Искусство быть кобзоном

Искусство быть кобзоном

Мастерство быть Кобзоном

… Первый вариант статьи о Кобзоне мое руководство благополучно «зарезало» и со словами: «Не видим живого человека!» — я был послан в магазин за автобиографией либо каждый книжкой о певце. Перед походом я решил запастись дорожной сумкой — ожидая, что продавцы на данный момент меня книгами о главном знаке отечественной эстрады. «Кобзон… Кобзон… Ничего нет… — удивляясь, думается, самим себе, отвечали продавцы. — Разве, возможно, в книге „Секс-знаки 60-х…“ Среди секс-знаков Кобзона также не выяснилось — в том месте был лишь Лещенко.

Я решил продолжить поиски и отправился на протяжении книжных лотков на улице. „О Кобзоне?.. Ему некогда книги писать — он сооружает. Про какое строение в Москве ни спроси — все говорят: “Кобзон сооружает…» — поведал словоохотливый продавец в ватнике.

Второй, плохо улыбнувшись, полушепотом ответил: «Ему нельзя писать книги. Он оружием торговал…» Спустя час по окончании ненужных поисков я внезапно осознал одну необычную вещь: не обращая внимания на то, что имя Кобзона на слуху уже лет сорок, в действительности мы ничего о нем НЕ ЗНАЕМ. Иосиф Давыдович!.. Напишите, наконец, автобиографию!

Народ ожидает.

НАЧАЛО МИФА

У страны всегда должен быть Голос, что есть олицетворением национальной мощи, неотъемлемым элементом имиджа страны. Данный Голос — атрибут отнюдь не только тоталитарного страны: он существовал и в Америке, и в Англии, и в Европе… Такой же знак страны, как Кремль либо Биг-Бен, — Фрэнк на данный момент, Армстронг, Элла Фитцджеральд, Том Джонс… Отечественным джазменам либо рокерам, действительно, подобное звание ни при каких обстоятельствах не светило — знаком мог быть лишь представитель официальной эстрады. Это респектабельно, это естественно; но в то время, когда у нас в последние годы постарались эту традицию возродить, стало известно, что все современные потуги написать что-то героико-патриотическое — газмановское «А-ффицеры, ра-ассеяне!» (не говоря уже о песне со словами «За нами Сталинград и Путин!») — увы, не тянут на общенародный уровень…

Потому что кроме правильных авторов и «профессиональных» качеств у исполнителя «национальной песни» должна быть харизма — непонятная, необъяснимая, на грани между сказкой и былью. на данный момент в эстраде все принято «позиционировать», рассчитывать, но парадокс в том, что никакими неестественными упрочнениями личность создать запрещено.

Она склеивается случайно, сама собой, в один момент с течением судьбы, и, помимо этого, свойство творить Личный МИФ дается человеку независимо от его жажды либо нежелания. Кроме того кроме таланта обязана наличествовать в человеке некая необычная предрасположенность к прижизненной легендаризации. Фата-моргана.

… При всей кажущейся близости к народу образ Кобзона где-то еще с середины 70-х начал покупать мифические, мифологические черты. Кроме того его приятели, коллеги до сих пор пишут о нем так, как будто бы зачитывают приветствие съезду: «настоял… увидел… отыскал… дотянулся… окончательно…» В обязательном порядке узнается, что Кобзон помог: с квартирой, машиной, концертом, поликлиникой, легко деньгами… Информация о Кобзоне в сети напоминает сводки с фронта: «вступил… вышел… выступил… отказался… заявил… подал…» Смешанное обаяние громадных денег, имперского стиля и широкой натуры особое чувство создаёт на сотрудников из бывших республик: в том месте Кобзон по большому счету уже фигура сказочная, чуть ли не былинная, единственное напоминание о бывшем неспециализированном величии…

Несложнее всего было бы заявить, что Кобзону так повезло, по причине того, что он изначально выбрал себе «эргономичный жанр» — мол, пой себе про перекрытый Енисей, комсомол и весну, горя не знай и пользуйся всеми сопутствующими благами. Но в случае если повнимательней присмотреться, мы убедимся: то, что именуется сейчас «парадной» песней, как жанр оформилось как раз при Кобзоне. Кроме того — имеется кроме того крамольное подозрение, что Кобзон сам данный жанр и создал.

До войны «национальных голосов» как таковых по большому счету не было — в 30-е и 40-е эту функцию во всех смыслах делал один-единственный человек — диктор Всесоюзного радио Левитан. «Национальная» песня, непременно, постоянно играла ключевую роль в СССР, авторы были известны на всю территорию страны, но сами эти песни до войны существовали как бы без конкретного исполнителя — косвенно это еще и трудилось на чувство, что такие песни придумывает сам народ, и эта идиллия всех устраивала. А в 60-е «национальная» песня по большому счету на малое время уступила пальму первенства второй волне: недолго, с царского позволения, но властвовал тогда на сцене известный стиль «е-е-е» — беспечальная калька с западной музыки… В то время, когда Кобзон начинал карьеру, у него была возможность выбирать: или эстрада, или опера — благо эти разрешали… Кобзон выбрал оперу.

Но как-то раз для принятие участия в спектакле «Карнавал на Острове Свободы» пригодился голосистый студент, и узнаваемый клоун Р.С.Ширман внес предложение спеть Кобзону песню Пахмутовой «Куба, любовь моя!» Учители Гнесинки отнеслись к «измене» очень плохо, но Кобзон все-таки сделал выбор в пользу некоего срединного жанра — между эстрадой и оперой, между массовым искусством и академическим каноном. На выбор повлияло да и то, что Кобзону в отличие от столичных снобов нужен был постоянный доход, а жанр патриотической песни помой-му обеспечивал прочный доход… Страно, но сначала Кобзон со своим «героизмом» совсем не вписался в советскую эстраду!..

Это покажется необычным, но в 60-е, в эру общего потепления, было принято осуждать певцов за «статуарность», как тогда говорили, — Кобзон вправду ни при каких обстоятельствах не отличался подвижностью на сцене. Осуждали Кобзона кроме этого и за «отсутствие шарма», за «неумение подавать образ» — его выполнение считалось через чур прямолинейным… «Петь душой» — это была фишка советской песенной школы, в особенности за это ратовал Утесов — общепризнанный патриарх, для которого МАНЕРА выполнения означала ВСЕ. Существует легенда, что Утесов, услышав Кобзона, сказал обидную фразу: «Всевышний дал этому юноше голос, но отправил его весьма на большом растоянии». (Самому Утесову, действительно, Всевышний голоса по большому счету не дал. — А.А.) Позднее, действительно, Утесов смягчился: … Как ни парадоксально, но настоящая эстрадность завоевывалась им в противоборстве с могучим голосом… Увидим — все это говорится о человеке, чья исполнительская манера начиная с середины 70-х считалась в советской эстраде канонической, эталонной, а авторитет — непререкаемым… Ничего-ничего, ожидать оставалось очень мало: пройдет мало времени, и мы еще посмотрим, где окажутся все эти эстрадные «трясуны», по меткому выражению Н.С.Хрущева…

НАРОДНЫЙ ПРОДЮСЕР СССР

В случае если кто-то считает, что при СССР для карьеры основное было своевременно приходить на работу и не нарушать партийную дисциплину, тот глубоко ошибается. В советском массовом мастерстве были и негласные правила, и борьба, и вывод «старших товарищей» имело возможность погубить карьеру в два счета, и «вре-емя» тут ни при чем — очень многое определяет простая людская психология…

Кобзон, вместо того дабы обидеться на патриархов, практически забрал измором популярного композитора Аркадия Островского (автора песни «Пускай постоянно будет солнце!»), получая возможности выступить в одном из его концертов. Сначала композитор отказывался, но Кобзон звонил ежедневно. Дошло до того, что супруга Островского по окончании каждого звонка вздрагивала и кричала мужу: «Аркаша, снова это твой студент-вокалист! Как он мне надоел, легко сил нет! Забери трубку!..» Островский сдался.

Затем концерта Кобзона увидели и стали приглашать на другие концерты…

Кобзон еще в те времена владел весьма приличными продюсерскими навыками, как сообщили бы на данный момент. Причем он ни при каких обстоятельствах не опускался до недорогих реверансов — проигрывая в тактике, Кобзон был стратегом, мастером создания Воздуха — любой современный продюсер удавился бы от зависти. Не считая Кобзона, в этом жанре трудились и другие исполнители — Богатиков, Магомаев, Гуляев, Хиль, но в следствии вышел на первые роли все-таки Кобзон.

Феномен Кобзона в том, что он опубликовал, персонифицировал, вывел на сцену безымянный, официозный жанр. Эти произведения были, конечно же, атрибутом пропаганды, но Кобзон попытался внушить слушателю, что эта песня не прерогатива, навязанная сверху, и ты, простой работяга, имеешь такое же право на эту песню, как и на эту страну… Кобзон владел редким бесплатно ОПРАВДАТЬ любую вещь, какой бы лобовой она ни была — при полной, что характерно, личной убежденности.

Совсем мифологизировало Кобзона телевидение. Кобзон был одним из первых, кто попал в советское телепространство — тогда необходимо было петь лишь вживую, без дублей, «набело», что именуется, потому что для того чтобы понятия, как «запись», на ТВ 60-х, конечно, не существовало. Кобзон с его трудолюбием и обязательностью как никто доходил на эту роль. У других могли быть неприятности — с алкоголем, голосом, настроением, Кобзон всегда был в форме.

Неприятности показались позднее: в 70-е попасть на телевидение мешала «пятая графа». На ТВ тех превосходных времен существовала негласная, но весьма строгая установка: «этих» — ни-ни… Сам Иосиф Давыдович говорит, что глава ЦТ Лапин лично «не запрещал» Кобзона, а «кроме того напротив», но старожилы «Голубого огонька» говорили второе. К примеру, в то время, когда номер с Кобзоном в «Голубом огоньке» уже был записан, Лапин вызывал к себе редактора и сказал: «Дабы Кобзона не было!

Для чего нам эти кобзоны?..» При личной же встрече Лапин был приветлив и мил, по-дружески обнимал Кобзона и растолковывал, что пленка была бракованной либо, в том месте, «зажевало», как говорится, но в следующий раз — в обязательном порядке… Непременно…

В те годы пропажа из эфира кроме того ненадолго любой из главных телефигур рождала по стране мгновенные и стандартные слухи: «посадили!», «запретили!», «уехал!» Так, продолжительное НЕпоявление парадоксальным образом оказывало влияние на популярность артиста чуть ли не посильнее, чем ежедневное появление!..

«Последней каплей» было необычное неупоминание Кобзона в титрах «Семнадцати мгновений весны». В свое время большое количество писали о тайных опробованиях психотропного оружия в СССР, но самым замечательным оружием в действительности было советское киноискусство. Нечайно Кобзон совершил первый грандиозный опыт с подсознанием советских граждан — каждая «Матрица» тупо отдыхает. Так как Штирлица в фильме играются в действительности три человека.

Кроме Тихонова это, во-первых, Ефим Копелян: он несёт ответственность за «внутренний» голос разведчика. Кобзон также «играется» Штирлица, но он несёт ответственность за еще более узкий человеческий уровень. Единственная сообщение с Громадной почвой, которая остается разведчику, — это эмоции, мысли; обе песни — это и имеется мысленный диалог Штирлица с Отчизной.

Практически эти песни — подсознание советского разведчика, и «записывались» они на подкорку зрителей не в качестве песен, а чуть ли не в виде неконтролируемого ультракороткого сигнала…

НЕСОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК

Образ судьбы Кобзона, как ни необычно, был весьма далек от советского. Парадокс: обласканный властью артист, казалось бы, должен был перенять от страны все его плохие привычки, но этого не случилось. Кобзон, к примеру, в отличие от большинства отечественных артистов постоянно умёл позаботиться о себе. Еще в советские годы Кобзон осознал, что любовь к Отчизне не свидетельствует бессребреничества, но имеется ли у тебя деньги — это не забота страны, а твоя личная.

Дабы заплатить за первую кооперативную квартиру, Кобзон отправился с концертами по Дальнему Востоку и Сибири. Во второй марафон по стране он отправился, дабы получить на мебель… Слухи о достатке Кобзона! ходили еще в Альянсе: говорили, к примеру, что он приобрел дачу у наследников маршала Рыбалко за семьдесят тысяч рублей… Он первым ввел практику давать до трех концертов в сутки, первым начал исполнять песенные циклы, его концертные отделения продолжались по два часа… Завистливые сотрудники жалко именовали его «проигрывателем» — за то, что он способен петь любой репертуар от песни о Отчизне до «Хава-Нагилы».

Я сам, к примеру, слышал, как Кобзон пел «Мурку»… В действительности Кобзон первым советским специалистом, потому что умел делать в собственной профессии ВСЕ. Он владел свойством превращать песню в эталон, стандарт, в окончательный вариант, и по окончании него — попытайся спой! Расхожий штамп — «привносить в песню собственный» — Кобзон вывернул наизнанку: он как будто бы привносил Общее…

… По окончании развала Альянса Кобзона одно время шепетильно пробовали задвинуть на второй план как одиозный знак времени; задвигали, причем, собственные: чтобы не напоминал об неспециализированной комсомольской весне… Однако Кобзон до сих пор деятельно вторгается кроме того в область, казалось бы, ему совсем не характерную — современную эстраду. Кобзон по-отечески играется в эстрадные игры с отечественными звездами, как кот с мышью, но, иначе, для любителей авангардных штучек лучшей фигуры, чем!!! Кобзон1!, не отыскать.

Для них он уже не столько человек, сколько знак, пения способа и квинтэссенция жизни. Парадокс, но данный самый «Кобзон» сидит кроме того в большинстве нынешних деятелей андерграунда; исходя из этого И.Д. до сих пор есть безотносительным рекордсменом по количеству упоминаний в песнях рок-музыкантов, любой из которых, по меткому наблюдению Кинчева, … в душе — Сид Вишез, а на деле — Иосиф Кобзон:

… Я чувствую всем телом

Мерные колебания земли…

Как будто бы удары молота

Бьют в беспомощный мозг.

Это идет Иосиф Кобзон.

Это идет он…

(несколько «Дубовая роща»)

… Я не слушаю Земфиру, Чичерину и «Сплина»,

Лагутенко, Орбакайте, Преснякова, Кузьмина…

Меня греет средь этих ворон — Иосиф Кобзон.

Это он — мой эталон!

(Юрий Соболев «Бригадный подряд»)

Вот. Не обращая внимания на проглядывающую едкую панк-иронию (такие они люди — все им хиханьки), грубо говоря нельзя не дать согласие.

Контекст либо мастерство быть радостным (Герасичев.В.)


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • Юрий шевчук: «нас спасут искусство и молитва»

    Юрий Шевчук: «Нас спасут искусство и молитва» Знаменитый рок-музыкант Юрий Шевчук не кличет на баррикады, а предлагает договариваться. Перемещение к свету –…

  • Мастерство расставаться

    Мастерство расставаться Трейлер данной комедии открывает титр: От авторов трилогии Любовь в громадном городе. И с коммерческой точки зрения все это,…

  • Мария шумакова: мастерство жить вкусно

    Мария Шумакова: мастерство жить вкусно 23 мая на ТНТ стартует финальный сезон самого откровенного русского киносериала «Сладкая судьба». Исполнительница…

  • Сейчас «мастерство кино» совершит…

    Сейчас «Мастерство кино» совершит открытый показ-дискуссию фильма «Страна 03» В Москве стартует неповторимый кинофестиваль называющиеся « Лучшие фильмы…

  • Борис акунин: «убить фандорина?»

    Борис Акунин: Убить Фандорина? Я прекрасно осознаю, что у всякого человека собственная правда. И в данной правде имеет суть разобраться, чтобы выяснить что-то ответственное…

  • «Бурлеск» травмировал актеров

    «Бурлеск» травмировал актеров В российский прокат выходит потрясающий американский киномюзикл «Бурлеск» с мегазвездами – Шери Кристиной Агилерой. Все…

  • Юрий лужков: «одиночество меня не выручает»

    Юрий Лужков: Одиночество меня не выручает Мало кто больше на виду, чем он. Думается, что вся его кипучая судьба публична — от регулярных объездов вверенной…

  • На «факторе а» пугачева внесла предложение киркорову ее… облаять

    На «Факторе А» Пугачева внесла предложение Киркорову ее… облаять Закулисье очередного съемочного дня музыкального проекта канала «Российская Федерация 1». Прошел четвертый…