Интервью с димой иосифовым: с новым носом!

Интервью с димой иосифовым: с новым носом!

Интервью с Димой на следующий день: С новым носом!

Премьера детской сказки «Приключения Буратино», мгновенно ставшей национальным хитом, состоялась на протяжении зимних каникул. Было это тридцать лет назад. Будущее разбросала главных героев в мире и наделила различными талантами.

Среди бывших актеров сейчас имеется доктор-педиатр, предприниматель, автор а также кадровый разведчик. И только один из них остался в профессии, в которую три десятка лет назад попал полностью случайно, – исполнитель роли Буратино Дмитрий Иосифов. какое количество же тогда ему удалось продержаться?

Думается, полгода, не меньше. Собственной будущей супруге Дмитрий лгал самозабвенно. Как он доблестно трудится грузчиком на плодоовощной базе, как тяжела эта работа, но как, однако, ему мила: дескать, ты же осознаёшь, любимая, настоящий мужчина не должен опасаться физического труда.

В то время, когда Наталья, спустя пара месяцев, поняла, что в действительности ее избранник – народный любимец из «Приключений Буратино», сначала она очень сильно обиделась. К чему была вся эта конспирация? Он что, решил поиздеваться над бедной девушкой?

Само собой разумеется, нет. Легко за годы, прошедшие по окончании съемок, Дмитрий уже устал от вечного шлейфа собственной детской роли. И всеми методами пробовал отгородиться от образа мальчика с долгим-долгим носом.

А что если в очередной раз выяснилось бы, что новой привычной всего лишь занятно и лестно иметь в ухажерах Бу-ра-ти-но?

Дмитрий: «Лишь недавно меня прекратили выяснять. Где-то лет пять назад закончилось это нескончаемое: «Смотрите, Буратино идет!» Кроме того сам удивляюсь, неужто у меня оставалось что-то общее с моим храбрецом?» Оставалось, оставалось, это я вам совершенно верно говорю. Быть может, сходство не так заметно на фотографиях, но в жизни, на протяжении личного общения, так и ловишь себя на мысли: вот так как, линия, как похож-то!

Дмитрий: «Самое забавное, что сначала меня утвердили вовсе не на роль Буратино. В то время, когда ассистент режиссера встретился со мной в секции фигурного катания, он сделал вывод, что отыскал Арлекина». Со своей стороны, мелкий Дима, увидев на тренировке незнакомца, ни капли не сомневался: это пришел человек из сборной – как минимум СССР – отбирать самых-самых одаренных.

Другими словами его, Дмитрия Иосифова, будущую звезду мирового спорта.

Дмитрий: «Но, к моему удивлению, меня пригласили не в сборную, а на «Беларусьфильм» (мы с родителями тогда жили в Минске). Бабушке, которая водила меня в спортивную секцию, растолковали: нужно такого-то числа доставить мальчика на студию, где будут проводиться пробы для детской сказки – кроме того не сообщили, какой как раз». И так как все имело возможность сорваться из-за кошмара несчастного ребенка, в собственные девять лет в первый раз заметившего в одном месте столько громкого народу сходу.

Дмитрий: «В то время, когда я столкнулся с данной суетой, в то время, когда глаза ослепили осветительные устройства, а меня начали рассматривать и переодевать, я жутко испугался. Сообщил бабушке, что у меня заболел пузо, – только бы лишь увели из этого ужасного места». Но все-таки ему суждено было стать актером: на следующий сутки по настоятельной просьбе помощника режиссера Диму снова притащили на кинопробы.

В этом случае он уже был морально готов к опробованиям а также разрешил надеть на себя костюмчик Арлекина. И был тут же утвержден на роль.

Вверх тормашками Не так долго осталось ждать сказки сказываются, да не скоро фильмы по этим сказкам снимаются. Шло время, а работа над картиной все никак не начиналась. Режиссер Леонид Нечаев по всему СССР судорожно искал мальчика на роль Буратино. Просмотрел тысячи кандидатов, но никто, как казалось, не доходил.

Тогда тот самый помощник, нашедший Иосифова в секции фигурного катания, внес предложение, показывая на Диму: «Посмотрите, юноша помой-му легко запоминает текст. Давайте, пока мы отсматриваем всех отечественных Котов и Карабасов, он им вместо главного храбреца».

Дмитрий: «Так я с ними со всеми и пробовался, зная, что в действительности я буду играться Арлекина. Прошло месяца два, и я, наконец, «призвал к ответу» Нечаева: «Дядя Леня, в то время, когда уже пробы закончатся? В противном случае мне в школу пора». В этот самый момент все начали бешено смеяться: выясняется, съемки в далеком прошлом шли полным ходом.

И не знал об этом лишь я один».

Про необходимость ходить в школу он, само собой разумеется, крикнул режиссеру так – для красного словца. Возможность пропускать занятия была, пожалуй, одним из самых весёлых моментов. Да и по большому счету профессия актера показалась Дмитрию весьма привлекательной – не то, что рутинная работа от звонка до звонка.

Тут возможно днями напролет валять дурака, к тому же и приобретать за это деньги. Легко праздник какой-то!

Дмитрий: «Единственное, что меня очень сильно напрягало, – мой новый шнобель. Так как не было человека, кто знал, как обязан смотреться Буратино, исходя из этого экспериментировали прямо по ходу съемок. Сперва мне приклеивали какой-то гуммозно-резиновый «отросток», позже перешли к более сложной конструкции: резиновая база, которая крепилась к моему носу, а дальше – намерено доставленный из Италии пенопласт (он был не таковой пористый, как отечественный). Протяженность носа также всегда менялась, и это кроме того видно на экране.

В начале фильма Буратино более носатый – отличие сантиметра в два если сравнивать с финальными сценами. Это было связано с мимикой: через чур долгий шнобель мешал мне двигаться, радоваться, хмуриться, да и просто говорить. По большому счету приклеивание носа было безумно занудной процедурой – ежедневно часа по полтора минимум.

К тому же мне всецело сбривали брови и волосы. Но самое страшное начиналось уже на площадке. Потому, что часть съемок проходила в Ялте, было через чур жарко.

Лицо потело, шнобель чесался, а подлезть к нему никак запрещено. Жуть, одним словом».

Больше всех жалела бедного мальчика его мама. Кроме того не так: она яростно выступала в протест того, что ребенка эксплуатируют, не выполняя никаких норм. Дело в том, что мама Димы трудилась научным сотрудником по гигиене и санитарии, другими словами разрабатывала нормативы для трудящихся СССР – как и какое количество трудиться дамам на фабриках, для чего необходимы помещения психотерапевтической разгрузки и что такое моральная усталость. Исходя из этого она честно приходила в кошмар, приезжая на съемки.

Дмитрий: «По КЗОТу дети должны были трудиться не больше четырех часов в сутки, но меньше двенадцати я на площадке не проводил. А в один раз маму кроме того было нужно насильственно удалять со съемок. Снимали эпизод, в то время, когда Буратино висит на дереве вверх тормашками.

И дерево, нужно сообщить, выбрали шикарное: прямо под моей головой был во-о-от таковой каменюга. Мама была неумолима: «Лишь не тут, не на данный момент, и по большому счету придумайте другую сцену». С ней не стали спорить: «Прекрасно, как сообщите, мы в действительности планировали снимать данный эпизод в второй сутки».

И скоро послали ее вместе с администратором за обедом для всей группы. А до тех пор пока мама отсутствовала, быстренько все сняли».

Шишки в плешь О том, что его окружают лучшие актеры страны, Дмитрий, само собой разумеется, не подозревал. Для него все его старшие сотрудника были всего лишь дядями и тётями: время от времени хорошими, время от времени не весьма. Причем с популярностью каждого из них это никак не было связано. Дмитрий: «Мне мама время от времени сказала: «Наблюдай, сынок, рядом с тобой снимается Ролан Быков, он же таковой узнаваемый!» – «Да? – удивлялся я. – А где он игрался?» Я Быкова, соглашусь, побаивался.

Видел, как он заставляет Елену Санаеву по сто раз повторять одну и ту же сцену, дабы добиться только ему понятного результата. А Баадур Цуладзе, что играл роль хозяина таверны, на меня кошмар: во время съемок он так ткнул меня шампуром в бок, что я на долгое время это запомнил. К Владимиру Этушу относился настороженно.

Кроме того в то время, когда он был без грима, я осознавал: вот на данный момент начнутся съемки, и он превратится в Карабаса. Исходя из этого я почувствовал себя в раю, в то время, когда снимали эпизод, где Буратино, сидя на дереве, кидается в Карабаса шишками: я бросал весьма совершенно верно и весьма больно. Этуш в какой-то момент не выдержал: «Срочно уберите этого мальчика! Он же все делает по-настоящему».

Нечаев взглянуть на Этуша и невозмутимо сказал: «Давайте-ка еще один дублик». По всей видимости, также наслаждался от данной сцены».

За работу Дмитрий взял «сумасшедшие» деньги – шестьсот рублей за шесть месяцев ежедневных двенадцатичасовых съемок. Да да и то только вследствие того что Нечаев выбил для главного храбреца персональную ставку. Вдобавок юному актеру заплатили еще и постановочные – также в размере шестисот рублей.

Дмитрий: «Ролан Быков был страшно обижен: из всей съемочной группы самую солидную сумму режиссер «расписал» мне. Ему же, знаменитому актеру, выделили только двести рублей. Об этом конфликте много лет спустя мне поведал Леонид Нечаев». С Нечаевым Дмитрий общается сейчас.

Фактически говоря, как раз благодаря ему Иосифов не только начинал в кино, но и решил остаться в профессии. Так как по окончании школы он планировал поступать в Политехнический университет на отделение порошковой металлургии.

Метр с кепкой В большинстве случаев собеседники Дмитрия по окончании данной фразы почему-то начинают игриво радоваться. «А что тут забавного? Таковой факультет имеется в действительности. И я на полном серьезе планировал в том направлении поступать», – парирует он. Может, оно и без того.

Но история про актера, что подготавливался к экзаменам на отделение порошковой металлургии, а был на курсе у самого Алексея Баталова, сама по себе звучит забавно.

Дмитрий: «Все разъясняется легко. Не смотря на то, что по окончании «Приключений Буратино» были и другие роли, родители не верили, что актерство – это вправду мое. Исходя из этого папа, что трудился инженером в машиностроении, деятельно завлекал меня к «важному» делу.

В то время, когда я получал образование десятом классе, ему поступил заказ от поляков на проектирование какого-либо агрегата. Потому, что я отца весьма уважал, то тут же пришел ему на помощь: весь год делал чертежи – ватманов пятьдесят, возможно, наваял. Поляки, по всей видимости, остались довольны, а мы получили хорошие деньги и положили их в отечественную дачу – таковой домашний подряд.

Так что ничего необычного в том, что я выбрал металлургию, не было. Вот лишь до университета я так и не дошел». По причине того, что (и это знает любой абитуриент) вступительные экзамены в театральных училищах проходят существенно раньше, чем во всех приличных учебных заведениях. И до тех пор пока суд да дело, отечественный храбрец решил попытаться себя в этом направлении.

К тому же Нечаев тогда весьма ему помог – фактически забрал за руку и привел во ВГИК к Алексею Баталову: вот, взглянуть на юношу, думается, он не без свойств.

Парня взглянули, но очень не вдохновились. И наличие либо отсутствие актерского таланта тут ни при чем. Обстоятельство была смехотворной (с позиций окружающих) и мучительной (для самого абитуриента).

На момент поступления в университет рост Дмитрия Иосифова – взрослого уже, кстати, парня – составлял один метр пятьдесят восемь сантиметров.

Дмитрий: «Нечаев тогда выступил моим поручителем. Он решительно заявил приемной рабочей группы: «Мальчик вырастет, я вам обещаю». Так я начал учиться во ВГИКе. Но, не обращая внимания на клятвенные заверения Нечаева, все никак не рос. Само собой разумеется, это послужило предлогом для ужасных комплексов. Девушки, само собой, на меня не обращали никакого внимания.

До сих пор не знаю, в чем была обстоятельство: по всей видимости, какая-то генетическая задержка». Но с