Ирина апексимова: безбашенная кармен

Ирина Апексимова: безбашенная Кармен

В сериале «Генеральская внучка» канала ТВЦ популярная актриса Ирина Апексимова играется очаровательную даму-майора Александру Николаевну Старкову, которая как в сказке разоблачает столичных преступников.

— Ирина, что вы имеете возможность расссказать об этом сериале, о вашей героине?

— Моя героиня – самая простая дама, которая трудится следователем. Любая серия Генеральской внучки – отдельная история очередного правонарушения, которое ей приходится расследовать.  Меня в этом проекте привлекло то, что, во-первых, эта история жизненная, настоящая.

Притянутого за уши в «Генеральской внучке»  мало. И, во-вторых, само собой разумеется, режиссёр и мои партнёры. С ними у меня сложились красивые отношения, мне было весьма комфортно трудиться.

Ну и последнее – майора милиции я еще не игралась.

– В отличие от вашей героини, которая отправилась по родительским стопам, вы дама, которая «сама себя сделала», а про таких говорят: упёртая…

 

Я «сделала сама себя» только в том смысле, что от рождения не имела известной фамилии. Было нужно пробиваться без нее. Но упертость в характере имеется. В случае если что задумала, получаю всеми верными и неверными методами. Надеюсь, неизменно праведными.

Все мои планы и дела – это не интриги. Это пьесы либо фильмы… в чем осознаю, то и делаю.

 

Ирина апексимова: безбашенная кармен

– в один раз вы сообщили о себе «глава паники»? В каком смысле?

– В таком: затевая проект, завожу людей. Но на нервах не хожу, всех не накручиваю – лишь передаю идеей. И слежу, дабы верили, что все окажется.

А потому, что в большинстве случаев результат успешный: даем пьесы, люди берут билеты – значит, передаю верно.

– Лицо наряду с этим держите уверенный в правоте?

 

Ни при каких обстоятельствах не «держу лицо». Я такая, какая имеется. Просто не скрываю веры в успех.

А до тех пор пока ее нет – по большому счету ничего не затеваю.

– Вы человек эмоциональный?

– Не без того… Планируя на интервью – я их редко даю – решила: в случае если спросите: «Говорят, вы холодная стерва, такая-сякая, это правда?» – отправлю на три буквы и уйду! Ну, не могу я больше на бредовые вопросы отвечать! (Смеётся)

– Говорят, вы имеете возможность трудиться 24 часа в день?

– Лгут. (Опять смеется.) Да, могу трудиться большое количество, но не всегда. Желаю отдыхать, прекрасно смотреться, высыпаться. Я обычная, ничего особого. Разве что, пожалуй, более терпима к чужим людям, а не к близким и родным. Не редкость, осознаю: пора сообщить чужому что-то резкое, он, мягко говоря, не прав.

Но терплю, сохраняя надежду, что он опомнится. Со собственными, увы, так не получается, срываюсь. Не смотря на то, что… на то они и собственные. За это и должны так вот жить со мной…

– Вы суеверны?

– Профессия обязывает. Не выхожу на сцену, не перекрестившись. В случае если рукопись пьесы упадет, в обязательном порядке сяду на нее, в противном случае – по актерским суевериям – провал.

– Сравнительно не так давно на экраны вышел фильм-сказка «Книга мастеров» с вашим участием, на данный момент на ТВЦ заканчивается сериал «Генеральская внучка», вы большое количество трудитесь в антрепризах. Все складывается удачно. А давайте отыщем в памяти  детство… Ваше самое радостное воспоминание из него?

– Одно? Не окажется. У меня все детство – радостное советское. Жила в красивом Сталинграде. В то время, когда слышала, что он именовался Сталинград, обижалась, что переименовали. Не знала, что Сталин – чудовище, а людям не хорошо живётся, нет еды. Получала образование прекрасной школе имени Ленина, ездила на гастроли с родителями… радостное детство! В то время, когда общаюсь со сверстниками, они изумляются: «Ну ты бревно!

Ты что, не знала о миллионах замученных в застенках? Ты же еврейка, должна была знать, по-второму расти!» – «Да, еврейка, не скрываю. Но в юные годы, не считая смешных рассказов про пятый пункт, ничего антисоветского не слышала. И что?» Я собственного детства не стыжусь. И уверена: человеку легче жить и трудиться, в случае если детство было радостным.

Он более прочный, защищенный, обычный.

– Иудейские ваши корни – из Одессы?

– Отец, мама, все родственники оттуда. По линии папы – 2-я и 3-я станции Фонтана, мамины – Дерибасовская, угол Торговой. Росла в историческом центре города, в том месте были все мои.

А на данный момент практически никого.

– Шутки для продемонстрируйте одесский выговор?

– Боже ж мой! (Смеётся) В то время, когда беседовать по телефону с кем-то из Одессы, сходу начинаю: «Да? Шо ты говоришь? Куда отправилась?

И шо? Ой, Любонька, мамонька!..»

– Для дочери какое будущее готовите?

– Даше 14 лет, что я могу сообщить о её будущем? Актерской судьбы не хочу… знаю по себе, что такое «комплекс нехорошей мамы». Так как из-за профессии вижу дочь меньше, чем нужно. Вдобавок, часто сижу и думаю: мне 43, трудиться лицом, за которое будут платить, осталось лет пять. Дальше ролей будет меньше. А в материальном смысле судьбы очень многое – на мне.

Из этого пожелание дочечке заняться чем-то еще – не зависящим от внешности и возраста, мечта, что по окончании академии хореографии Даша отправится в денежную… Но – дочь безотносительный гуманитарий, финансиста из нее, опасаюсь, не выйдет.

–А вы в школе как обучались?

–не забываю, в мои школьные годы маме позвонил друг: «Как ваша Ирочка закончила год? У отечественной Леночки – ни одной четверки!» Мама, нормально: «У отечественной Ирочки – также». Пятерки приобретала лишь по физкультуре и пению. У дочери лучше. Не смотря на то, что она также шалопайка – и слава всевышнему!..

Не знаю, станет ли балериной, но для неспециализированного развития академия хореографии дает довольно много.

– Вы росли радостной, беззаботной. Но на актерское отделение МХАТа поступали настойчиво, уперто, с третьей попытки…

– Наряду с этим наивной дурочкой не была. Благодаря родителям знала, что театр не только овации, это каторга, но… хотелось! В то время, когда первый раз провалилась, стыдно было возвращаться. Но возвратилась – в Одессу. По окончании второй неудачи – в Сталинград.

А в третий раз ехала поступать, уже имея приглашение в Ростовский театр музкомедии – на ставку балерины из кордебалета, с квартирой. Ехала с легкой душой: поступлю – прекрасно, нет – буду трудиться в Ростове.

– Появились вы 13 января, в Ветхий новый год. Самое броское воспоминание о Новом годе, тем более, что данный праздник уже прейдет скоро? 

– Первый курс школы-студии МХАТа, в то время, когда отечественная общага гуляла совместно со щепкинской.  Братание, безумства: гуляй, рванина! Прыжки из окон третьего этажа в сугроб: «Э-э-эх!» – и вниз. К слову, года два назад познакомилась на каких-то съемках с артистом, играющим в эпизоде. Он необычно на меня взглянул, через несколько часов подходит: «Ира, определишь?» – «Нет. А обязана?» Через час он опять: «Даю намек: 86-й новый год, общежитие МХАТа. Определишь?»  С интонацией: ты не можешь не определить!

А я не в том возрасте, дабы забыть ответственное, которое связано с мужчиной. Он: «Отыщи в памяти: отрыли дверь между Щепкой и Мхатом… не определишь?!» Мне совсем худо: «Нет! Что между нами было, колись!» – «Я тебе полтора часа стихи просматривал!» Уф-ф-ф, думаю, мало ли кто мне стихи просматривал!

Вот если бы я тебе полтора часа их просматривала – тогда бы запомнила!

– Валера Николаев, будущий муж и ваш сокурсник, прекрасно стихи просматривал?

– Великолепно. 

– Чем он завоевал вас?

– Не знаю. Влюбилась – и все. (Пауза). Валера обожал и умел делать прекрасные поступки.

Как-то на безденежье реализовал собственные лучшие штаны,дабы сводить меня в первоначальный кооперативный ресторан. Умел заботиться лихо – я это высоко ценю. (Пауза). Многие девушки, глядя на мужчин, подсознательно сравнивают их с папой.

А у меня шикарный папа, душа компании, выдумщик, весёлый. Валера, возможно сообщить, забрал еще и сходством с папой…

– Брак с Валерой – уже в прошлом.  Не потому ли, что актерские браки – они, как вычисляют, менее прочные?

— Нет. Считаю, что прочность брака не зависит от профессий. Актерские пары в этом смысле не отличаются от пары докторов.

Либо продавщицы и слесаря.

– Не думали сохранить брак с Валерой из-за дочери?

– Имеется вывод, что сохранять семью для детей довольно глупо: дети все равно не оценят, а лучше им, глядя, как родители ссорятся ежедневно, не будет. Тут я согласна. Вдобавок, прекрасно не забываю, что мама не вышла замуж второй раз из-за моей ревности к ее избраннику.

Вывод детей в таких вопросах не всегда должно быть решающим. Не смотря на то, что… лично мне принципиально важно, дабы у мужчины и дочери, что мне нравится, были взаимопонимание и приязнь. на данный момент с этим – тьфу-тьфу, порядок.

– Какая черта в мужчине – конкретно, в вашем сегодняшнем избраннике – вам более всего по душе?

– Пожалуй, чувство юмора. Особое, хорошее, хорошее.

– Неприятели у вас имеется?

– Надеюсь, да. Неприятелей нет у тех, кому не в чем питать зависть к, кто ничего из себя не воображает.

– Неприятели – плата за популярность?

– Скорее, за везучесть. И за темперамент. Плодить неприятелей не желала и не желаю.

Но в случае если кто-то осознал меня превратно и сделал вывод, что я ему неприятель – на здоровье!

– Депрессии бывали?

– Бывало нехорошее настроение от усталости либо другого. В то время, когда оно накрывает, покинуть меня в покое. И сама никого не трогаю.

Кроме того дочь – опасаюсь передать ей собственные нелады, сорваться, расстроить, сделать ей не хорошо. Собственного рода техника безопасности в общении с родными. 

– С чего у вас утро начинается?

– С подъема дочери. Бужу, подгоняю, отвожу… такое вот хорошее утро.

– Вам больше нравится одежда тёмного цвета – из-за чего?

– Она мне идет. Уютно, комфортно, цвет не маркий. А основное: у меня практически не бывает, дабы утром оделась в одно, уехала, по окончании забежала к себе, переоделась.

А в тёмном могу репетировать, позже зайти в кафе либо на коктейль… в пир и в мир. Одежду русских дизайнеров не беру – не нравится и всё тут. Нравится дорогая импортная.

Не смотря на то, что на мне на данный момент тёмная маечка за 230 рублей. Приглянулась, приобрела, надела. Подход обычного человека.

– Лицо – инструмент актера. Срок его работы часто продлевают пластическими операциями. Ваше к ним отношение?

– Не планирую их делать. Не вследствие того что до тех пор пока прекрасно выгляжу. А по причине того, что, видя дам, сделавших такое, подмечаю: их лица стали однообразными, схожими между собой. Это не хорошо.

Актриса обязана беречь уникальность лица больше, чем его юность. Вот, Алиса Фрейндлих… не знаю, делала ли она пластику, но красивая женщина!

– В то время, когда выходите в свет, и другие мужчины провожают вас взором, оценивая, возможно, не как актрису, а как даму… ваша реакция?

– На меня довольно часто оглядываются только вследствие того что мое лицо знакомо. Я не могу толком различить: оценивают, как даму, либо , кто такая. Гадать над каждым взором – голова треснет. Не смотря на то, что сначала было приятно…

– Какие конкретно цветы любимые?

– Подсолнухи. Да и семечки грызть также обожаю.

– Одна из ваших самых известных ролей – Кармен. Какая черта в ней – самая близкая вам и исходя из этого дорогая?

–  (Гортанно, как Кармен) Не-э-эт! Не знаю!.. Возможно… безбашенность!

– Собственную безбашенность осуществляете контроль?

– Стараюсь.

— А за любимого человека в драку полезете?

– Были случаи, дралась. По причине того, что сохраняла надежду и сохраняю надежду: он также за меня полезет, не долго думая. На то и любимый.

– Ревнивы?

Безумно ревнивая. Но ревность не показываю. Первые 180 секунд. Позже – берегись!..

Не лучшая черта в моём характере, но бороться с ней невозможно.

– Ваш сегодняшний избранник вас ревнует?

– Надеюсь, да! И я могу за это устроить ему безумную сцену. Но пускай ревнует! Такое вот правило общения со мной. 

 

Разговаривал Дмитрий Сергеев

Ирина АПЕКСИМОВА А мне Одесса — девочка


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: