Иван краско: «папарацци, разойдись!»

Иван Краско: «Папарацци, разойдись!»

Разговор с Иваном Ивановичем Краско я планировала начать с поздравлений по случаю его 85-недавней женитьбы и летия, позвавшей в прессе столько шума. Но, не успев сообщить ни слова, услышала его гневную отповедь в адрес телевизионной братии.

Все рыдали

— Мы лишь возвратились из Москвы — учавствовали в программе «Прямой эфир» на канале «Российская Федерация 1». Это был какой-то кошмар! Позор им! Меня пригласили якобы по случаю юбилея, а вместо этого стали обсуждать отечественную свадьбу и устроили настоящее судилище. В студии какие-то люди кричали: «Ветхий развратник!

Опозорил мундир!» Чего лишь не наговорили, Господи! А вопросы какие конкретно задавали! Впредь до: «Как вы совершили первую брачную ночь?» Я не сдержался: «А вам бы хотелось посмотреть под одеяло?»

Ну хорошо я, крепкий орешек, но со мной была Наталья. Ей каково? Никого не предотвратив, из Джанкоя привезли Наташину маму, которую дочь совсем не знала, по причине того, что с младенчества ее растила вторая дама. Состряпали сюжет, где мать в церкви плачет, кается и молится о собственной дочечке. Но так как это же подлость! Запрещенный прием!

Видно, что жизнь у данной дамы несладкая, телевизионщики ей кроме того костюм приобрели, дабы она поприличнее смотрелась. Но где она была 25 лет, из-за чего не интересовалась судьбой дочери? Боря Корчевников также оптимален: начал давить на жалость, поведал душещипательную историю о том, как в первый раз заметил отца лишь в 13 лет.

Кое-какие дамы в зале рыдали. А также не осознавали, что это театр, причем самый низкопробный!

Наташа, не обращая внимания на потрясение от происходящего, вела себя весьма достойно. Той даме она сообщила: «Я зла на вас не держу, но вы мне не мама. Моя мама – Светлана Евдокимовна, которая меня воспитала».

В следствии программу закончили раньше времени, потому, что я поднялся и заявил, что больше не могу терпеть это непотребство. Канала «Российская Федерация 1» для меня больше не существует. Кстати, пару дней назад парни с НТВ отвезли меня в поликлинику – проверить зрение и сердце.

Кардиолог сообщила: «Иван Иванович чувствует себя нормально!» (Смеется.) Это ответ тем, кого тревожит мое здоровье.

 – Иван Иванович, а для чего вам пригодилось приводить к огню на себя? Так как возможно было расписаться по-негромкому…

– Для меня главным было желание Натальюшки, которая сообщила: «Ваня, я бы желала романтичную и прекрасную свадьбу». Но загс заполонила пресса – журналисты, камеры… Нереально было вести церемонию. Я рявкнул на них: «Папарацци, разойдись!» (Смеется.) Кстати, кого-то задело кроме того то, что на регистрации я был в морской форме. В то время, когда Наташка встретилась со мной, удивилась: костюм же брали!

Говорю ей: «Я как будто бы возвратился в юность, поскольку в твои годы я носил морскую форму».

Для меня это событие – счастье и радость. Я уверен, что отыскал надежную спутницу судьбы. Вижу, что ее отношение ко мне позвано не моими регалиями либо известностью.

Наталья по большому счету говорит, что отечественная встреча была пред­выяснена более чем. В данной же гримуборной два года назад, в то время, когда она с подругой зашла за костюмами к студенческому спектаклю, я внезапно взглянуть на нее и сообщил: «А на тебе я, пожалуй, женюсь» (смеется). В начале этого года она мне об этом напомнила.

А слово нужно держать – мужик я либо нет! (Смеется.) В случае если суждено, проживу еще семь лет, как и предсказали, – я в это верю. Да и парни мои к тому времени подрастут.

– Как родные отнеслись к вашему браку?

– Светлана Евдокимовна, мать Наташи, отнеслась достаточно сурово а также обвинила Наташу в корысти. Я с ней говорил по телефону, пробовал убедить, но в ответ услышал: «Иван Иванович, у меня собственные взоры на судьбу!» Я уважаю эту даму. Она хороший человек. Я знаю, что означает вырастить ребенка, посвятить ему жизнь. У меня пример перед глазами – Маргарита, которая родила моему Андрюшке (актер Андрей Краско. – Ред.) сына Кирюшу. В детстве он перенес операцию на сердце.

Маргарита так и не вышла замуж, а сына вырастила. на данный момент ему 17 лет, красивый мужчина! Перед такими дамами на колени нужно становиться!

В то время, когда родные выяснили, что я планирую жениться, само собой разумеется, насторожились: дескать, что ты делаешь? Но я растолковал им, что ощущаю себя одиноким – мне нужен близкий человек. Маргарита сперва волновалась, мы так как в одной квартире живем.

Но позже они с Натальей подружились. А Кирюша по большому счету на мою защиту грудью поднялся: «Я горжусь дедушкой!»

Иван краско: «папарацци, разойдись!»

Молодую жену Иван Иванович именует «моя королева»

Дам боготворю

– Иван Иванович, простите, но как оказалось, что у вас нет собственного жилья? Неужто вы не получили на квартиру?

– До этого я жил у свекрови – мамы Натальи Николаевны, моей бывшей жены. Свекровь, добропорядочный человек, уступила мне собственную помещение. Но я осознавал, что стеснял их. А как получишь? Все уходит на ребят (сыновья Федор и Иван от прошлого брака. – Ред.). Мальчишки же: обувь горит, одежда снашивается… К тому же Ваня занимается танцами, ездит в Москву на конкурсы, а сейчас собрался в Англию на интернациональные соревнования.

Поездка обойдется не меньше чем в сто тысяч. Говорю: «Наталья, давай сдюжим, пошлём парня». А Федя – музыкант, играется на виолончели.

Но мне эти хлопоты лишь в эйфорию.

– Вы такой непрактичный?

– Не то слово! Меня все за это ругают. Директор гуманитарного университета, в котором я преподаю, возмущается: «Ты рохля!

Все раздаешь! Выхлопочи тебе квартиру, так ты снова запишешь ее на молодую жену, которая тебя кинет» (смеется). Э, говорю, запрещено так думать о моей жене.

Она же поэт! Пишет красивые стихи.

– По окончании расставания с Натальей Николаевной вам хотелось опять влюбиться?

– Нет. Считал, что пора с этим делом завязывать, возраст-то нешуточный! Но эта пигалица разбудила во мне забытые эмоции.

– Ваше отношение к дамам с возрастом изменялось?

– не забываю, еще школьником я был влюблен в девочку Тасю. Но произошла катастрофа: Тасенька погибла. На поминках Коля Пулин, мой закадычный приятель, что знал, что мне нравилась эта девочка, внезапно дернул меня за волосы.

Было не больно, но я воспользовался этим предлогом и без того зарыдал, что взрослые сходу все осознали. Как они меня успокаивали! С годами мое отношение к даме стало еще более святым и целомудренным, по причине того, что в первую очередь она мать. Заметив беременную, могу кроме того подойти и поцеловать ее в животик.

Дама – центр мироздания. Я ее боготворю!

– не забываю, вы мне говорили, как Павел Луспекаев учил вас заботиться за девушками…

– Да. Пашка был мужик будь здоров! (Смеется.) Он меня напугал, что во мне пропадет артист, в случае если я не буду интересоваться дамами. Так что собственные грешки могу записать на Пашин счет (смеется).

Он по большому счету оказал на меня важное влияние, среди них и как актер. Действительно, я и сам не ленился. Как-то подсчитал, что в общем итоге проучился 21 год! не забываю, как Андрюша отправился в первоначальный класс, а на следующее утро данный мелкий мудрец задал вопрос: «Отец, и что, так сейчас ежедневно будет?» (Смеется.)

– А кто из детей больше всего похож на вас?

– Говорят, что Федька. Но порода и в Ване чувствуется, и в Андрее была. Кстати, в то время, когда появился старший сын Андрея Ян Анджей и я приехал в Варшаву, в том месте сходу сообщили: «Э, вот с кого Ян стружку снял!» (Смеется.)

Иван Краско – необязательный «узник» Театра им. Комиссаржевской уже 50 лет

Получил, заслужил!

– Из тех, кого вы знали и кого сейчас уже нет, кого вам особенно не достаточно?

– Георгия Александровича Товстоногова, Паши Луспекаева. Это были очень способные представители отечественной профессии. Не достаточно Евгения Львовича Шифферса, что когда-то пригласил меня на роль Креона в спектакль «Антигона». Я ему тогда сообщил: «Женя, ты предлагаешь мне сыграть царя, а я так как из крестьянского рода…» А он ответил: «Мое дело предложить тебе роль, а твое – сыграть, если ты, само собой разумеется, актер». Такую занозу всадил!

Я практически вгрызался в роль, искал особенный, властный взор Креона. Контролировал его на пассажирах в метро. не забываю, одному юноше это так не пришлось по нраву, что мы с ним сцепились чуть ли не до драки.

– Откуда в вас столько жизненной силы?

– Собрал медлено от всех родных. Как Король из «Обычного чуда»: это у меня от тети, это от бабки… (Смеется.) В отечественном роду актеров не было. Вся семейство – дорожники. Николай, старший брат, выстроил мост через Охту, что до сих пор в Вартемяках стоит. А сам ушел рано. Он на фронте разведчиком был, им спирт давали, дабы стресс снять. Позже избавиться от данной привычки так и не смог… Меня держит на свете любопытство, интерес к судьбе.

Я так как по натуре наблюдатель. Вмешиваюсь, в случае если лишь на моих глазах совершается несправедливость. К примеру, терпеть не могу, в то время, когда в метро старикам не уступают место.

В этом случае юный человек может попасть под каток.

– Неужто на метро ездите?

– А что, весьма комфортно!

– А как же персональная машина, Иван Иванович?

– Если она и покажется, буду на ней Наташку возить (смеется). Но это вряд ли, мы же не МХТ. Я как-то был у Димы Назарова на спектакле. По окончании он меня задаёт вопросы: «Вам куда, Иван Иванович?

Я подвезу – у меня персональная машина». заслуженый артисты все на персональных автомобилях…

– Не жалко, что у вас не так?

– Нет. Я постоянно принимаю предлагаемые события, в том числе и в жизни. Вот Андрюха, к примеру, в то время, когда у него было десять лет простоя в профессии, также принимал предлагаемые события: отливал оградки на могилки, занимался извозом, шил куртки. Но не озлобился. Жил в ожидании роли, копил наблюдения. В следствии оказался превосходный актер.

А бунтовать, в случае если у тебя чего-то нет… Получи, заслужи!

– Вы проходите службу в Театре имени Комиссаржевской с 1965 года. Пятьдесят лет в одном театре – с вашим-то характером…

– Я постоянно высказывался открыто. С покойным Рубеном Сергеевичем Агамирзяном мы четверть века были в постоянном конфликте. Целый город об этом знал. Я трижды подавал прошение об уходе, но он меня не отпускал, более того – давал главные роли. Уже в конце судьбы он сообщил: «Два мужика отстаивают собственную правду. Но это делается в открытую.

Это честно». По окончании этих слов я пожал ему руку.

– Чего вам сейчас не достаточно в жизни?

– Да всего мне хватает! Но моя проницательная супруга говорит, что основное во мне – непредсказуемость характера. Я не выношу застоя.

Она удивляется: «Как возможно устроить такую бучу по причине того, что мы можем опоздать на маршрутку, дабы уехать с дачи?» (Смеется.) Так в противном случае вас не разбудишь!

Тельняшка – лучший презент для моряка

– Иван Иванович, наблюдаю я на вас – радуетесь, глаза горят…

– По причине того, что я – радостный человек. Оглядываясь назад, осознаю, что какие-то высшие силы вели меня по судьбе. Я стал артистом и сумел на этом поприще чего-то добиться – для души уж совершенно верно!

Чего же мне не радоваться?

Разговаривала Лариса Царькова

Как уходили кумиры. Андрей Краско


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: