Ирония судьбы александра ширвиндта

Ирония судьбы александра ширвиндта

Ирония судьбы Александра Ширвиндта

Худрук известного столичного Театра сатиры Александр Анатольевич Ширвиндт снаружи постоянно казался воплощением образа хорошего советского интеллигента.

В кино и на сцене ему подвластен любой образ, не считая, пожалуй, отрицательного храбреца. Подводит необычное ширвиндтовское обаяние. И если он ловелас, то таковой красивый, что самые ревностные борцы за домашние устои, с утра до ночи изводящие собственных благоверных одними лишь подозрениями, готовы забыть обиду ему воспевание супружеской неверности.

Отыщем в памяти его Феликса из «Еще раз про любовь»: помой-му сугубо негативный персонаж, но в интерпретации Ширвиндта вызывает щемящую жалость. Разве возможно не обожать милейшего Павлика из «Иронии судьбы», а ведь всего-то он и сделал, что напился до беспамятства.

Актер весьма органичен в любой роли. Уж если он британский джентльмен, то на зависть любому подданному Ее Величества, в случае если ресторанный пианист — то поразительно узнаваемый представитель распространенного в период СССР племени нагловатых лабухов.

— Опасаюсь, Александр Анатольевич, вопросы об «Иронии судьбы» вам изрядно надоели, но осознайте и вы меня: разговариваем-то перед самым Новым годом.

— Валяйте смело. Я кроме того кокетничать не стану: не надоел мне ни данный фильм, ни все то, что с ним связано.

— Вы имели возможность себе представить, в то время, когда принимали участие в съемках, что лента станет эпохальной, а приверженность ей — отличительной чертой советского человека независимо от пола, возраста, страны и национальности проживания? Фильм стал кроме того не нервом поколения, скорее — его хребтом, позвоночником. Таким и был замах его создателей?

— Боже упаси. Мы подарить людям праздник, совсем без политики, что по тем временам было много, желали, чтобы лента оказалась радостной, хорошей, вот и целый замах. Все другое — случай, везение. Я, кстати, для себя в далеком прошлом осознал, в чем секрет для того чтобы успеха картины.

Бывают фильмы, где узнаваемы актеры, бывают — режиссеры, их почерк, творческая манера, а в данной ленте — правильная узнаваемость советского, да и нынешнего русского быта. Потому он так любим и сейчас, потому и лег так на души людей. В этом обстоятельство его долголетия, на данный момент именно празднуется юбилей «Иронии».

— А для вас лично, при огромном количестве сыгранных ролей, работа в этом фильме чем-то очень значима?

— Нет. Тут второе. Мы в далеком прошлом и хорошо дружим с Эльдаром Александровичем Рязановым, я снимался во многих его фильмах и с наслаждением об этом вспоминаю.

Работа в «Иронии судьбы» — не исключение. Я ни при каких обстоятельствах не имел возможности и до сих пор не могу ему отказать, независимо от количества предлагаемого материала. У него достаточно узкий круг актеров.

Он снимает людей, подходящих ему профессионально, но и обязательно лично красивых. Исходя из этого у него совсем особенная воздух на площадке (я в семи его картинах снялся). У него воздух свободы творчества, что во многом растолковывает успех его фильмов.

Имеется режиссеры, у которых запятую в тексте поменять запрещено, это невыносимо, а Эльдар допускает и поощряет любую импровизацию, он демократ. На площадке приветствуется шутка, розыгрыш, а от режиссеров-диктаторов мне сходу хочется линять. И в то время, когда «Иронию» снимали, мы неизменно что-то совместно выдумывали, дополняли.

— А в вашей жизни Новый год — значимый праздник?

— на данный момент, в связи с тем, что праздничных дней делается меньше и меньше, — легко основной.

— А из-за чего праздничных дней делается меньше?

— А из-за путаницы со сменой строев и от возраста. Отмечаю дни рождения оставшихся в Новый год и живых друзей. По юности были у нас какие-то шуточные тусовки постоянные, а на данный момент все это ушло.

Добраться бы до дачи, встретить в семейном кругу да досидеть до середины «Огонька», чтобы лишь сил хватило, вот такие в наше время праздничные дни.

— Александр Анатольевич, дабы закончить с «Иронией судьбы», сообщите: вот вы заложили фундамент всесоюзной традиции 31 декабря ходить с приятелями в баню, а сами-то вы попариться любите?

— Вот сравнительно не так давно ходил. В ту же самую, ставшую узнаваемой. на данный момент снимается фильм «Ирония судьбы — 2». Я позвонил Эльдару, задал вопрос, что это такое, он растолковал, что в далеком прошлом дал все права на откуп второму продюсеру.

Я сперва сопротивлялся, сюжет показался мне необычным, поскольку в нем действуют дети Нади и Жени Лукашиных, внук Ипполита, мне это не весьма понравилось, но меня уговорили. А начинается в том месте все снова с отечественной бани. Снова в том месте мы с Сашкой и Мягковым Белявским, вот лишь Жоры Буркова уже нет с нами…

— А все-таки, не по обязанности, баньку любите?

— Весьма обожаю. Но меня уже, понимаете, время от времени пускают, время от времени нет. Вот не потом как день назад попытался, зашел, а позже продолжительно думал, выйду либо не выйду.

— Беседы об антагонизме в мире театра и кино в далеком прошлом набили оскомину. А для вас, мне думается, дружить — любимое занятие, жизненное кредо.

— Вы правы. Я — человек бесконфликтный. Я, по сути собственной, совсем не соответствую занимаемой должности. Художественный руководитель должен быть совсем другого нрава. Это — отдельная профессия, с режиссурой — ничего общего.

Я мало знал людей, каковые удачно объединяли бы в себе две эти профессии, а я уже весьма в далеком прошлом в мастерстве. Таким был Валентин Плучек, таков Марк Захаров, Сережа Арцибашев. Им удается использовать и кнут, и пряник, а у меня это не получается.

— Вы используете, как я осознаю, лишь пряник…

— А у меня и пряников мало, времена непростые.

— Но склонны вы к прянику не оттого ли, что у вас через чур много друзей среди подчиненных? Вы же обожали всякие радостные компании, застолья, тусовки?

— Ну, было, само собой разумеется, не стану скрывать. Мы были такие завсегдатаи всех капустнических дел в театра. У меня была собственная команда друзей-актеров, все — приблизительно одногодки, лишь Зиновий Ефимович Гердт был постарше.

Трудиться мы умели, отдохнуть — также. Кстати, как раз с Зямой у меня были самый родные отношения. на данный момент они длятся с его семьей, с женой Танечкой. Друзей же не покупают. Они появлялись когда-то, в юные годы и в молодости. Стаж отечественной дружбы с семьей Гердта — 50 лет. Данный круг друзей из года в год, с каждым новым годом, все сужается и сужается.

Вот уже нет с нами ни Гриши Горина, ни Зямы, ни Андрюши Миронова…А ведь компания-то отечественная была не такая уж и бессчётная. Но все-таки была, а на данный момент и осталось-то от нее — раз, два и обчелся.

— Имеется еще всем узнаваемый пример вашей дружбы с Михаилом Михайловичем Державиным, заодно и об эстраде поболтаем.

— Ну, это уже патология, столько лет и столь тесно. А эстраду я весьма обожаю как всю жизнь и явление ратовал за то, что она в мастерстве отнюдь не второразрядна, а полностью равноправна. Однако все происходящее сейчас в отечественном жанре, что именуют разговорным, меня дико бесит. И я стараюсь дела с заправилами отечественного цеха не иметь. Приглашений масса, но я в этом не участвую. В советское время существовала цензура на эстраде, это, конечно же, весьма не хорошо. на данный момент ее нет, свобода.

Имеется гениальные, превосходные люди. Вот сравнительно не так давно вышел новый театральный издание называющиеся «Станиславский» — превосходное издание, попадется — в обязательном порядке купите.

— Обязательно, Александр Анатольевич.

— В том месте имеется рубрика «Сотвори себе кумира». Более либо менее знаменитостей задают вопросы: «Кто твой кумир?» Табаков отыскал в памяти превосходного чтеца Дмитрия Журавлева, а я ответил: «Галкин». И написал о нем. Максим полагал, что я буду иронизировать, а я уверен, это — феномен. В его годы, без актерского образования, он такое может!

Однако начинается тиражирование, некая заезженность, но его раскрепощенность, находчивость, остроумие меня восхищают. Имеется такие люди на эстраде, но необходимость мелькать везде круглосуточно придает им оттенок случайности. Цензура — страшная вещь, но были и превосходные, умные, культурные ре-дак-то-ра, сейчас же все дано на откуп продюсерам.

А им нужна ноги и морда от ушей, за месяц звезду вылепят.

— В прошлые времена были актеры, обслуживавшие власть. Михаил Кирилл и Ульянов Лавров заседали на партийных съездах. Позже кое-какие ваши сотрудники находились около Ельцина на танке, защищая народовластие, другие пошли к Зюганову.

на данный момент ваш приятель Марк Захаров — член Общественной палаты, Алексндр Калягин письма пишет в поддержку Путина и театрик собственный приобретает. А вы о собственном театре, выходит, не волнуетесь, кто о нем похлопочет, если не художественный руководитель?

— Вы понимаете анекдот про яйца?

— Да я их, открыто говоря, большое количество знаю, не уверен лишь, что для печати.

— Мой подходит. И говорю же вам, что цензуры нет.

— Ну, давайте рискнем, Александр Анатольевич.

— А он маленький. И по большому счету он про Тито. В то время, когда его задавали вопросы, как это Югославия помой-му в социалистическом лагере, а помой-му и нет.

И он отвечал: «Югославия — это как яйца при половом акте. Они участвуют, но не входят». Это про меня.

Я ответил на ваш вопрос?

— Аллегорически.

— Ну, что вам добавить? Инакомыслящим я ни при каких обстоятельствах не был. Материл, как все, коммунистов на кухне.

Особенным карьеристом я также не был, вот и не лез.

— Вы начали преподавать в театральном училище спустя два года по окончании завершения учебы в нем. Как это оказалось?

— Я уже давно в том месте, сейчас профессорствую.

— Да, с 1996 года.

— Вот сравнительно не так давно у нас был вечер встречи, и в том месте я с ужасной грустью узнал, что по окончании Этуша я самый ветхий педагог в училище. А оказалось так. Преподавал у нас превосходный артист Аркадий Немировский, он обучал нас фехтованию, будучи в прошлом чемпионом Москвы. Я с ним дружил.

Рубен Николаевич Симонов именовал его «лучшим актером среди шпажистов и лучшим шпажистом среди артистов». Аркадий поссорился с ректором, его выгнали с работы, и я его заменял. Так и началось.

— Преподавать любите?

— Обожаю. Я по большому счету обожаю все направления собственной деятельности. И театр, и кино, и эстраду, и училище…

— А в том месте девушки молоденькие, господин Ловелас…

— безупречная репутация и Возраст — лучшая защита от ваших намеков, господин Провокатор!

— Допустим. Но трудитесь-то вы довольно много, хоть и жалуетесь на возраст.

— Я — трудоголик.

— Это вы с гордостью?

— Нет, это неприятное, неинтересное слово, но я — трудоголик. Я так как не для дохода… И еще я — весьма необходимый человек.

— Вы с сигарет на трубку перешли, чтобы ученицам больше нравиться?

— Я на трубку перешел 40 лет назад.

— А преподаете 50.

— Уже не помню. Тогда, возможно, только для солидности. Ни хороших трубок, ни классного табачка тогда не было.

— Известное горинское четверостишие не забывайте? От Москвы до самых до окраин, С Южных гор до северных морей, Ширвиндт всем народом обожаем, Не обращая внимания на то что он… артист!

Вам на это препятствие когда-нибудь приходилось натыкаться?

— По-большому — один раз, в юности. Началось «дело докторов», под сурдинку и меня решили турнуть из училища. Тогда меня с трудом спас один из педагогов, Дмитрий Николаевич Журавлев.

В будущем мне это очень не мешало.

— Вы давненько в Израиле не гастролировали.

— По Израилю мы пошастали большое количество. Но у меня принцип: с двумя стульями не гастролируем, давай полный реквизит и полный состав. А антрепренёры и продюсеры требуют сократить, сэкономить, запрещено ли, дабы не 20 человек, а три, и без того потом.

Так я трудиться не желаю. Ни как эстрадник, ни как художественный руководитель со своим театром.

— А что новогодний артист предпочитает за новогодним столом?

— В противном случае же, что в фильме. Фаршированную рыбу, шпроты, частик в томате. У моего ветхого приятеля Миши Швыдкого дача по соседству, я ему сообщил: готовь, дескать, сайру, бычки.

Вкусы у меня с того еще времени, у него, к счастью, аналогичные, также обожает всю эту ср-нь, благо на данный момент это все приобрести не неприятность.

— Что ж, с Новым годом вас, Александр Анатольевич! Здоровья вам и долголетия. Смотришь, выйдет и «Ирония судьбы — 3»…

— В случае если лишь по иронии судьбы. Благодарю! И поздравляю вас и читателей «МИГа». И вам — мира и здоровья!

Ирония судьбы, либо с легким паром! Серия 1


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: