Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Интервью

Интервью

Интервью

Интервью

Игорь Савочкин — человек огромного внутреннего обаяния. Как актер он трудолюбив и пользуется спросом: снимается в кино, рекламе и клипах. Но количество его работ не воздействует на их уровень качества.

Глядя на его персонажей, веришь в то, что для настоящего актера не бывает мелких ролей. В сериале «Громовы» у него была второстепенная роль — роль вора Толяна, но как раз благодаря достоверности, неоднозначности и узнаваемости аналогичных персонажей, кроме того отрицательных, телезрители становятся поклонниками сериалов… Игорь грезит сыграть шекспировского Клавдия и убедить зрителей в том, что этому человеку, циничному и ненавидимому, свойственны трагизм, психологичность и величие.

А ведь сыграть роль антипода главного храбреца так очень сильно и убедительно, дабы он стал увлекателен не меньше принца Гамлета — задача не из несложных. И мы хотим ему в этом успеха. Все ваши поклонники, за отсутствием полноценной информации, интересуются откуда вы родом? В какой семье выросли? Какой университет заканчивали? С чего, фактически, началась ваша актерская карьера? Я из Саратова. Сперва окончил школу, после этого технический вуз, полтора года трудился инженером.

В двадцать четыре года поступил в Саратовскую национальную консерваторию на театральный факультет. Причем, ни при каких обстоятельствах не считал, что стану актером. Мой папа окончил Столичный Университет Культуры, трудился в областном управлении культуры в Саратове, после этого — главой саратовской редакции газеты «Труд», другими словами лишь он в отечественной семье был каким-то образом связан с культурой. А в то время, когда я получал образование первом университете, папа моего приятеля — режиссер — собрал театральную студию.

Это было в первой половине 80-ых годов XX века. Приятель мне говорит: «Отправимся в театральную студию!» Я отвечаю: «Да ты с ума сошел!» (Радуется). Я по большому счету хулиганом был, с театром отношения как-то не складывались. Другими словами в юные годы вы не грезили стать актером? Нет, нет, нет. Ни при каких обстоятельствах! В то время, когда задавали вопросы: «Куда отправишься обучаться?», отвечал: «Да кто его знает, в армию отправлюсь!» Была у нас «бригада», планировали с приятелями в парке. Драки были, детская помещение милиции — чего лишь не было.

В этот самый момент внезапно такое предложение! У нас состоялся продолжительный разговор с Владимиром Захаровичем Федосеевым, отцом моего приятеля (он продолжительное время трудился режиссером в Саратовском ТЮЗе, а на данный момент преподает историю зарубежного театра на театральном факультете). Я пришел в театральную студию, занимался в том месте два года. Отечественный мастер начал набирать собственный курс в консерватории на театральном факультете.

А раньше было Слоновское училище, которое заканчивали Евгений Миронов, Конкин, Янковский. И, вот, собрали курс. Я в тот момент обучался на четвертом курсе другого института (технического института — прим. авт.). И все-таки решил поступить в театральный. Но мама сообщила, дабы я сперва окончил первый вуз, и уже позже шел, куда желаю.

Тогда я весьма желал кинуть первый университет, поскольку почувствовал, что театр мне увлекателен и близок, но, все-таки, окончил его (радуется). Раньше не было возможности обучаться в один момент в двух университетах, плюс молодому эксперту необходимо было пройти отработку. Театральный я закончил в 1991, и меня сходу пригласили в Столичный театр «На досках» к Сергею Кургиняну. Я приехал, показался.

Первый спектакль сделали ставку на улице Герцена, в Столичном театре МГУ, потому, что собственного помещения у нас не было. Еще трудился в театре «На Покровке», на саратовской радиостанции «Ностальжи» диктором прямого эфира. А на данный момент вы играетесь в театре? Нет, на данный момент я в театре не играюсь — тружусь у Тимура Бекмамбетова.

Занимаюсь озвучанием, съемки какие-то происходят, приглашают от «Базелевса» («Базелевс продакшн» компания Тимура Бекмамбетова — прим.авт.). Снимался в роликах «Дневного Дозора», снимаюсь в рекламе и занимаюсь постпродакшеном. Работа не очень творческая, но, потому, что съемки у меня происходят, ощущаю себя отлично. А вы желали бы играть в театре? Честно говоря, кроме того не знаю. Я трудился в театре у Арцибашева «На Покровке», в театре «На досках». В общем итоге около семи лет.

Но я ходил в театры, наблюдал и оценивал для себя пьесы. Единственный, кто меня устраивает по правде существования и моему ощущению театра — это Гришковец. С ним бы я поработал с наслаждением! Я взглянул все его пьесы: это нужно видеть, как он держит зал, как близок он к зрителю. Я сидел и осознавал: это же про меня! (радуется). На его спектаклях ты начинаешь ассоциировать себя с тем, о чем он «говорит», и это здорово!

Был в «Театре Станиславского», в театр «На Таганке» ходил. Что могу сообщить? Режиссер должен быть важен за то, что он делает. И я бы не желал трудиться у для того чтобы режиссера, что формирует пьесы лишь на потребу публики. Для чего это делают?

Для правды судьбы?! Правда жизни в театре содержится не в этом. Если ты делаешь какую-то вещь, ты обязан это оправдать — концептуально, в линии спектакля, в линии роли актера. Это должен быть клубок переплетений. А в то время, когда создается спектакль лишь для «ха-ха», я этого не осознаю. Возможно по причине того, что меня так воспитали. Действительно, в то время, когда мы были студентами, нам растолковывали, что отрицательный итог — также итог.

Мастер мне сказал: «Досиди до конца спектакля и взгляни, как не нужно делать». В то время, когда классику начинают по максимуму перерабатывать под современность, мне это также не ясно. Имеется произведение.

Если ты уважительно относишься к автору и желаешь его как-то поменять под себя — сделай полную собственную интерпретацию! Интерпретацию с твоей твёрдой позицией. Либо по большому счету напиши второе произведение. Игорь, сообщите, прошу вас, имеется ли у вас любимый персонаж, которого вы желали бы сыграть? Имеется таковой персонаж. Я бы с наслаждением сыграл шекспировского Клавдия (персонаж пьесы «Гамлет» — прим.какое количество.).

Не Гамлета, в частности Клавдия, поскольку считаю, что он не меньше сильный и ужасный персонаж. Они связаны между собой, они должны быть на равных. К примеру, у того же Арцибашева весьма занимательная концепция.

Но король Клавдий не должен уступать. В случае если брать историческую обстановку того периода, серьёзны как раз династические понятия, с которыми люди жили, и по-второму себе жизнь не воображали, по причине того, что это было у них в крови. Клавдий совершил данный поступок в первую очередь из-за любви к Гертруде (мать принца Гамлета — прим.авт.), не для власти как такой, не смотря на то, что и власть имеет для него значение. В случае если трактовать роль Клавдия так, она окажется полноценнее и трагичнее.

По причине того, что, к примеру, бокал с вином — это неточность, и тот факт, что Гертруда решила его выпить — ужасная случайность. И он кричит ей, его крик — крик души. В его словах нет холодного расчета, не смотря на то, что Клавдию нельзя отказать в расчетливости.

В первую очередь, это крик, высказывающий его напряжение, эмоции и мельчайшие оттенки его чувствований. Клавдий не злодей, как многие его знают. Он как мой персонаж в «Громовых» — человек, что попал в определенные события и пробует в них существовать. В случае если сделать Клавдия таким, я бы с наслаждением сыграл его роль. А от какой роли вы бы категорически отказались, не стали бы ее играться?

В случае если мне предлагают роль, кроме того роль подонка, с позиции актера я начинаю оправдывать ее для себя. «По школе» так положено. Я бы не стал играть ту роль, которая бы «не задела» меня. Я постоянно ищу изюминку, за что зацепиться.

И, опять-таки, меня так учили: необходимо думать и о внесценической жизни роли, об эпизодах, на протяжении которых персонаж был за сценой. Каждая роль, возможно, увлекательна, если она занимательна тебе лично, если ты можешь в ней что-то открыть.

Я знаю, имеется два типа актеров: одни актеры играются фактически все, что им не предлагают, по причине того, что они просто не смогут не играться, как, скажем, Роберт Де Ниро; а второй тип — актеры, каковые шепетильно перечитывают сценарии и выбирают лишь такие, каковые близки им на настоящий момент по умонастроению и духовному состоянии, как, скажем, Аль Пачино. Вы, как я осознаю, относитесь к двум типам сходу? Конечно, я просматриваю сценарии.

Стараюсь определить всю историю. Во время съемок в «Авантюристке» я попросил полный сценарий. Мне его дали. Мой храбрец появляется в последних четырех сериях, но я осознаю, что обязан знать о том, что происходило в течении всей картины. Так как не имея понятия о его подробностях и сюжете, я не смогу выстроить отношения с персонажем.

Необходимо знать, как и из-за чего персонаж пришел к таким сценам. Мне необходимо настраиваться на роль. В то время, когда обладаешь полной информацией, в то время, когда видишь полную картину, ты можешь апеллировать к любой сюжетной линии. В театре «На досках» у нас был спектакль «Обитаемый остров» (по Аркадий и Борис Стругацких — прим.авт.), где я игрался ключевую роль — Максима Кемерера.

Спектакль шел пять часов и пять мин. без перерыва. Второе его наименование, подзаголовок — «Мистерия разведки». Это была разведка, прогрессоры, т.е. разведка чужой планеты и ее жителей.

Это внешняя разведка. Имеется еще внутренняя разведка — нелегалы. Вот на данный момент Алексей Герман снимает фильм «Тяжело быть Всевышним» — фактически также самое. Довольно Германа. А вы имели возможность бы сняться в фильме, зная, что потребуется большое количество труда, большое количество времени — несколько год?

Да, я думаю, да. Я жалею, что не появился в то время, в то время, когда Герман снимал собственный фильм «Проверки на дорогах» — тогда я был еще через чур мелок. Весьма хороший фильм, мне он весьма нравится.

Весьма интересно играться психотерапевтические человеческие «сломы» — они вне времени. В то время, когда ты ощущаешь, что сможешь передать подобное состояние зрителю, это весьма интересно наблюдать и весьма интересно играться. Имеется ли у вас учителя в кинематографе, на кого хотелось бы равняться, чьи фильмы вы производите перерасмотрение? Мне весьма близок Василий Шукшин. Я наблюдал многие его фильмы. Та действительно, о которой он пробовал поведать, доходит до каждого.

Я бы желал, дабы моя правда так же воспринималась и оценивалась по окончании моих работ. Это прекрасно. Это здорово. Мне нравится Аль Пачино и тот же Де Ниро. У них собственная школа игры, отличающаяся от отечественной какими-то собственными характерными приемами, но это не имеет значения.

Основное, дабы актер смог донести до зрителя, до потребителя как раз то, что желает. Дабы зритель осознал, поразмыслил и прочувствовал. Дабы храбрец картины покинул собственный след и собственный мировосприятие в человеке. И у них это получается. Кроме того над отрицательными персонажами люди вспоминают. Из-за чего Майкл Карлеоне как раз таковой?

Из-за чего? По причине того, что Аль Пачино смог передать все нюансы его людской сущности, отобразить все события так, дабы люди задумались. Принципиально важно продемонстрировать собственного храбреца и с отрицательной, и с хорошей сторон, дабы отправился процесс оценки. Я думаю, это самое основное и в кино, и в театре. Ясно, что развлекательные шоу кому-то необходимы, поскольку люди время от времени желают , дабы ни о чем не думать.

Мне особенно не нравится программа с этими «бабками» («Аншлаг», «Кривое зеркало» пр. — прим.авт.). Я этого не осознаю, по причине того, что мне это просто не весьма интересно. Может, кому-то весьма интересно, кто-то такое шоу обожает. Я не против, пускай существует. Сообщите, Игорь, вы любите просматривать? И имеется ли такая книга, которую вы имели возможность бы дать совет прочесть каждому?

Просматриваю и перечитываю «Мастера и Маргариту» и «Петра Первого». Как-то мой папа положил передо мной роман «Петр I», порекомендовав прочесть. Я взглянул: «Какая толстая книга, плохо!» (радуется).

А в то время, когда начал просматривать, просто не мог оторваться. Так как это был во многом неоднозначный человек. Те способы, которыми он пользовался, ожесточённы, но в то время по-второму легко не было возможности функционировать!

И на протяжении сталинской войны, как мне думается, также не было возможности поступать в противном случае. Мы на данный момент судим — «злодей» — и без того потом и без того потом. Да, злодей, но все равно войну-то мы победили. Да, большое количество людей погибло, но если бы этого не произошло, я не знаю, дабы было на данный момент. Через все нужно было пройти. И мы не можем на данный момент сказать «лучше бы мы проиграли, и было бы все по-второму». И я не желаю так сказать.

Что было — то было. Имеется цепь событий, имеется определенная историческая ситуация, и вырваться из нее запрещено. Нужно поступать как раз так, а не в противном случае. А если бы было по-второму… Возможно, было бы по-второму, но не факт, что это было бы лучше. В «Маргарите и Мастере» также достаточно большое количество сильных вещей. Это Мастер, что говорит о том, что ты должен иметь собственную личную позицию в жизни и отстаивать ее, ты обязан бороться за то, что для тебя свято, то, что ты создал.

В то время, когда у человека имеется определенная внутренняя позиция, ему легче ориентироваться в окружающем пространстве. А в то время, когда ты «шалтай-болтай», тебе нужно будет преодолевать огромные трудности. А вы наблюдали Маргариты «и экранизацию Мастера»? Какое у вас к этому отношение?

Из-за отсутствия времени я взглянул лишь пара серий. Я не согласен. У меня пара второе чувство от выбора персонажей на роли. Я не могу заявить, что Кирилл Лавров нехорошей артист, но в моем представлении Понтий Пилат — это совсем второй человек. Мы с ребятами это обсуждали, говорили на эту тему. Это второй человек, он написан по-второму, это второй темперамент. Возможно, он сделал собственный видение, и режиссер, и актер.

Но написано по-второму. Не тот это, все-таки, человек! В нем должна быть такая внутренняя сила, что, в то время, когда данный человек на тебя наблюдает, ты — цепенеешь. Вот, так написано.

Позже, Воланд. С Воландом также не все так легко, по причине того, что он оказался у Басилашвили через чур тяжеловесным. Воланд — это человек, что знает все: будущее, прошлое.

Это Демиург, вращающий пространство. Не получилось этого впечатления со стороны Басилашвили. Его игра… Он как словно бы тесто месит. У него оказался весьма тяжеловесный человек, а Воланд в романе все делает легко. Он легче, мобильнее, обаятельнее.

Он бывает весьма важным в этот самый момент же сказать что-то потрясающе остроумное, а в фильме оказалась вторая натура. Но это мое видение, я не отрицаю всех преимуществ. То, что смогли — сделали. И, по большому счету, это тяжело — экранизировать таковой роман. Вот у нас в Саратовской драме — одним из лучших пьес считается «Мастер и Маргарита». Довольно много отзывов.

Но, в любом случае, по большому счету очень сложно играться дьявольщину, мистику. И в театре воплощать мистику куда сложнее, чем в кино. Но люди пробуют, делают, показывают собственный видение и отношение. И это похвально, по причине того, что роман в действительности весьма оптимален. «Финиш квартиры 50» — я перечитываю эту главу запоем. Кот, данный совсем демонический персонаж (радуется), вся свита, которая оказывает помощь Воланду крутить эту вертушку времени, событий и всего остального. Обожаю, обожаю эту книгу.

Поведайте, прошу вас, о собственной роли в нашумевшем фильме «Жесть». Обстановка с этим фильмом, в неспециализированном-то, мне до сих пор непонятна. Я игрался Терминатора. Алексей Серебряков, изначально приглашенный на эту роль, отыграл три сцены (они снимались в Крыму) и не известно почему выбыл. Меня безотлагательно позвали в Питер. Воскрестным утром я уехал и в воскресенье же вечером возвратился. На дневном поезде, а ночным возвратился назад в Москву, поболтав с режиссером Денисом Неймандом.

Меня утвердили на роль Терминатора. Все съемки проходили в Питере. Я снова приехал на съемки, отыграл главную часть собственной роли. А на озвучение меня не позвали.

Роль озвучивал Алексей Серебряков. Получается, что я, возможно, был дублером Серебрякова. Говорят, в титрах рядом с указанием роли «Терминатор» стоят две фамилии — Серебряков и Савочкин. Персонаж данный также занимательный. Терминатор, одев эту маску, отгородился от мира и, в силу сложившихся событий, пробует поддерживать порядок как это вероятно.

Он сталкивается с журналисткой и маньяком Мариной, у них происходит человеческое сближение. Я так игрался, по крайней мере. Жесть — это не сталь. Она возможно смята, как и будущее человека. И лишь человеческое отношение друг к другу может «отрехтовать», сгладить эти рубцы.

Это действительно, что вы занимаетесь фехтованием? Как так оказалось, что вы занялись таким редким, уникальным видом спорта? Да, я мастер спорта по фехтованию, выступал на Первенстве России. Я занимался фехтованием десять лет, и данный опыт помогает мне в нынешней профессиональной деятельности. Имеется такое понятие, как «мышечная память».

Так вот, мне это весьма понадобилось. Четыре с половиной года я преподавал фехтование в театральном университете. Не смотря на то, что имеется кое-какие различия между фехтованием в кино и фехтованием в спорте: зритель обязан видеть каждое перемещение, исходя из этого перемещения должны быть отточенными. Игорь, поведайте, прошу вас, о вашей любимой роли, которой вы имели возможность бы гордиться.

Имеется ли такая? Возможно, все же любимая роль — это роль Толяна в сериале «Громовы». Конкретно трактовать данный образ запрещено. В каждом человеке пересекаются нехорошее и хорошее, и в Толяне существует не только чёрная сторона. Да, он не хороший храбрец, около него происходят события, отрицательные с позиций общепринятой морали. Но вы понимаете, существует «человек слова».

Толян как раз таковой. Вопрос «хорошего» слова либо «нехорошего». Если он сообщил: «Буду играться», значит, он будет играться. В случае если сообщил: «Научу в карты играться» — научит. Сообщил: «Три процента (при свидетелях)», значит, в действительности три процента.

Исходя из этого он не имел возможности согласиться Савке, что положил в книгу деньги, до конца не имел возможности. И все поступки его пронизаны в этом замысле «тормозом положения». Преступник имеется преступник. Но, все же, я думаю, одиночество этого волка безрадосно. Исходя из этого в его жизни показался Савка. А как приблизительно выглядит один будний сутки Игоря Савочкина?

Приходится рано подниматься, поздно возвращаться к себе. Ролики, съемки, озвучка… В то время, когда выпадает спокойный сутки, стараюсь посмотреть в театр. Сравнительно не так давно наблюдал спектакль «Сталинградская битва» в театре марионеток Резо Габриадзе.

Волшебство марионеток завораживает. И, на прощание, захотите что-нибудь вашим поклонникам и себе. Что касается поклонников, хотелось бы захотеть, дабы на экранах показалось большое количество хороших и качественных фильмов, каковые бы заставляли зрителей думать, сопереживать храбрецам и, в конечном счете, приносили бы радость и что-то яркое в их жизнь. Ну, а себе, возможно, хотеть ничего не буду.

Буду стараться прекрасно трудиться и делать все возможное, дабы мои работы так же не оставляли равнодушными зрителей. Самое ужасное в жизни, на мой взор, это равнодушие. Хороша и любви!

разговаривал(а) Ася Веровская, Лиля Анисимова

Шнур — об Алисе, рэпе и Познере / Интервью без цензуры


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Комментарии закрыты.