разбежались Таня и Ваня, в противном случае, что развалилась семья. И само собой разумеется, моя вера в незыблемость семьи пошатнулась.

Я осознал, что брак – это не обязательно окончательно. Не смотря на то, что я знаю примеры, в то время, когда люди жили сто лет совместно, действительно, в том месте были такие отношения, что гори в аду такая семья. На этом фоне мачо, что меняет девушек как перчатки, – честный человек.

– Вы и сами готовы так поступать?

– Я все-таки хороший юноша (смеется) – не хочется делать людям больно. К тому же мне известно, каково это. Случалось, дамы делали мне больно, лишь дабы потешить собственный самолюбие.

– Как думаете, из-за чего с вами это происходило? Возможно, вы разрешали с собой так поступать?

– В то время, когда тебя обожают, а позже предают – как это возможно «разрешить»?! Страно, что люди не просто делают больно, но кроме того кичатся этим. Моего друга, прекрасного, умного парня, женщина довела фактически до самоубийства.

А она от этого испытывала наслаждение: «Да, вот такая я стерва, а ты хоть стреляйся из-за меня!» Я продолжительное время был один как раз вследствие того что и сам не желал появляться в психотерапевтической зависимости, и второму человеку не имел возможности ничего давать слово. В то время, когда такое случалось, я весьма переживал.

– В отношениях с дамами вы так же, как и прежде уязвимы?

 – Значительно в меньшей степени, чем раньше.

– Другими словами, в случае если та же Лиля внезапно сообщит, что она от вас уходит, вы…

– Не пошатнусь. На этого­дняшний сутки я не воображаю, что обязана сделать дама, дабы меня пробило.

Иван и Лилия Соловьева Жидков

– А по окончании расставания с Таней вы год ходили по докторам. У вас была депрессия?

– Я не могу назвать это депрессией. У меня было обычное настроение, но физически я разваливался. Отечественные мысли и эмоции весьма тесно связаны со здоровьем.

Стресс, дисгармония, зависть, злость, раздражительность напрямую отражаются на физическом состоянии человека. Злым людям я не питаю зависть к – они сами себя сжирают.

 

– Говоря о болезни, вы в один раз заявили, что за все 32 года ни разу не почувствовали ни помощи, ни заботы со стороны родных…

– Вправду, прямой помощи в той форме, к которой все привыкли, у меня не было. Быть может, по причине того, что я в далеком прошлом живу самостоятельно.

– на данный момент у вас утепленные отношения с родителями?

– Обычные.

– У вас самого уже имеется дочь. Вы довольно часто общаетесь?

– Дочка довольно много для меня значит. С учетом того, что мы не живем совместно и я неизменно в разъездах, мое участие в жизни Маши максимально полное. Я неизменно на связи, помогаю чем могу.

В 25 лет я весьма без шуток воспринял появление ребенка, и с того времени ничего не изменилось: это моя дочь и я несу за нее ответственность.

Иван Лилия и Жидков Соловьева

– Возможно, балуете ее?

– Могу и строгость про­явить. А по большому счету я стараюсь общаться с ней как с втором. Маша умница, мне с ней весьма интересно.

В текущем году она отправится в школу – Таня выбрала британскую гимназию.

– В таких вопросах Таня советуется с вами?

– Да, мы стараемся все решать совместно. Школу Таня отыскала без меня, но я поддержал ее выбор.

– По окончании развода не было преград в общении с дочкой?

– Нет. Были маленькие разногласия в вопросах воспитания – что возможно и чего запрещено.

Иван Жидков

– Ваня, будущая дата «33» для вас – это «уже» либо все-таки «еще»?

– И то и другое. Возраст занимательный: уже имеется опыт, но еще столько всего в первых рядах!

– А от чего вы испытываете кайф?

– Время от времени легко от того, что ощущаю себя молодым и сильным. В то время, когда по окончании утренней пробежки в лесу обливаюсь холодной водой, чувствую практически эйфорию от того, что мне дешёвы эти естественные наслаждения. И вдобавок обожаю путешествовать на машине.

Это неизменно приключение (радуется).

– В случае если у вас была бы машина времени, в какой период судьбы вы возвратились бы?

– Лет в семнадцать. Сел и сам с собой поболтал бы по-мужски.

Разговаривала Марина Зельцер

Иван Жидков сорри


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: