Иван охлобыстин: «и бедные, и богатые одинаково несчастливы»

Иван Охлобыстин: «И бедные, и богатые одинаково несчастливы»

Не обращая внимания на слухи, мы встретили актера Иван Охлобыстин не в храме, а на съемочной площадке фильма «птица и Девочка». Что в этом случае задержало идеалиста и бунтаря в мире чистогана?

К деньгам отношусь легко!

– Иван, чем вас привлек данный проект? Возможно, в сценарии было что-то необыкновенное?

– Сценарии мы разглядываем коллегиально – вместе с директором и женой. Всю уголовщину, мельтешню и истории, оскорбляющие эстетические эмоции, отсеиваем. Сравнительно не так давно подсчитал, что в последнии месяцы отказался от сорока предложений. Важная цифра!

В результате осталось два-три фильма с некоей педагогической начинкой, претендующих на художественность. В их числе «птица и Девочка». Я играюсь кумира девочки, болеющей туберкулезом, – фаворита легендарной рок-группы.

– Отказываясь от большинства проектов, не опасаетесь, что в итоге вас приглашать?

– Это все равно случится. Непременно все уходят в тень, за исключением особых людей, к которым я себя не причисляю. Однако я доволен собственной судьбой. Милостью Божией поступил во ВГИК, попал в кино. Меня окружают хорошие люди, так что грех жаловаться.

Не будут приглашать – возвращусь в церковь.

– Кроме того так?

– Это зависит от ответа патриарха. А нет – стану книжки писать.

– Другими словами, в отличие от ваших сотрудников, вы не планируете умереть на сцене?

– Актером меня возможно назвать с натяжкой – я в первую очередь режиссер, технолог.

– Сорок отвергнутых сценариев – это сорок неполученных платов. Не через чур ли расточительно?

– Всех денег не получишь! Я по большому счету к деньгам отношусь легко. Солидную часть судьбы мы всей отечественной огромной семьей прожили в 48-метровой квартире в Тушине. Комнатки мелкие, по три человека в каждой. Кайфово! До сих пор скучаю по этому месту. Само собой разумеется, нынешние условия моим детям больше по сердцу – на 250 метрах имеется где разгуляться.

Не смотря на то, что дети у меня не капризные, не привередливые в еде.

– А вы сами без санкционных продуктов не страдаете?

– Я не завишу от желудка. А в случае если сказать о санкциях, то для меня это вопрос принципиальный. Мы не заслужили для того чтобы обращения, потому, что приносим в мир больше блага, нежели остальные.

хороший пример – ИГИЛ. Известно, чье это порождение. Но решать проблему нам – территориально мы ближе.

А на втором материке сидят и наблюдают, что будет дальше.

 Иван охлобыстин: «и бедные, и богатые одинаково несчастливы»

Кадр из сериала «Интерны»

Нужно искать Всевышнего в себе

– Вижу, не нравится вам Америка…

– Я в том месте побывал одним из первых – еще в 86-м году. Снял курсовую работу и стал лауреатом премии на студенческом кинофестивале в Чикаго. Вместе с двумя друзьями изведал все, что возможно… В нулевые меня захватил демократический дух, царивший в нью-йоркских студиях, революционная, эпатажная атмо­сфера.

Все очень способное и ужасное в режиссуре, рок-культуре родом оттуда. После этого центр переместился в Лондон. Но миру больше не требуется мастерство, миру нужна война.

Происходит через чур много абсурдных вещей, вызывающих только удивление.

– А как раз?

– К примеру, Америка объявляет своим приоритетом защиту прав гомосексуалистов. Я умолчу о сути этого посыла, но, разрешите: как возможно ставить во главу угла какую-то ерунду? Это все равно что мы на данный момент провозгласили бы: «Отечественный национальный приоритет – чистота в уборных!» Чушь!

– Иван, где же ваша толерантность?

– Я пологаю, что проявление толерантности в таких вопросах – предательство.

– Многие упрекают вас в жестокости: дескать, вы готовы сжечь в кострах инквизиции несчастных гомосексуалистов. Не несложнее ли держать подобные мысли при себе?

– А как? Я человек веру­ющий, а в Библии светло написано про Содом и Гоморру. Иных вариантов нет. Гуманизм – современное изобретение.  Любовь к человеку не должна быть больше любовь к Всевышнему. И любой обязан искать Всевышнего в себе. В неприятном случае остается одна биология, где побеждает сильнейший.

Нам привили иллюзорную идея о том, что рыночные отношения – база всякой жизнедеятельности. Это повлекло за собой не только рыночную экономику, но и философию и эстетику. Принесло ли это радость? На какое-то время – да.

Но позже все стало в тягость. Нас не воодушевляют рыночные отношения. Говорю «нас» совсем осознанно, потому, что обсуждал данный вопрос со многими, и не только с матерыми «полтинниками» наподобие меня, но и с детьми. Неоднократно заводил разговор на эту тему и в павильоне «Интернов».

Так вот, все думают фактически одинаково.

– И чем заменим рынок?

– Основной фетиш рынка – доход и выгода. Якобы ты радостен, в случае если достиг определенной степени достатка. Ерунда!

Радостен возможно Данко; радостен умирающий викинг, по причине того, что в первых рядах его ожидает Валгалла; радостен христианин, проповедующий Слово, либо инженер, сделавший изобретение. Но рынок вынуждает нас подстраиваться под самую эргономичную, но не всегда благую схему – добычи денег. Зайдите в школьный кабинет литературы – вы не заметите в том месте портретов Достоевского либо Толстого.

Сейчас ребенок вы­бирает не ту профессию, в которой он сможет реализоваться как творческая личность, а ту, где получит больше бабла. Исходя из этого все желают трудиться в Газпроме.

– Но жить без денег также нереально.

– Да и не требуется. Легко во всем нужна мера. Не раскрывая тайны исповеди, могу сообщить одно: все одинаково несчастливы – и бедные, и богатые. У богатых или личная жизнь не складывается, или друзей не смогут отыскать. Либо, на пример, прекрасные девчонки из различных социальных слоев сетуют на то, что нет жениха. Я удивляюсь, как такую красавицу, умницу, хозяюшку – в неспециализированном, полный БМВ в тюнинге – не подмечают?

Та же неприятность и у парней: и квартира имеется, и детей желает, и красивый, но один! Всем сердцем желаю оказать помощь им получить друг друга, но как это сделать?

– Может, все дело в мужчинах – процент инфантильных парней высок.

– Это совершенно верно. Его так воспитала мама, а ее саму, в собственную очередь, организовала среда – вся эта борьба за независимость, перерастающая в манию.

– Как верно воспитывать детей? Пороть?

– Пороть возможно, в случае если, на пример, в розетку полез либо что-то оскорбительное сказал в адрес матери. Но лучшее средство – доверие. Я к детям отношусь как к независимым людям, но не даю им забывать, что прегрешения принимаю я. До определенного момента они – неразвитые взрослые.

Мои это знают и хихикают – им нравится такая формулировка. Ну и само собой разумеется, от своих родителей требуется жертвенность – придется не дремать, нервничать, вместо тусовки отправиться с сыном на лыжах. Не смотря на то, что для меня это неизменно предпочтительнее.

Мы большое количество путешествуем: всей бандой выезжаем на великах, ходим в походы. Многодетные семьи по большому счету крепче – не в экономическом, а в психотерапевтическом замысле. В таких семьях дети изначально социализированы.

Действительно, проб­лемы подросткового возраста все равно неизбежны.

 

С Михаилом Пореченковым. 

Добропорядочный гражданин

– У вас классные часы!

– Я неравнодушен к часам. Около моего дома имеется магазин, в что я иногда захожу. в один раз заметил рекламу: оказывается, Сильвестр Сталлоне выпустил собственную коллекцию часов называющиеся «Хаос».

Я не удержался и приобрел!

– Вы смотрите за модой?

– Меня одевают дети. Благодаря моему воспитанию у них развился хорошей вкус, к тому же у них собственный представление о том, как обязан смотреться актуальный чувак в 50 лет. Я с ними соглашаюсь.

Но от толстовок и тяжёлых джинсов с капюшоном, не обращая внимания на все протесты, не отказался. Обязан же я нормально передвигаться по городу.

– Вы иногда эпатируете общество. Для чего?

– Никакого эпатажа. Я  в некоторый резонанс и стал удачен журналистам только как человек-скандал. Но грубо говоря я веду жизнь добропорядочного гражданина.

Само собой разумеется, случались дикие истории наподобие вояжа по метро на мотоцикле, но остальные 99 процентов недотягивают до эпатажа. Меня и моих друзей прекрасно воспитали, исходя из этого мы трудились, как ослики на водокачке, писали сценарии на скорость, снимались в тяжелых долгих фильмах.

– А ваше появление в Крыму в футболке со Сталиным – не эпатаж?

– Это прикол, за которым ничего не следует. Мой папа относился к Сталину с уважением. Я же сообщу одно: как фетиш Сталин для меня не существует, не смотря на то, что он прикольный. Понимаете, как каждый самоучка, я всеяден. Обожаю философию – восточную, хорошую. Как-то на улице мне попался плакат, на котором изображен Игги Священик, с надписью: «Я совершенно верно могу сообщить лишь одно: три американского доллара – это лучше, чем два».

Так вот, мне думается, мы через чур очень многое усложняем. Чуть легче!

– Слышала, что вы с Михаилом Пореченковым решили открыть собственный канал…

– У нас нет телеплощадки для полемических рассуждений, для объективной, неангажированной информации. Я побывал в 300 городах страны и убедился, что у нас замечательная молодёжь и прекрасные люди. Они желают быть здоровыми и грамотными, трудиться на благо общества, снабжать семью, воспитывать детей. Посмотрим, нужен ли данный проект аудитории. Не отправится – закроем, окажется востребованным – будем трудиться дальше.

Никакой пользы он нам не принесет, на данный момент время второе.

– А развлекательные передачи будут?

– Да, но интеллектуального толка. Мы разглядываем и формат шоу, но без попыток и хихиканья выставить человека идиотом. Помимо этого, планируем знакомить зрителей с отечественным документальным кино.

– У вас будет собственная программа на этом канале?

– Не факт – из меня нехороший ведущий. Я не так скоро и остроумно реагирую, как Ургант. О главном ни при каких обстоятельствах задать вопрос не могу – стесняюсь.

Так что в случае если возьмусь, то лишь на уровне реплик в эдаком леонтьевском стиле.

– Я поражена: неужто вы стесняетесь?

– Кроме того не воображаете, как! Желаете, еще больше поражу? Я систематично хожу в оперу, я фанат этого вида мастерства.

– Воображаю лица людей, видящих Охлобыстина в опере!

– А в том месте народ необычный, развёрнутый на ариях и либретто. Так что меня в том месте никто не определит.

Разговаривала Анна Абакумова

Просматривайте кроме этого:

Иван Охлобыстин: «Самое занимательное, что со мной происходит, ? это моя семья»

бедные и Богатые страдают одинаково


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: